Перейти к содержимому


Фото

150 Этап Литературного конкурса


  • Закрыто Тема закрыта
9 ответов в теме

#1 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 387 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 13 Сентябрь 2015 - 20:00

6f8aec508d0b.jpg

 

Элинорские истории VIII

0_9e171_2ef59575_L.png

Такова тема 150-го этапа литературного конкурса.

В сто пятидесятом этапе Литературного конкурса будут участвовать работы,

присланные до
24:00 27 сентября 2015 года
на указанную в теме электронную почту

lit@tmgame.ru
Правила и условия приема работ на конкурс читаем

здесь.
Все вопросы и обсуждения, связанные с проводимым этапом,

следует размещать

тут

Желаем всем вдохновения!

0_9e171_2ef59575_L.png


  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#2 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 387 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 28 Сентябрь 2015 - 09:12

Работа № 1

 

Невероятная история незнакомца.
 
- Приветствую тебя мой друг! Я вижу, путь далекий был, измотан ты. Присядь со мной за стол, я угощаю.
-Нагор! - воскликнул старый воин.  - Налей ка  пару кружек мёду, не видишь, гость пришел к тебе!
- Сею минуту! Подбежал подносчик и легким движением  вытер стол, поставил утварь и побежал за медом.
Не смотря на то, что гномы не славятся чистоплотностью, в таверне было весьма уютно и тепло. Лишь крики, смех отдыхавших гномов, немного удручали. Эх, знали бы вы, какие все-таки гномы шумные.
- Ну, расскажи, где был, что удивительного повидал?
Путник чуть не поперхнулся, поставил чашу на стол…. 
- Не спрашивай об этом, боюсь я страх пустить народу Элинора! Его запуганные глаза смотрели на пустой стол, руки сжимали кружку меда, будто пытаясь  согреть свои руки. То что видел я – продолжил он -нет…нет  вам лучше этого не знать… 
- Сынок,  пытаешься меня ты запугать? Меня зовут Гродор и повидал я много в этой жизни! 
Ну, хорошо, я расскажу все то, что видел я, но не во сне, а наяву!
-Отправились мы с Ронгором на край Элинора по просьбе Хильгора. Он попросил нас изучить новый пробойник пространства. Шли долго мы, пока заметили, что больше нет лачуг  и гномов хижин. Исследование было начато.   Но не ожидали мы, что наш эксперимент выйдет из-под  контроля, пробойник оказался очень сильным, нас засосало в портал…. похоже, что не в этот мир мы попали, потому, как воздух там пропитан серой и земля, на которой мы стояли, была бледно синяя, а местами кроваво красная. Ронгорд принялся настраивать аппарат и попросил осмотреться и найти дорогу назад, предполагая,  что мы, где то в районе гор кварцевой долины Элинора. Но он ошибался,  как бы я хотел, что бы он был прав… я прошел чуть больше десяти верст на запад, потом обогнул реку вдоль и вернулся к месту нашей дислокации. Ронгорд, мы не в кварцевой долине и даже не в Элиноре,  я никогда не видел этих мест!  - сказал я. Ронгорд почесал бороду… и задумался, наклонившись перед новым детищем Хильгора. Я развел костер, так как оказалось, ночи в этих местах очень холодные. Достали пайки и принялись к трапезе, как вдруг мы услышали взмах… взмах будто птица, очень большая птица пролетела над нами. Мы соскочили и побежали к горе  и забились от страха в пещере.
 Открыв глаза  я на секунду оказался у себя дома, но этот добрый коллаж быстро рассеялся и я увидел спящего Ронгорда . Уже светало, я разбудил Ронгорда  а сам вылез из пещеры, что бы оглядеться.  Замерзшие пальцы рук не слушались меня,  но я усердно пытался развести костер, что бы хоть как то согреться. Ронгорд сказал, что аппарат сломан и что, если дать большой разряд на поверхность отбойника, то возможно он заработает.  Много энергии…. Нам нужно много энергии …. - это все что я понял и запомнил с того разговора. Ронгорд попросил рассказать все, что я видел при обходе.   Где ты взял этот камень?-  спросил он меня. Ах да… я забыл упомянуть, что нашел вдоль реки много разноцветных камней.  Как оказалось, они были не разноцветны,  просто под разными углами испускают разный цвет. Ронгорд попросил показать то место, где я нашел этот камень. И мы отправились в путь,  добравшись до реки,  я повалил Ронгорда и прижал к земле… - Не шевелись! Тссс…. и Ронгорд начал разглядывать местность в том направлении, куда я смотрел. Я ничего не вижу, тут ничего нет  - сказал он. Небольшой холмик впереди нас, его не было вчера - сказал я. И вдруг холм пошевелился …. Это было чудище… чудище которым нас пугали в детстве.  Драгхал - древнейший вид драконов…. По сравнению с нашими местными драконами… этот был в 2-3 раза больше! О нет… (продолжил я), он сидит именно на этих камнях, похоже он их охраняет.  Ронгорд сказал, что если не будет еще этих камней, то и домой мы не попадем.  Хорошо, что мы гномы низкорослые,  кажемся безобидными, потому, что дракон, скорее всего нас заметил давно, но видимо ему было все равно, может мы не такие вкусные как люди. 
Действовать решили незамедлительно  т.к. не хотелось оставаться в этом месте ни дня, мы и так провели тут больше двух дня.  Ронгорд стараясь не шуметь, плюхнулся в воду и со стороны реки начал подкрадываться к камням. Я достал свой механический топор и зарядил его на всякий случай,  как же я был глуп. Ведь мое ружье вряд ли причинило бы ему вред. Больше часа я ждал Ронгорда… и тут он появился, как неоткуда. Пошли-пошли  - торопливо потянул меня за руку.  Мы побежали в сторону гор. Прибежав на место высадки,  Ронгорд начал торопливо собирать непонятную штуку… попросил у меня все трансляторы, что лежали у меня в сумке, достал приборы и начал заниматься конструированием непонятно чего. Я спросил, что он делает, он ответил, что это наш билет домой. Уже темнело  и Ронгорд вдруг как даст по своему изобретению… в виде колеса с камнями на трансляторах… и тут колесо закрутилось с такой силой, что яркий свет начал ослеплять нас.  Одень очки - крикнул Ронгорд… радужный, очень мощный свет ударил на заранее закрепленный отбойник пространства. Такому шоу позавидовал бы любой Элиноровец,  будь то гном или человек. 
Похоже, что получилось. Ронгорд бросил мне сумку  и сам начал поспешно собирать вещи, как вдруг, мы услышали сильный крик…крик этого чудовища, такой звук может издать только что то очень большое и грозное! И я не ошибся,  раскидывая пламя во все стороны,  дракон выжигал все на своем пути.  До меня дошло, оно ищет нас, наверно из-за этих камней, что мы взяли. Портал все не открывался, Ронгорд ворчал - ну почему…  почему не запускается!? Этой энергии аппарату должно быть с лихвой! И тут как задрожит земля под ногами, портал открылся.  Бежим! - крикнул я Ронгорду.  Он поспешно собирал инструменты и оставшиеся камни, как вдруг я увидел взгляд этого дракона….  я никогда не забуду этот огромный глаз, смотрящий в расщелину, который как будто молил вернуть ему камни.  Но вдруг, разъярённое создание набрала в грудь воздуха, как набирает воздух гном, перед  тем как выдуть его в горн! Я нырнул в портал…. Ронгорд… Ронгорд…. Он все понял!  Понял, что не успеет к порталу…. достал ружье и  выстрелил в отбойник пространства. Прежде чем пламя дракона добралось до меня, портал закрылся, как будто его и не было… 
- И что же дальше!? (воскликнул зал). К этому моменту, в таверне была тишина, говорил лишь незнакомец. 
- Я понял это потом, ждал, что портал откроется вновь и Ронгорд выйдет из него, я обманывал себя, в своей сумке  я обнаружил овальный предмет,  и все понял.  Дракону не нужны были камни и уж тем более мы, ему нужно было вернуть яйцо, его потомство… 
- Твоя история печальна мой друг… 
- Ну, я пойду,  доложу Хагмару о неудачном эксперименте. 
- А яйцо дракона…?
Путник промолчал, встав, сделал последний глоток, подняв кружку высоко, поблагодарил, незаметно кивнув головой, вышел из таверны.

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#3 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 387 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 28 Сентябрь 2015 - 09:14

Работа № 2

 

                               "Апологет"
                                 Часть 1                                                  
 Ридли бежал. Бежал  до тех пор, пока не юркнул в подвернувшийся справа пролом в стене пещеры.
Свет факела преследователей, маячивший за спиной и до той поры помогавший его глазам, мгновенно померк. 
Инстинкты спасовали перед кромешной тьмой и заставили его дрожащее от страха тело сбавить шаг и останови...
 Возвращаться в сознание самостоятельно он явно не собирался. Но Болоф ему помогал. 
Сперва, он отвешал ему пощечину, пытаясь не замарать руку в его крови, обильно сочившуюся из разбитого о каменный выступ лба. 
Затем, признав этот способ бесполезным, он черпанул водицы из вонючего ручейка и отправил её в лицо незадачливого беглеца.
 Именно вонь заставила Ридли очнуться. 
С трудом открыв глаза, он попытался вспомнить своё имя и место, где он находится, но два огромных бородатых гнома
не позволили ему слишком долго предаваться воспоминаниям и со словами: 
 - Очухался, хмырь ?!- подхватили его, поставили на ноги и пинком указали направление следования.
 Болоф, обернулся к Родрону, который нес оба факела, и пробурчал:
 - Отдай ему свой мешок. Пусть тащит. А сам свети лучше, нам ещё топать и топать.
 Пытаясь прийти в себя и беспрестанно вытирая залитые собственной кровью глаза, спотыкаясь о камни и охая от очередного пинка,
Ридли плёлся в неизведанную темноту катакомб, волоча на себе чужую поклажу.
 Долго ли-коротко ли, он уперся в огромную кучу камней и напряг свою пятую точку в ожидании дальнейших указаний.
Но его ожидания оправдались не полностью. С него сняли сумки, и Болоф прохрипел ему в ухо: 
 - Разгребай !
 - Что ? - пискнул Ридли, с ужасом разглядывая нагромождение булыжников.
 - Разбирай завал ! Лонгхольмский выродок ! - рявкнул Болоф.
Страх вынудил пленника изобразить покорность, и через пару часов изнурительного труда его старания оценили, и
отдохнувшие и чуть раздобревшие гномы позволили ему напиться из ближайшей лужи. 
 Но делу время-потехе час. Прохлаждаться ему не позволяли. Он продолжал работать в надежде на милость или счастливый 
случай. А когда последние силы покинули его, и Ридли, высунув язык, рухнул на неподъёмный валун, Родрон подошел к нему, 
подобрал несколько мелких камушков, сунул в сумку и обратился к напарнику,
 - Я взял образцы. Прикончить его?
 - Его сожрут Сколопендры. Оставь ему факел, пусть полюбуется на них перед смертью. Пошли отсюда! - ухмыляясь ответил Болоф.
Родрон плюнул на Ридли, бросил факел, спустился с кучи, и они с Болофом поспешно исчезли.
 - Я жив, жив! - ликовал одуревший от счастья и усталости Ридли.
 - Плевать на Сколопендр, Вампиров и прочую тварь. Я жив, здесь и сейчас! И это главное.
Расположившись на камушке поудобнее, он отлеживался, наблюдая за горящим огнём, который, как известно, успокаивает.
И успокоился он настолько, что стал замечать весьма странное поведение пламени. Огонь притягивало к камням.
Он привстал, подполз к тому месту, поднял факел и столкнул камень вниз. Затем ещё один и ещё. Четвертый камень, едва 
качнувшись, провалился, потянув за собой небольшой камнепад. Образовался узкий лаз. 
 - Это знак, - решил Ридли, прекрасно осознававший, что выбраться из катакомб без воли провидения он не сможет.
 - Терять все-равно уже нечего, - пробормотал он и с этими словами пополз в образовавшуюся нору.
 Достигнув дна, он встал на четвереньки и двинулся дальше по узкому и сдобренному камнями проходу.
Когда же проход, расширившись, превратился в небольшой грот, он встал на ноги, поднял факел, огляделся и обмер от удивления.
В небольшом полусферическом помещении с единственным выходом, созданным им самим, все стены были исцарапаны невиданными
знаками. А у дальней стены в тусклом отблеске пламени его факела виднелась мрачная и неподвижная фигура, восседавшая на 
причудливом камне. Фигура не подавала признаков жизни и, как и всё здесь, олицетворяла собой многовековую и страшную тайну.
 - Древний? - удивленно прошептал Ридли, вопрошая у самого себя, и сделал первый шаг в направлении бренного тела.
Подойдя ближе, он оглядел хозяина пещеры. Величественная поза, в которой тот встретил смерть, 
вызывала у Ридли зависть и благоговение. Слой пыли, усыпавшей его плащ, не оставлял сомнений в том, что последний свой 
вздох он сделал много сотен лет назад. Взгляд Ридли застыл на руке древнего, которая сжимала какой-то камень. Он боязливо 
дотянулся до него и осторожно вытянул на себя. Убедился, что не знаком с таким, и, сунув камень в карман, собрался продолжить 
осмотр, но вдруг заметил, что пыль, пребывавшая на одеждах древнего, осыпается. И тут же услышал усталый, дрожащий голос:
 - Помоги мне, брат!
Не мешкая ни секунды, не раздумывая и подчиняясь единственному желанию - спасти свою шкуру, Ридли ринулся к выходу. 
Злым роком недавний печальный опыт пробежек по катакомбам вновь преподал ему урок, и Ридли, ещё не успев разогнаться, 
споткнулся и кубарем полетел по камням, рыдая от страха и боли. 
Он не потерял сознания, но воли и сил подняться в себе уже не нашел. Упавший факел, к счастью, не потух, и Ридли, 
как и недавно, у входа сюда, на камнях, вновь беспечно наблюдал за игрой его языков.
 - Клянусь, я не обижу тебя, брат мой! - снова раздался голос.
 - Не уходи. Помоги мне, а я помогу тебе! Я слишком долго дожидался тебя.
Продолжая лежать, Ридли медленно повернулся на голос и взглянул на его обладателя. 
Поза древнего не изменилась, но теперь из-под тяжелого капюшона, освобожденного от толстого слоя пыли, 
на него взирали два тускло светящихся синим ока.
 - Кто ты? - выдохнул Ридли.
 - Когда-то меня называли Проповедник, а ещё раньше Учитель, - ответил ему усталый, измученный голос.
 - А что тебе нужно от меня? - спросил Ридли.
 - Пожалуйста, раздобудь мне воды. Столько, сколько сможешь, - попросил Проповедник.
 Через пару часов, отдохнув и взвесив все за и против, Ридли опустошил все ближайшие к пещере Проповедника 
и относительно чистые лужи, перетаскав их к нему через проделанный прежде лаз. 
 По злому ли замыслу врагов, обманом заманивших его в пещеру и навсегда заваливших выход из нее,
или ввиду чудовищного совпадения, но в пещере, где Проповедник провел бесчисленное количество лет, 
вода напрочь отсутствовала. Чувство голода беспокоило его лишь первое время, а затем бесследно исчезло. 
Но жажда! Жажда сводила его с ума до тех самых пор, пока он, исписав все стены пещеры
посланием Всевышнему, безумно измученный, не уселся на камень с робкой надеждой на скорую смерть.
 Сейчас, глядя на юного паренька, представившегося Ридли и усердно таскавшего ему мутную жидкость в своей кожаной шапке,
Проповедник чувствовал, будто рождается заново, и в очередной раз убедился, что смерть всё же не властна над ним.
 - Это всё, - опасливо пробурчал Ридли.
 - Я принес тебе всё, что смог найти поблизости.
 Проповедник глубоко вздохнул и ответил:
 - Спасибо тебе, друг мой! Ты вернул меня к жизни. 
 - Сейчас мы выберемся отсюда, а по дороге ты расскажешь мне, что происходит на поверхности.
С этими словами Проповедник впервые за сотни лет поднялся с камня и осторожно шагнул. 
 Дорога на поверхность заняла у них достаточно времени для того, чтобы старик успел замучить Ридли кучей вопросов.
Сам же Ридли на свои осторожные, но справедливые намеки Проповеднику объяснить своё чудесное воскрешение и причины,
по которым он оказался запертым в той пещере, получил лишь твердое обещание:
 - Скоро ты всё узнаешь!
Едва поспевая за не по годам шустрым старцем, Ридли не переставал удивляться его странным вопросам, тому, как он
ориентируется в катакомбах, и тому, как вела себя нечисть при встрече с ними. Монстры либо прятались в норы, либо мгновенно,
бесследно растворялись в темноте боковых коридоров.
 Когда они выбрались на поверхность, был поздний вечер. Гаслан безмятежно дремал на своём копье, а площадь уже опустела.
Ридли, памятуя о желании Проповедника прямиком направиться к Храму, настоял на посещении Златована.
 - Я обязан предупредить старосту! - упрямо твердил он старику до тех пор, пока тот не сдался.
 Сонный Златован, в потёмках, не разглядев напарника Ридли, пустил их в дом и, по-стариковски ворча себе под нос что-то 
о совести и воспитании молодого поколения, провел обоих в гостиную. Осмотрев визитёров при свете свечей,
Староста удивлённо уставился на Проповедника, сглотнул и сказал ему:
 - Меня зовут Златован. А с вами я не знаком.
В ответ тот кивнул и ответил:
 - Добрый вечер, достопочтенный Златован. Вы можете называть меня Проповедник.
Златован встрепенулся, смутно начиная осознавать нзабавнальность этого полуночного визита.
 - Что же это я? Прошу вас, присаживайтесь. Я поставлю чайник.
Гости уселись за стол, и оба беззастенчиво и жадно уставились на тарелку с печеньем. 
 Староста жаждал объяснений! Ну он никак не мог поверить, что в городе, где он лично знаком со всеми,
объявился какой-то старик, которого он никогда не видел. Израненный вид Ридли также был поводом насторожиться.
 - Тут явно что-то не так, - подумал он, и, сделав вид, что собирает на стол, зашел в кухню, и сунул нож себе за пояс.
Затем быстро начеркал на бумажке несколько строк, разбудил Гарпию, сунул записку ей в пасть и прошептал на ухо:
 - Лети к Злобному.
Прихватив кружки и чайник, он вернулся к гостям, олицетворяя собой символ гостеприимства. Уселся подальше от Проповедника 
и, не дослушав благодарностей, перебил Ридли:
 - Ты не хочешь мне что-нибудь рассказать?
 - Да, да ! Я здесь как раз для этого, - ответил тот.
Он сбивчиво, но очень подробно поведал старосте все свои перипетии и историю знакомства с Проповедником.
 Староста, сбитый с толку услышанным, лихорадочно теребил бороду.
 - Кто же вы такой? - как можно вежливей спросил он Проповедника.
Но в этот момент дверь гостиной распахнулась, и на пороге появился могучий воин. Он молча шагнул к столу и сурово 
осмотрел удивлённых гостей старосты. После чего укоризненно и насмешливо взглянул на Златована. 
Вид этой парочки его явно не впечатлил.
 - Злобный! Ты почему без стука? - наиграно возмущённо воскликнул Златован, одновременно подмигивая здоровяку и 
досадуя, что записка не могла передать всех нюансов и тонкостей происходящего.
 Сообразив, тот промямлил что-то нелепое и извинился. Староста же, спеша поскорее замять перед гостями 
нелицеприятную ситуацию, смягчился, предложил ему чая и стал объяснять суть происходящего и услышанного от Ридли. 
А сам Ридли на пару с Проповедником молча и понуро выслушивали свою же собственную историю, временами кивая и 
переглядываясь между собой. 
 Объяснив ситуацию Злобному, Златован повернулся к Проповеднику и повторил вопрос.
 - Так, кто же вы такой?
 Сдвинув капюшон подальше на затылок, Проповедник прокашлялся и заговорил:
 - Братья! Прежде, чем я поведаю вам свою историю, во имя Всевышнего, прошу вас очистите свои умы от той скверны, что
окутала их тёмным туманом невежества и злобы. Иначе не внемлите вы слову моему, и так и останетесь во тьме заблуждений.
 Злобный и Златован, сведя брови, переглянулись. Обоим стало ясно, почему старичка прозвали Проповедником, как стало 
ясно и то, что они имеют дело с сумасшедшим.
 Проповедник не унимался:
 - Я поведаю вам историю своей жизни, которая тесно переплетена с настоящей, но забытой историей этого мира.
И я надеюсь: вы станете первыми, кто понесёт мир и правду по осквернённому Элинору. Во имя Всевышнего и в угоду его воле.
 Старик стал забавлять Злобного, и они, не сговариваясь со Златованом, который подумал о том же, всё же
решили послушать его юморные и бредовые байки.   
                                Часть 2   
 Я потерял счёт годам, и потому не могу сказать вам, когда я вступил на эту землю впервые. Но это было очень давно.
Со мною было двое детей, которым предстояло стать благородными, добрейшими и мудрейшими правителями народов,
населявших этот мир. Вы знаете их имена. Это были Эквиль и Кхадгор.
 Отыскав во вселенной этот мир, Всевышний призвал меня и велел, взяв с собою его детей, поселиться в нем и передать
им все знания, которыми обладает Верховный Мир. Обучить и напутствовать их до скончания времени во славу 
Верховного Мира и на благо и процветание мира сего, нарекаемого  Элинор. Таким было Его напутствие.
 Являясь прямыми потомками Всевышнего, ребятишки росли и учились не по дням, а по часам. Знаниями, 
полученными от меня, они делились с жителями Элинора. За добрые деяния и блага, дарованные элинорцам, за 
воцарившийся мир и согласие, гномы и люди признали Эквиль и Кхадгора своими правителями и стали называть их Богами.
Элинор процветал, а дети Всевышнего стали такими, какими мечтал видеть их отец. Чего ещё я мог пожелать?
Они взрослели, набирались опыта и всё меньше и меньше нуждались во мне. Я стал проводить больше времени 
в Храме Знаний, который мы, по указанию Всевышнего, построили сразу же по прибытии в Элинор. Время от времени
Всевышний отправлял в Храм Смотрителя, которому я был обязан докладывать о положении дел в Элиноре.
 Так прошло много лет. В Храме Знаний, который вы называете Храмом Древних, я создал школу, куда собирал талантливых 
ребят со всего Элинора, и обучал их. А чуть позднее мы построили остров-лабораторию, назвав её Островом Просвещения.
 - Дааа! Славные были годы! - с сожалением выдохнул Проповедник и продолжил свой рассказ.
 А затем пришла беда. Не знаю, что стало причиной ссоры между Эквиль и Кхадгором. Но всё было очень серьёзно.
Будучи не в силах причинить вред друг другу, они начали войну между собой с разделения жителей и территорий.
Обрушив всю мощь своих интеллектов, на едва окрепшие умы элинорцев, они в короткие сроки посеяли в них 
семена расовой ненависти и раздора. То тут, то там начали вспыхивать ссоры и драки. И всё это неизбежно вело к войне.
Я молил их обоих остановить это безумие. Но тщетно. Меня не желали слушать и видеть.
 Тогда я предупредил их, что вынужден сообщить их Отцу о том, что они устроили в Элиноре. Но это предупреждение стало
лишь детонатором новых и гораздо более страшных деяний, опасавшихся гнева Всевышнего отпрысков. Они разрушили входы в 
Храм и породили в нём страшных чудовищ для того, чтобы я не смог встретится со Смотрителем. А вскоре идея с 
монстрами стала воплощаться повсюду. Обычные звери вдруг превращались в кровожадных чудовищ, нападавших на всякого,
кто встретится им на пути. Кое-где встречались и вовсе невиданные ранее твари. Никто в Элиноре больше не мог выйти 
из дома без оружия. Я был в отчаянии. Собрав все силы, я  отнял у Эквиль и Кхадгора часть магической
энергии, позволявшую им порождать этих монстров, и заточил ее в камень. А потом...
 - Заткнись! Заткнись, богохульник! Хватит уже и той ереси, что ты наплёл нам! - разъярённый Злобный поднялся 
из-за стола и свирепо уставился на Проповедника.
 - Я отрублю тебе голову, если не скажешь сейчас, кто ты на самом деле. И откуда ты взялся в Лонгхольме? Сказочник.
 Ридли и Златован испуганно наблюдали за происходящим.
 К удивлению, всех, Проповедник, ничуть не смутившись, поелозил костями по стулу, усевшись поудобнее, и с любопытством
осмотрел Злобного с ног до головы. 
 - Брат мой, но я и рассказываю об этом. Обуздай свой гнев и дослушай меня. 
 - Злобный! Пусть он договорит, - вмешался Златован.
 - Надеюсь, ты не забыл, что я всё ещё староста, а это мой гость?
 Мысленно проклиная себя за бесполезно потраченную ночь, Злобный уселся обратно. В конце концов, Златован был прав. 
 Опытный староста за всю свою долгую жизнь в Элиноре привык не удивляться ничему, и всерьёз, с пристрастием, 
относиться к различным новостям и историям, то и дело появлявшимся в Лонгхольме. 
 - Прошу вас, продолжайте, - обратился он к Проповеднику.
 В очередной раз удивив всех своей невозмутимостью, Проповедник спокойно продолжил:
 Я укрыл своих учеников на Острове Просвещения. А сам не оставлял попыток усмирить новых владык этого мира.
Однако мои старания только озлобляли их ещё больше. Я без устали бродил по Элинору и объяснял жителям пагубность 
и самоубийственность междоусобной розни, за что и приобрёл своё имя - Проповедник. Но моих усилий не хватало.
Однажды, вернувшись на Остров к своим ученикам, я застал там ужасную картину. Моя миротворческая деятельность 
не осталась без внимания новых Богов. Лаборатории были разрушены, все мои ученики были убиты, а их тела,
в назидание Элинорцам, превращены в злобных каменных истуканов. В чучела, расставленные по всему Острову
и наделенные мрачными, не свойственными им способностями. Реальные лица ребят не имели ничего общего с гримасами
их каменных подобий. Напротив, интеллект, образование и стремление сделать мир чуточку лучше сделали их прекрасными.
Зеен создавала летающие корабли, Ларге- подводные корабли, Тогрома влекли строительство и архитектура, 
а Крр'Туан был прирождённый философ. Он был моим лучшим учеником.
 Глаза Проповедника заблестели и по щекам покатились слёзы, оставляя за собой блестящие дорожки.
В гостиной повисла тишина. Даже Злобный, весьма скептически относившийся ко всему рассказанному, почувствовал 
искренность всего происходящего с Проповедником. Минуту-другую он молчал, вглядываясь в глаза всех присутствующих,
а затем произнёс:
 - Я не верю тебе. Кто может подтвердить хоть что-то из твоего рассказа?
 - Я могу! - внезапно для всех воскликнул Ридли.
 Рассказ Проповедника потряс его до глубины души. Ему не нравилось, как Злобный относится к Проповеднику, и он уже
давно искал повод хоть как-то поддержать его. Никто не знал, что камень, о котором упоминал Проповедник, находится
у него. И сейчас он собирался предъявить его всем. 
 Но вышло иначе. 
 С суровым удивлением Злобный посмотрел на Ридли, как на внезапно ожившую букашку, и, не позволив тому продолжить, 
медленно и бескомпромиссно проговорил в ответ:
 - Рекрут! Смирно! На улицу, марш!
 - Я сказал бегом !!!
 Опешивший от такого ответа, Ридли с надеждой посмотрел на Златована. Но тот, посчитав уровень репутации Ридли 
исключительно недостаточным для дальнейшего обсуждения при нем оставшихся к Проповеднику вопросов, лишь молча
кивнул Ридли в сторону двери, подтвердив мнение Злобного.
 Потрясённый Ридли, оглядев всех, молча удалился за дверь, едва сдерживая бушующую в себе ярость.
 - Вы можете как-то доказать рассказанное вами? - обратился Златован к Проповеднику.
 - Прошло много лет, они всё поменяли. Книги уничтожили, историю извратили. Не знаю, - ответил тот.
 - Я обязан покончить с этой войной и сделаю всё для этого. Мне, в принципе, не нужно вам что-то доказывать. 
   Я делаю это лишь потому, что надеюсь на вашу помощь во имя Всевышнего.  
 - Хорошо, - вмешался Злобный.
 - Не проще ли было Эквиль и Кхадгору уничтожить тебя, чем затевать такие разрушения? 
 - Не проще. Мудрейший Всевышний предусмотрел подобное. Он наделил детей даром бессмертия. Им невозможно навредить.
   А меня- тем же даром, но лишь при условии, что я сам не проявляю агрессию и не беру в руки оружие. Вступая в бой 
   по собственной воле, меня ждёт верная смерть. Одним словом, я могу только защищаться.   
 Секунду поразмыслив, Злобный молниеносно выхватил меч, шагнул к Проповеднику и рубанул со всей силы ему по шее.
 - Злобный! - воскликнул Златован.
 - Что ты наделал? - медленно выговорил он вдогонку его мечу, уже понимая, что это лишнее.
 Проповедник сидел как ни в чём не бывало и так же спокойно наблюдал за ними обоими.
Меч просвистев под его ушами, пройдя как будто бы сквозь туман, не причинив вреда, врезался в колонну и загудел.
 Злобный не верил своим глазам.  "Такому уж точно нигде не учат", - подумал он.
 - Прости, - обратился он к Проповеднику.
 - В отличие от твоего мира, наш мир жесток. А я был обязан проверить твои слова. Ложь избавила б нас от сомнений.
 - Как ты смел !? - пришел в себя Златован.
 - Ты забыл, где ты? Никто и никогда в Лонгхольме не поднимал оружия...- закричал он на Злобного.
 Но в этот момент с улицы донесся грохот и чей-то крик.
 Староста вместе со Злобным подбежали к окну и прильнули к нему, вглядываясь в темноту.
На первый взгляд, всё было в порядке. Вот площадь, вот полуоткрытая дверь в трактир, вот лоток Эмили и вот постамент...
Постамент, постамент.
 - Постамент пуст! - выпучив глаза, пробормотал Злобный.
 - Где моя статуя !?
                                Часть 3
 Ридли в ярости выскочил на улицу. 
 - Как они смеют вот так со мной? Это я нашел Проповедника. Я привел его к ним. И что взамен?
Он в бешенстве метался по площади, пока не уткнулся в монумент имени своего обидчика. На сей раз он решил не уступать.
 - Вы не позволили мне рассказать вам о камне. Тогда я покажу вам, что вы упустили, прогнав меня, как собаку.
Ридли подрабатывал подмастерьем у ювелира и худо-бедно представлял себе принцип действия амулетов.
А то, что любой камень в два счёта можно превратить в амулет, известно всякому. Обмотав камень Проповедника 
верёвкой и сделав петлю для шеи, он ещё раз перебрал в уме всё, что узнал о камне и его энергетике.   
 - Всё получится, - прошипел он и запрыгнул на руку монумента, чтобы дотянуться до головы.
Надел амулет на шею каменного Злобного, спрыгнул на землю и стал наблюдать, что произойдёт дальше.  
 Фиолетовое свечение стало медленно разгораться в амулете. Достигнув определённой степени яркости, оно стало плавно
разливаться по статуе и обволакивать её с головы до ног. Овитая светом, статуя запульсировала и вздрогнула.
Свечение стало угасать, но она начала шевелить ногами и руками, а затем с хрустом вышагнула с постамента и 
покрутила головой. Узрев под собой какое-то существо с враждебно выпученными глазами, статуя просто махнула мечом 
в его сторону, а затем развернулась и размеренно побрела из Лонгхольма выполнять своё предназначение. 
 Ридли, с испуганно бледным лицом и удивлёнными глазами наблюдавший за оживлением, получив удар мечом плашмя, 
ещё в полёте успел пожалеть о том, что неправильно выбрал дистанцию, а затем брякнулся оземь и в очередной раз 
ударился лбом.
 Злобный, Златован и Проповедник дружно выскочили на площадь и направились к постаменту. Ридли уже сидел поодаль
на корточках и качал разбитой головой. 
 - Что тут случилось? Где монумент? - окрикнул его Злобный.
 - Я... Я не хотел, - простонал Ридли.
 - Это камень Проповедника. Я хотел доказать вам, что он не врёт.
 - Что? Так это твои проделки? - зарычал Злобный и поспешил к Ридли.
 - Простите! - выкрикнул Ридли, вскочил на ноги и побежал прочь.
Злобный припустил следом, требуя от беглеца остановиться и осыпая его трёхэтажной бранью.
 Проповедник, едва услышав о камне, понял, что случилось, и более всех осознавал опасность произошедшего.
Он оглядел разрушенные ворота, оказавшиеся слишком маленькими для статуи, и, тоскливо взглянув в сторону Шионского 
леса, туда, где находится Храм, быстро зашагал по следам статуи. Златован поспешил следом, но, едва достигнув ворот 
Лонгхольма, окрикнул Проповедника и, ткнув себя в живот, виновато указал на ночную рубаху и подштанники, которые 
он в суматохе так и не успел переодеть.
 - Я догоню. Я мигом. - сказал он и побежал к себе одеваться.
 Проповедник уверенно зашагал дальше. Он догадывался, куда направляется статуя. Магическая энергия, оживившая 
монумент, принадлежала одной лишь Эквиль. Так уж вышло тогда, много лет назад, что энергия была отнята у неё, 
а не у Кхадгора. А в то время даже это казалось значительным успехом. Теперь, охваченная ненавистью к гномам, 
статуя шагала в сторону Кхатога. Проповедник никогда не делал различий между расами Элинора, и  одинаково уважал 
и любил любого жителя этого мира. Чувствуя свою вину в надвигающемся кровопролитии, он поклялся себе и Всевышнему 
не допустить этого любой ценой.
 Он догнал статую у самого Кхатога. Отряд приграничной стражи гномов, побросав оружие, во весь голос возвещая 
тревогу, со всех ног вбегал в ворота города. Обогнув статую, Проповедник встал у нее на пути и прокричал :
 - Стой!
 Статуя молча махнула мечом и, несколько удивившись результату, а точнее, отсутствием результата, на несколько 
секунд замерла. Затем она повторила выпад ещё раз. И ещё. Но убедившись в бесперспективности этого, невозмутимо 
шагнула в сторону и побрела дальше, огибая странное препятствие. Следующая попытка Проповедника притормозить 
каменного убийцу закончилась тем же, что и первая. До ворот Кхатога оставались считанные метры. Отчаявшийся 
защитник опять рванул следом и наступил на свою судьбу, а точнее, на меч, брошенный стражей. Схватив его, он без 
сомнения замахнулся и что есть силы ударил статую в бедро. Зазвенев, меч отскочил от камня, оставив на нём едва 
заметную царапину. Несколько отчаянных храбрецов из Кхатога выбежали навстречу монстру.
Они окружили его и попытались дать отпор, но стальное оружие не могло причинить вреда каменному чудовищу.
Статуя рассвирепела и одним ударом свалила наземь одного из солдат. Занесла меч над  его головой, но  в этот
момент Проповедник вынырнул из-за её спины и подставил под удар своё оружие, заслонив собой упавшего война.
 Со стороны Лонгхольма на поле выскочили Злобный и Златован. Злобный закричал Проповеднику:
 - Старик, брось оружие! Что ты делаешь?
 Но было уже поздно. Отступив на шаг, статуя двинула вперёд руку с мечом, проколов того насквозь.
Проповедник упал на землю, а подоспевший Злобный угрожающим рёвом отвлёк внимание монумента на себя.
 Догнав Ридли, Злобный выведал у него все подробности оживления и заведомо знал единственный способ одолеть статую.
 Он уклонился от нескольких ударов и, нырнув под руку статуи, вскинул свой меч и разрубил верёвку на её шее.
Амулет соскользнул в песок, а Злобный, шагнув за спину мгновенно замершему противнику, толкнул его в спину.
Каменная глыба рухнула рядом с Проповедником, развалившись на несколько частей и подняв облако пыли. 
 Не обращая внимания на поднятые по тревоге орды противника, толпящиеся в нескольких метрах от себя, 
Златован и Злобный подскочили к умирающему Проповеднику и приподняли его голову. Он косился на то, что осталось 
от монумента, и его лицо излучало счастье и умиротворение.
 - Спасибо, братья, - прошептал он.
 - Прошу тебя, Злобный, найди мою пещеру и покажите Смотрителю мои записи. Иии...! – его лицо исказила
гримаса нестерпимой боли. Он в последний раз сделал вдох. И со словами:
 - Простите меня, - покинул этот мир навсегда.
 Злобный поднял тщедушное тело на руки и побрёл к Лонгхольму. Златован, подобрав его меч, поплёлся следом.
 Над Элинором забрезжили первые лучики восхода. 
                                 Часть 4 
 Вернувшись в клан, Злобный приказал с почётом похоронить Проповедника на своём острове. Он уважал любого, кто 
готов, не жалея жизни, бороться за свои идеалы, кем бы он ни являлся и к какой бы расе ни принадлежал.
 После похорон он закрылся в своём шатре и сутки не выходил, обдумывая случившееся. А затем созвал совет клана. 
 Когда совет завершился, Кабан и Беркут, отойдя в сторонку, остановились. Беркут посмотрел в глаза другу и спросил: 
 - Ты тоже думаешь, что он свихнулся?
 - Я знал, что Злобный- отчаянный парень, но что он предложит такое...? - ответил тот.
Они вместе покосились на небо. А когда их глаза снова встретились, они безудержно расхохотались.
 - Ну наконец-то! У нас появилась действительно захватывающая и достойная идея ! - насмеявшись, высказал Кабан.
 - Мы вступаем на лезвие ножа, - добавил скептицизма Беркут.
 - Сейчас нас ударит молния! - припугнул его Кабан.
Друзья снова посмеялись, не забывая поглядывать на небо.
 - Разве можно найти более достойных противников, чем боги Элинора? - спросил Кабан.
 - И более опасных! - дополнил Беркут.
 - Если раньше кто-то просто считал наш клан объединением отчаянных безумцев, то теперь у них появятся 
доказательства этого. Но как бы ни было, я с вами.
 Они ударили по рукам и отправились реализовывать новый план Злобного. Один- готовить встречу со Смотрителем, а 
второй- собирать экспедицию в катакомбы. 
 Проповедник умер, но, кажется, кто-то решил, что его идеи должны жить дальше. Ну что ж, посмотрим, что из этого выйдет.
 
                                   ###

  • 2

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#4 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 387 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 28 Сентябрь 2015 - 09:15

Работа № 3

 

История Саши
В конце своего рабочего дня, я после парниковой фермы отправилась  прямиком  в новый бар «У  Надумыча», так как по слухам, там бесплатно наливали каждую третью кружку «Гномьего особого». Не то, чтобы я любила выпить, но какой гном пройдет мимо халявы.
Народу было битком, даже и не догадывалась, что у нас столько заядлых посетителей злачных мест, но немного посмотрев по сторонам, нашла старого знакомого, с которым еще в две тысячи лохматом году начинали вместе развивать народное хозяйство и разведение племенных варанов и скорпов.  Взяв у бармена кружку пива, я подсела к старому знакомому, и только в этот миг заметила, что на нем лица нет, весь поникший, смурной и вообще по ощущениям, находившийся в глубокой депрессии.  
Он, не глядя на меня, пробурчал привет, и вновь сделал большой глоток крепкого эля, и замолчал, уставившись на дно своей двухлитровой кружки, которую он с незапамятных времен носил с собой. И когда я уже было собралась уходить, он начал говорить, совсем тихо, вроде не обращаясь ни к кому, но мне было прекрасно его слышно.
Я познакомился с ней давно, уже наверно года три прошло, с того времени. Молодая девчонка девятого уровня, а я как раз перешел на десятый. Ну у нас в гномьем обществе принято, чтобы гном был постарше своей подруги, чтобы защищать ее от мобов особо клыкастых или от людей разновозрастных мог. А то как это так, ты с ней идешь – гуляешь и на вас животное какое выскакивает, а тебе прятаться за юбкой приходится, так как не по зубам тебе животинка эта, а подруге он на один удар палицей. Не, я так не люблю, да и засмеют тебя за такое. Вот и рос не по дням, а по часам.
Сашей назвалась, я за ней ухаживать стал:  то ларец медный с диковинными штуками подарю, то браслет с камнями драгоценными, то цветов полевых.  Она вроде и ухаживания принимала, но все какая-то недотрога была, чуть ли не год до поцелуев добирался. Я за тот год 6 уровней взял, а она все на девятом была, причем, мы с ней вместе охотиться на мобов ходили, и опыт поровну делили, а она все не растет.  Я и с врачами, и с алхимиками советовался, может хворь у нее какая, метаболизм там высокий и весь опыт простите со стулом выходит. Они даже в тихую ее обследовали, но ничего не нашли. Говорят, что все в норме. 
А в тихую, так потому, что Саша сразу зажимается и отказывается разговаривать на эту тему, потом приходится за ней хвостиком ходить и прощенье просить, что поднял опять эту тему. А меня потихоньку стало это напрягать, к концу второго года мы с ней стали похожи на папу и дочку, я 21 уровень, а она так все в девятых ходила. И при том, мобов она била, не уступая по силе удара мне. 
А потом я чем дальше, тем стал чаще замечать странности за ней. Точнее приглядываться стал к ней, а не просто влюбленными глазами смотреть и вздыхать. Припомнил, что она меня ни разу к себе не позвала, причем просто игнорировала эту тему в разговорах, хотя у самой была большая пещера в центре со своей сокровищницей и счетом в банке. Одевалась она очень дорого, максимально допустимо на ее уровень, но зажиточной была, всегда вовремя сбывала добычу или успевала купить по бросовой цене, чтобы потом продать в втридорога. Участвовала во всех акциях и всех квестах, но уровень не брала. Хотя должна была меня легко обогнать, особенно вспоминая о сотнях тысяч ее проведённых боев. 
Но вот вчера я все-таки смог напроситься к ней в гости, банальное и старое из детства  - водички попить. Она долго не хотела пускать к себе, но после получасовых уговоров, махнула рукой и пригласила. Пока она на кухне наливала мне стакан воды, я набрался смелости пройти внутрь и в гостиной увидел портрет чего-то непонятного. На портрете в доспехах неукротимого разрушителя была старая высушенная мумия гномки, а сверху над головой горели цифры – 74. У нас у всех над головой горят цифры, показывающие наши уровни,  при том, что максимально допустимый уровень всего 25.
Всматриваясь в лицо этой мумии, я вдруг отчетливо уловил черты Саши, ее же яркие, живые глаза смотрели на меня очень внимательно, с портрета, а смотрели по-настоящему. Живым пытливым взглядом. И тут в меня прилетел стакан с водой, снеся мне одним ударом больше половины очков жизни, я понял, что надо просто улепетывать, и сломя голову помчался.
Я не знаю, с кем она заключила такое соглашение, или душу продала дьяволу, но знаю, что 74-й уровень — это не предел для нее, да и я для нее теперь опасен, так как знаю ее тайну, и уезжать мне надо куда-нибудь подальше, покуда жив еще. Но я ведь ее по-настоящему любил, порой не понимал, но любил, и как вспомню, что мы с ней творили, так мумия перед глазами является, как в страшном сне. Жуть и мурашки по спине. 
Он замолчал, потом одним глотком опустошил новую бутылку крепкого эля, прямо из горла, которую буквально минуту назад принес официант и упал лицом на стол. Я немного посидела, подождала, что он очнется и договорит, но он не очнулся. Я похлопала его по плечу, допила свое пиво и пошла домой, перед выходом подумав, что через недельку сюда можно будет позвать свою новую подругу Алексу, мелкую гномку девятого уровня, с которой мы несколько дней назад познакомились в катакомбах под Кхатогом.

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#5 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 387 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 28 Сентябрь 2015 - 09:16

Работа № 4

 

А  как всё было!
Цветы, парад.
И звоном плыло,
Чеканя шаг.
 И вот в награду
Судьбы оскал.
Попал в засаду
Отряд у скал.
Отряд растаял
Как лёд весной.
Вот так-то, малый,
Играть с войной!
А страх закрался!
Укрыться в тьме?
Но крик раздался:
«Спиной к спине!»
Пред нами вставших,
Хоть труп, но наш!
За наших павших
Своих отдашь!
В кошмарах снилось –
В пыли штандарт!
Жаль не случилось 
Нажать «рестарт».

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#6 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 387 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 28 Сентябрь 2015 - 09:16

Работа № 5

 

Эта работа была написана на тему «Нет повести печальнее на свете» и случайно не отправлена вовремя. Ну, или, если так будет таинственнее, то: «… на одном из ночных дежурств в Архиве, перебирая пожелтевшие старые страницы, седой архивариус наткнулся на рукопись с загадочным названием…»
 
 
НЕТ ПОВЕСТИ. ПЕЧАЛЬНЕЕ НА СВЕТЕ.
 
Гномов было много. Защищённые своей знаменитой бронёй, которая сияла во тьме внутренней энергией аур, гномьи хирды заняли долину, готовые к бою. Прекрасно экипированные, увешанные сумками с боеприпасами и эликсирами, они внушали уверенность в своей победе. И не только юнцам-гномам, впервые вышедшим на бой, но даже своему противнику.
 
А людей было очень много. На последнюю битву вышли все кланы, легионами заполонив холмы, окружив долину и все выходы из неё, взяв гномов в кольцо. Люди-новобранцы с опаской поглядывали на гномов, стоящих внизу, но переводя взгляд на уверенных ветеранов в соседних шеренгах, обретали спокойствие и крепче сжимали алебарды. Люди пришли сюда за победой и не собирались выпускать врага из ловушки.
 
Раздался пронзительный клекот, заметавшись эхом среди холмов, и через расступившиеся людские шеренги в долину стал спускаться изумрудный дракон. Оба войска внимательно смотрели на завораживающую игру колец зелёного тела, извивающегося по каменистому склону, и чьё смертоносное движение казалось неумолимым…
 
Чудовище ещё не успело сойти со склона, как грохот и лязг раздались из центра гномского хирда, где во весь рост поднялся паровой робот. Окутавшись облаком пара, железный исполин двинулся навстречу дракону, перешагивая за раз по несколько гномских рядов, на ходу запуская огромный отбойный молот.
 
И гномы, и люди вздрогнули, когда гиганты сошлись в поединке. Таков был обычай – перед битвой выходили сильнейшие противники. Избранные. Кто-то говорил, что древний обычай должен был поддержать боевой дух, другие утверждали – вызвать жажду крови у новобранцев, которых всегда и во все времена было много… По крайней мере - перед сражением.
 
Гномы ещё не успели увидеть и обрадоваться победе своего чемпиона, как войско людей пришло в движение. Не давая своим новичкам ни мгновенья на панику, командиры скомандовали атаку, и под барабанную дробь войско людей двинулось по склону вниз…
 
Дверь распахнулась, и вбежал запыхавшийся Дальгор:
- Бросай книгу, потом допишешь! Там наших в Омакшане бьют! – и, не в силах сдержаться, согнулся, попытаясь продышаться после долгого бега.
 
Толстогор отложил перо в сторону, встал из-за стола и подошёл к своему другу.
- Отдышись-ка пока, а я разберусь. Ты только рукопись не трогай, я, видишь ли, пишу про войну и мир, и, думаю, в этот раз… Кхм. В этот раз я действительно смогу восстановить баланс.
 
Дальгор не смог ответить, лишь промахал рукой в воздухе что-то неопределённое, похожее на согласие, поэтому Толстогор снял с вешалки шлем, достал из зонтичной корзины молот и двинулся к телепорту, на ходу поглаживая бороду. 
 
В Омакшан он чуть не опоздал – отряд людей-рифмоплётов прижал к скалам сопротивляющихся гномов-прозаиков, которым бы явно не поздоровилось, если бы не подмога в лице Толстогора.
 
Первая же отточенная фраза разметала ближайших рифмоплётов, но следующие люди обернулись уже готовые дать отпор и со стихами готовыми сорваться с губ, поэтому Толстогор не стал медлить. Он стал на память зачитывать часть своей недописанной повести, которая, как и все недописанные творения, обладала огромной мощью повествования, что было весьма кстати.
 
Ну, правда - что могли люди со своими: «любовь-печаль, ногой качаль», против его Радостного слова? Толстогор победно улыбнулся, видя, как разлетаются в стороны безвольные тела поэтов: будто шахматные фигуры, сброшенные с доски расшалившимся мальчишкой. 
 
Но торжество гномов было недолгим: из-за спин, дрогнувших было людей, вышли двое, и Толстогор понял – и ему, и другим бойцам-прозаикам в этой битве несдобровать. 
 
С первым – Пастерманом, он уже не раз вступал в схватку, и не было перевеса ни на чьей стороне, а вот второй…
 
Второго Толстогор узнал по бакенбардам и по описаниям немногих выживших, и вздрогнул: это был сам Пушкман! Гений рифмы - во плоти.
 
Оправившиеся рифмоплёты начали атаку почти одновременно, закручивая довольно сложные рифмы, некоторые из которых, судя по пронизывающей их мощной Печали, были из недописанного, и гномы отшатнулись, не в силах сдержать напор.
 
Печальные рифмы липли к гномам почище паутины, путали сюжет, сковывали голосовые связки, давили слезу, тяжким грузом принуждая склонить колени перед поэтами и остановить повествование славящее Радость... 
 
Последнее, что увидел Толстогор, перед тем как упасть лицом в песок, это как в полуденном небе тёмный диск Печали ещё сильнее наполз на Радость, превращая её в узкий полумесяц, медленно погружая Элинор во мрак рифм и Печали.
 
Проваливаясь в неизвестность смерти, Толстогор ещё успел подумать: «Так значит, именно моя повесть была третью Радости… Вот если б дописать! Не только восстановил баланс, но и склонил бы его в нашу пользу… Если б…»
 
Пушкман и Пастерман ещё долго стояли над поверженным гномом.
- Ну-с, и ещё одной повести не будет! Да, милейший Пастерман, так-то! И разберитесь с Дальгором. Мы-то думали, что защитники Радости полны сил, но, судя по балансу, почти за всех повествователей был этот матёрый гномище! – и Пушкман шевельнул ногой остывающее тело Толстогора.
 
Мимо, даже не повернув головы, деловито проходили высокоуровневые гномы в клановой экипировке и отряды людей, одетых не хуже, и все они спешили по своим неотложным ежедневным делам: кто на фарм, кто по квестам, кто на встречу. Дел ведь было много, все не перечесть.
 
А мир угасал. И вовсе не потому, что солнце Элинора полностью скрылось за тёмной громадой Печали и рифмоплёты победили. Нет. Просто жизнь покидала этот дряхлый мир, в котором рифмоплёты с повествователями были последними, кто во что-то верил. Верил и сражался за это. Пусть и на бумаге.
 
И от этого на свете и впрямь становилось печальнее.

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#7 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 387 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 28 Сентябрь 2015 - 09:18

Работы № 6

 

История одного дежурства
 
В Кхатог пришла цветущая весна.
Зовут в поход настойчивые трубы.
И на заставе гномьей не до сна – 
От спячки пробудились душегубы.
 
Где прежде самый плотный снег лежал,
Там водные опять резвятся духи,
А к тропке, что ведет на перевал,
Вновь големы протягивают руки.
 
Вступивший на дежурство храбрый гном
Еще не стар, нет бороды пушистой,
Но доблесть и отвага – все при нем,
И новенький «Убийцы» меч лучистый.
 
Доверием Надума облечен,
Исполненный усердия и рвенья,
Одним лишь он моментом огрочен – 
Нет повода для жаркого сраженья.
 
«Подумаешь, застава... караул...
Задание и скучно, и нелепо.
Весь подвиг в том, что ночью не заснул
И тех пугнул... которые из склепа».
 
Сменившийся напарник, уходя
Напутствовал юнца без тени шутки:
«Не спи, будь начеку и, крепко бдя,
Поста не покидай на полминутки.
 
Заметишь хумов – подавай сигнал,
Не проявляй ненужную отвагу.
За монстрами следи... И, как сказал, – 
До самого утра с поста ни шагу».
 
«Иначе что?» – «Узнаешь». И ушел.
Светило солнце, землю пригревая.
Эх, в Солике бывает хорошо,
Как говорил поэт, в начале мая.
 
Наш караульный, стоя на посту,
Окрестности осматривал пристрастно.
Повсюду тихо. Склоны гор в цвету.
А хумов нет. Боятся! И прекрасно!
 
Проверив лишний раз боеприпас,
Наш гном, решив, что голоден безмерно,
Достал лепешки – из дому припас
И сухари из городской таверны.
 
Лениво шли часы, и неспеша
Клонился день к закату. Вечерело.
Поднялся ветер, аж песок шуршал.
Похолодало. А потом – стемнело.
 
Из Омакшана наползал туман,
В нем потонули образы и звуки,
Таились в нем и памяти курган,
И големов протянутые руки.
 
«Нагор-то, жулик, соли не жалел.
Ох, все-то я ему скажу однажды».
Наш гном с тех пор, как сухарей поел,
Извелся весь от беспощадной жажды.
 
Пустая фляга брошена в углу.
Журчит ручей во тьме у требушета. 
Всего минута добежать к ручью!
Ну кто осудит сторожа за это!
 
«Глухая тьма, туманные клубы,
Ни зги не видно – уж какие хумы!..
А пусть и монстры!.. Расшибу им лбы,
И вновь на пост, стеречь и думать думы».
 
Сомнения отринув, юный гном
Дверь тихо открывает потайную, 
Прислушался – безмолвие кругом,
И делает он шаг во мглу ночную,
 
В туманные обьятья темноты,
Навстречу беззаботному журчанью.
Вот миновал колючие кусты
И утолил снедавшее желанье.
 
Теперь назад... Но только вот куда?
Пути не видно в непроглядном мраке.
Далась ему проклятая вода,
Когда кругом блуждают вурдалаки!
 
Во тьме шагает воин молодой
И меч его покинул ножен лоно...
Не зря! Он ощущает над собой
Трепещущие жвала скорпиона.
 
Бой в темноте – не самый легкий бой.
Взлетает меч и высекает искры.
Монстр вскоре расстается с головой,
Пора на пост. Давно пора. И быстро.
 
Но нет пути! Завяз в песке сапог,
Туман промозглый густ и непрогляден.
«Да где застава, о Кхадгор мой бог!»
(В отчаяньи подумал о лампаде).
 
Вдруг слышится ему: «Сюда... сюда...»
Кто шепчет в темноте да прямо в ухо?!
Из-под песка взметается вода –
Попал в объятья водяного духа.
 
Насквозь промок, но все же невредим,
Наш гном в тумане одержал победу.
«Раз духи здесь – застава позади,
Вернусь на пост, и даже не к обеду!»
 
И, выполнив в тумане разворот,
С мечом в руке, продумав направленье,
Наш гном почти уверенно идёт...
И чувствует перед собой движенье.
 
Шуршит песок... Нетвердые шаги.
Прерывисто тяжелое дыханье.
Свой раненый идет?.. Или враги
Замыслили какое злодеянье?..
 
«Отвага на заставе не нужна,
Подай сигнал, увидев супостата!»
Оставил пост – какого же рожна?..
Теперь на помощь не придут ребята...
 
Решение приходится принять
Сейчас и здесь, и не марая чести.
Жить трусом – нет, уж лучше погибать.
«Кто здесь? Граница. Стойте все на месте».
 
Он смотрит напряженно в темноту,
Он из тумана тщетно ждет ответа.
Не нарушает ночи немоту
Ни голос, ни жужжанье арбалета.
 
Вдруг за руку берет его рука 
В перчатке из драконьей грубой кожи.
Ведет его, и хватка нелегка – 
Противиться он этому не может.
 
Туман рассеялся... Знакомая скала.
В ней потайная дверь, куда стремился.
Гном рад, но где рука, что привела?
Где спутник? Нету. Словно испарился.
 
Благополучно отдежурил гном.
Ту ночь он долго продержал в секрете.
В таверне пиво пили мы вдвоем – 
Вот, рассказал, кроша табак в кисете.
 
Добавил он, что осознал вину,
Что его глупость новобранцу впору...
А я же от себя упомяну –
За сухари он дал пинка Нагору.
 
А кто пришел на помощь в темноте,
Того, увы, не знаю я, ребятки.
Есть силы, что помогут вам везде,
Оставив память только о перчатке.
 
Так, говорят, с незапамятных пор
К гномам на помощь приходит Кхадгор.

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#8 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 387 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 01 Октябрь 2015 - 09:17

Рецензии I

 

 

Работа №1: 
Должен признать фантазия у автора работает прекрасно, но исполнение явно подкачало. Рассказ небольшой, и событий в нем маловато. Сам сюжет тоже незамысловат. Читается работа легко, но нет особого интереса узнать, а что же там дальше. С пунктуацией творится прямо беда, автор не только не удосужился проверить свою работу, но и вообще забил на правописание. Как пример "что-то", "где-то", "бледно-синяя", "кроваво-красная" пишется через дефис, некоторые предложения начинаются с маленькой буквы, абзацы отступа не имеют, и присутствует большое количество двойных пробелов. Плохое исполнение погубило хорошую идею, честно говоря, жаль.
Оценка: 5 баллов
 
 
Работа №2: 
Интересная и захватывающая история, прочтенная на одном дыхании. Должен сказать здесь есть все, что необходимо хорошему рассказу. Завязка правда на мой взгляд несколько прихрамывает, оставляя много вопросов. Как Ридли попал в плен к гномам и чего гномы хотели добиться, что за образцы? Это конечно мелочи, но осветить события точно не помешало бы. Автор придумал свою историю про Эквиль и Кхатгора, которая явно удалась. Расписано все, как была начата вражда, как менялся Элинор, откуда взялись некоторые известные всем места, даже древние боги упомянуты вполне к месту. Единственное, очень напрягла форма подачи. Возможно, это как-то связано с форматом файла, но читать очень неудобно, постоянно напрягаешься. Предложения перескакивают на следующую строку не завершив предыдущую, надо ли говорить, что визуально объем текста выглядит очень большим. Салютую автору, он смог красочно описать историю мира Элинор. Много таких историй написано было, а в какой из них больше правды знают только боги.
Оценка: 9 баллов
 
 
Работа №3: 
Неплохая работа со слишком простым сюжетом. Читается легко, но без недостатков не обошлось. Рассказ «старого знакомого» неплохо было бы отделить от основного текста хоть как-то, отступов строки в начале нового абзаца нет. Работа получилась пресная, про такие говорят «ни поругать, ни похвалить». 
Оценка: 7 баллов
 
 
Работа №4: 
Первая поэзия на этапе. Вроде и просто написано, но чем-то неуловимо цепляет. Как-то очень сжато автор пишет о доблести и самопожертвовании. При первом прочтении работа жутко не понравилась, но прочитав несколько раз проникся. Даже затрудняюсь откомментировать. Единственное, что могу сказать точно, мне очень жаль срезать 2 балла этой работе. Ну нет никакой привязки к миру Техномагии, как я не старался, не смог найти ни одной зацепки. Автор молодец, но не мешало бы соблюдать условия конкурса.
Оценка: 6 баллов
 
 
Работа №5: 
Вот сижу и думаю, как к работе относиться. Что автор хотел сказать своей работой? Что Элинор погибнет без литературного конкурса? В любом случае от работы веет повтором (прости меня автор, если я не прав). Ранее была сказка, которая помогала путешествовать, теперь сила слова в бою. И вроде все хорошо, работа к миру Техномагии привязана, написана хорошо и даже пародии на великих писателей вполне уместны. Но вот не могу избавиться от ощущения повтора и все тут…
Оценка: 7 баллов
 
 
Работа №6: 
Вторая и последняя поэзия на данном этапе. Надо сказать превосходная работа. Я даже догадываюсь кто её автор, но оставлю свои соображения при себе. Рифмы почти везде на месте, ошибок особых не обнаружено, написание «огрочен» я думаю, является банальной опечаткой. Привязка к миру Техномагии присутствует, читается легко, хотя на мой взгляд несколько длинновато. Работа разбита на четверостишья, название присутствует. Автору мой поклон за доставленное удовольствие при прочтении.
Оценка: 9 баллов
0_9e171_2ef59575_L.png

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#9 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 387 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 01 Октябрь 2015 - 09:21

Рецензии II

 

Работа № 1. «Невероятная история незнакомца». <Приветствую тебя, мой друг! Я вижу, путь далекий был...>

 
Прочитав первый абзац, настроился на стихотворение в прозе. Увы, самобытно-корявый рассказ незнакомца лишил посетителей таверны дара изъясняться стихами.
Написано увлекательно, героям сопереживаешь, особенно в кульминационной точке открытия портала. Кулаки непроизвольно сжимались, в голове билось: ну быстрее, быстрее, делай что-нибудь, не сиди, помогай сумки собирать, что ли! А ты беги, прыгай, ты же не успеешь! Не успел… И так героически пожертвовал собой, чтобы спасти напарника. Причем начиналось произведение с нелицеприятного описания гномов: и шумные, и нечистоплотные, и боязливые, но это спонтанное самопожертвование все перевернуло.
Сюжет беспроигрышный, что говорить. Тесен Элинор, если долго идти, выйдешь на его край. К счастью, есть еще другие миры, которыми пугают элинорских детей.
Но, несмотря на увлекательность сюжета, замечаются стилистические огрехи, пунктуационные и орфографические ошибки. Хотя Ворд и не подчеркивает, частицы «ка» и «то» все равно пишутся через дефис; фразу «больше двух дня» нужно согласовать по падежам, правильно «сию минуту», т.к. «минута» женского рода, а «сия» – женский род от «сей» и т.д. и т.п.
Откуда взялось яйцо? И куда делось? Вот этот вопрос, не снявшийся даже после неоднократного прочтения текста. Спрашивать путника, наверное, бессмысленно, у него в голове все перемешалось: то Ронгор, то Ронгорд, то Хильгор, то Хагмар, то он (на всякий случай) свой механический топор заряжает, называя его ружьем. Хотя, может, в том мире раз в год и топор стреляет. Если зарядить.
Второй вопрос – кому и почему путник незаметно кивнул головой? Уж не выдуманная ли это история на потеху публике?
 
История просит продолжения. Непонятно откуда взявшееся яйцо дракона ещё и непонятно куда делось. Из него же должен кто-то вылупиться, да? Или, как у куриц, только под горячей лампой? Автору пожелание – написать продолжение – историю яйца. 8 баллов.
 
Работа № 2. «Апологет». <Ридли бежал. Бежал до тех пор, пока не юркнул...>
 
Ну и объёмчик, было немного боязно приступать к чтению. Однако после затянутого, на мой взгляд, вступления (5% текста, 368 слов!, Болоф и Родрон, которые более не участвовали в истории), страницы мелькали одна за другой. Автор туго закрутил интригу, очень хотелось узнать, кто же такой был этот Проповедник и кто так жестоко с ним поступил, заточив в пещеру, откуда не было выхода. Может, он, подобно Симону Канониту, сам скрылся в пещере, чтобы оттуда безопасно проповедовать, только не повезло – вход завалился? Или же страшную месть реализовали разгневанные Эквиль и Кхадгор? Или неблагодарные ученики? Об этом можно только догадываться, ибо Автор устами Проповедника оборвал свой рассказ и мы не все узнали. Зато до нас донесли идею что людей и гномов умышленно озлобили и стравили боги. Лично мне такая версия больше импонирует в отличие от традиционной что, дескать, мы сами озлобились, а боги просто не смогли ничего с этим поделать и отвернулись от нас, расписавшись в своем бессилии.
В Работе остроумно обыгрывается клан «Иные», остров Злобного и его знаменитая Статуя. После прочтения рассказа у меня появилось ощущение знакомства с кланом (я даже не удержался и с умилением просмотрел инфо персонажей «из рассказа») и сложилось впечатление, что «Иные» на самом деле – ого-го, нечто особенное. И как в конце рассказа их воодушевила идея наябедничать на богов Всевышнему! Вот только что они будут делать когда в Элиноре воцарится мир? Наверное, уйдут сражаться в другую вселенную.
 
9 баллов.
 
Сюжет просит продолжения. Каково это – сражаться с богами?
 
Работа № 3. «История Саши». <В конце своего рабочего дня, я после парниковой фермы отправилась...>
 
Очень интересно рассказ начинался! Я не про предисловие, а про начало рассказа героя. Вроде описывается начало обычного романчика, но что потом, какое нагнетание обстановки! И не подпускала она его к себе целый год (кстати, урок всем – не стоит стучаться в запертые двери: даже если в итоге откроют, ничего хорошего из этого не выйдет), и с уровнями какая-то загадка у нее. Но развязка разочаровала: Работа оказалась банальным неавторским переложением на техномаговскую почву истории портрета Дориана Грея. Получилось не очень понятно: почему портрет старел? Как можно успеть набить опыта на 74-й уровень если первый 25-й появился всего 1,5 года назад? Видимо, портрет принимал на себя только опыт и уровни, статы у Алексы все же увеличивались, раз она била мобов наравне с 21-м уровнем? Тогда почему она «не уступала» по силе 21-му, а не превосходила его? На 74-м уровне!!! Еще горящие цифры плохо себе представляю; даже совсем не представляю себе горящие цифры...
Из стилистических недостатков резануло повторение в одном абзаце фразы «старый знакомый», некорректность ставить в один смысловой ряд «развитие народного хозяйства» (устаревший советский термин, означающий экономику) и «разведение варанов». Кстати, подобные «лирические отступления» выглядят совершенно лишними, так как «не выстрелили» далее, только текст перегрузили. Заметны и некоторые орфографические и пунктуационные огрехи, например, отсутствие выделения прямой речи в рассказе героя сильно сбивает с толку читателя. Из достоинств – некоторые остроумные находки, например, пардон, выходящий со стулом опыт.
 
Читаю сейчас новость про отмену безопытных дней. Может, портреты введут? 5 баллов.
 
Работа № 4. <А как всё было! Цветы, парад. И звоном плыло, чеканя шаг...>
 
Очень милое, стилистически почти безупречное, красивое стихотворение. В формат темы этапа укладывается наполовину: история есть, но жаль что не увидел абсолютно никакой привязки к Элинору и ТМ. Даже компьютерное словечко «рестарт» не вызвало игровых ассоциаций.
Не хочу обижать Автора низкой оценкой, но, в отрыве от контекста, от события, данный стих довольно холоден и абстрактен и не вызвал у меня чувств должной силы и глубины.
 
4 балла.
 
Работа № 5. «НЕТ ПОВЕСТИ. ПЕЧАЛЬНЕЕ НА СВЕТЕ». <Гномов было много. Защищённые своей знаменитой бронёй...>
 
Необычная Работа. Оригинальна идея использование «литературной» магии в качестве боевки. К автору всего два вопроса. Ну, более-менее понятно, почему он отдал расе людей жанр поэзии, а расе гномов – прозы: наверное, гномы по природе своей более приземлены, чем люди. Но почему поэзия у него ассоциируется с Печалью, а проза – с Радостью? И почему фамилии знаменитых прозаиков переложены на славянский лад, а поэтов – на семитский? Непонятно. Но получилось прикольно, признаюсь. Техномагия порою угадывается, ошибки и огрехи единичны.
 
Капелька печали просочилась из 145-го в 150-й этап. 9 баллов.
 
Работа № 6. «История одного дежурства». <В Кхатог пришла цветущая весна. Зовут в поход настойчивые трубы...>
 
Практически безупречная Работа. К элинорской истории, изложенной в стихах, придраться невозможно. Стилистически точная, рифмы, размер, всё выдержано чётко. Сюжет увлекает с первых строк. За героя переживаешь неимоверно, ну как его понесла нелегкая в полную опасностей темноту?! Ладно, монстры, а если бы люди как раз в ту ночь вылазку на город затеяли? Конец бы пришел не только ему, но и среди населения жертв было бы не избежать, да и судьба города в целом висела на волоске. Хорошо что всё так хорошо закончилось. А эта таинственная Рука, которая вывела героя из тумана… Идея доброго бога материализовалась очень красиво.
 
Интересно, что было бы, не будь в Элиноре мин? Удержали бы гномы Кхатог? А хумы – Лонгхольм?
 
10 баллов.
0_9e171_2ef59575_L.png

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#10 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 387 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 01 Октябрь 2015 - 09:37

ec15dd1fd322.png

 

1-е место: Randile

2-е место: - GROMAZEKA -

3-е место: Svetlaya

 

Поздравляем победителей!

 

Дополнение: многоуважаемый -БанкирЪ- пожелал отметить участника - GROMAZEKA - поощрительным призом в размере 7000 кристаллов! Поздравляем!


  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.





0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 невидимых