Перейти к содержимому


Фото

ТЕРНовый куст:)


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
73 ответов в теме

#41 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 03 Декабрь 2011 - 15:54

Из неконкурсного...

Не угасай! Ты – мой свет!
Не оставляй меня в темноте.
В ней, без тебя, смысла нет.
Страх, в одинокой пустоте.

Не замирай! Ты – мое сердце!
Бей в мои вены пламенем вечным,
Мне без тебя не согреться
В холоде ночи, бесконечном.

Не остывай! Ты - мое дыханье!
Жаркой волной прикоснись к губам.
Я так устала от расставаний,
Я никому тебя не отдам!

Не умирай! Ты – любовь моя!
Вечность и миг! Сила и слабость!
Что в этом мире у нас осталось?
Я у тебя, а ты у меня!

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#42 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 12 Декабрь 2011 - 08:23

57 этап - "Светлые тени"


Тихий свет, словно руки твои лёг на плечи.
Смерти нет. Есть надежда на новые встречи.



Дара стояла посреди огромного.… Нет, даже это слово не могло описать размеры этого зала, но другого Дара не могла подобрать. Беломраморные стены уходили вверх, в бесконечность и, если где-то там и был потолок, то увидеть его не представлялось никакой возможности. Такой же пол, с золотистыми прожилками, образующими неповторимые узоры, был отполирован так, что Дара даже боялась пошевелиться, чтобы не поскользнуться. Все стены были увешаны высокими зеркалами в ажурных золотых рамах. И в каждом из них Дара видела прелестную девушку – тоненькую, изящную, словно фарфоровая статуэтка. Прямая спина, осиная талия, длинные, стройные ножки – вся легкая и воздушная. Дара замерла в восхищении от этого зрелища, осторожно подошла к одному из зеркал в невольном порыве прикоснуться … и вдруг осознала, что…
- Да это же я?!..
За спиной раздался негромкий, ласковый, женский смех.
- Ну конечно ты, дитя мое. Кто же еще. Ну-ка, ну-ка, дай я посмотрю на тебя.
Дара резко обернулась. Ах, как же легко и свободно у нее это получилось. Только теперь, она увидела величественный трон, кажется целиком вырезанный из огромного бриллианта, так он ослепительно сиял. Трон стоял на небольшом возвышении, с которого сейчас спускалась женщина. И зал, и зеркала, и трон все померкло в сравнении с красотой Богини. Дара сразу поняла, что это Эквиль. Ни одна земная женщина не могла обладать ни такой безупречной фигурой, ни такой легкой походкой. Красоту же лица описать земными словами было просто невозможно. Платье Богини, из золотых нитей одновременно было и облегающим и летящим. Эквиль подошла к Даре и нежно обняла ее за плечи. Пока она спускалась, она казалась Даре такой высокой и величественной. А теперь, когда они стояли рядом, оказалось, что они почти одного роста.
- Девочка моя, какая же ты чертовски хорошенькая. И чего только этим мужланам вечно не хватает. – Похоже, Богиня не очень жаловала мужской род. – Ах, дааа, - Эквиль слегка нахмурилась. – Я и забыла, что при жизни ты выглядела немного…хм, по-другому. Но это ни в коем случае их не извиняет.
- При жизни? Значит я… умерла?
- Увы, дитя мое, как это ни прискорбно, но это так, – развела руками Эквиль. – Но не стоит расстраиваться, в этом есть и приятные моменты. – Она театрально раскинула руки – Добро пожаловать в Рай!!!
Дара недоверчиво оглядела величественный Зал.
- Так это и есть Рай? – Богиня хихикнула, совсем как земная девчонка.
-Скучновато, считаешь?
- Ну да. Я бы сказала – пустовато.
Богиня прыснула.
- Не пугайся дитя, на самом деле это – моя приемная. Увы, у меня нет привратников, никак руки не дойдут создать. Все приходится делать самой. Вот здесь я принимаю праведников, мучеников и всяких разных святых. Хотя ты права. – Эквиль оглядела Зал. – Действительно пустовато. Ни ковров, ни мебели, ни аксессуаров, черт меня побери! Прости, дитя, что я все время чертыхаюсь. Давненько я здесь не была. Понимаешь, все больше приходится принимать грешников, а Ад, есть Ад. С кем поведешься…
- Праведников? – удивленно переспросила Дара. – Но я же совершила страшный грех! Разве за это не положено наказание?
Богиня обняла ее за плечи, и заговорила, словно старшая сестра.
- Ты про то, крохотное колдовство, девочка моя? Ты смеешься? Да ты такого намешала в своей судьбе, что оно растворилось словно капля в море. – Они присели рядом на ступенях, ведущих к трону. – Знаешь, как я хотела на тебя посмотреть. Я восхищаюсь тобой, дитя мое. – Дара недоуменно посмотрела на Богиню. – Да-да! Не удивляйся. Восхищаюсь. Но, хоть убей – не понимаю. Ты любила, страдала. Ты, не задумываясь, отдала свою жизнь. Ради кого?! Ради бесчувственного бабника и мужлана?
- Неправда!!! - вскинулась Дара. – Джэн совсем не такой!
- Такой-такой, все они такие, - разочаровано махнула рукой Эквиль. – где он был, когда ты умирала в бреду и в горячке? Кувыркался в теплой постельке с другой. Молчишь? Правильно.
- Нет… не молчу. Ну как же ты не понимаешь? Я ведь сама приворожила его к ней, сама, понимаешь. Он не мог сопротивляться.
- А он и не пытался. – Сердито сказала Богиня. - Ему и так было хорошо.
- Неправда! – слезы навернулись на глаза Дары. – Он любил меня!
- Тогда почему ты его отдала?
Дара помолчала. Затем встала и летящей походкой прошлась по залу, отразившись в десятках зеркал.
- Если бы я была такая… я бы его не отдала. Никому и никогда.
- Ха-ха-ха! Ну конечно!! Была б ты такая – он и сам бы никуда не ушел. Такую-то легко любить. Не надо прилагать никаких усилий. Только такая любовь не много стоит.
Дара задумалась.
- А разве, чтобы любить, нужно прилагать усилия? Разве это не происходит само собой?
- Конечно, дитя. Любовь – это работа души. Когда ты полюбила своего Джэна разве ты не посвятила ему всю себя. Тебя не стало. Ты стала частью его. Все твои мысли были только о нем, заботы - о нем, тревоги – о нем.
- Но я же его люблю!!!!
- А он?!..
- И он меня любит…
- Тогда почему ты – здесь, а он – там?
Эквиль взмахнула руками. Зеркала на мгновение подернулись дымкой, по зеркальной глади пробежали волны, слово по воде и Дара увидела полутемный склеп, освещенный только тусклым светом свечи у изголовья, себя, лежащую на холодной мраморной плите и Джэна, склонившегося над бездыханным телом.
- Видишь! – воскликнула Дара. – Я же говорила. Он там и он – со мной, он тоскует по мне. Он любит меня!
- Хм, в самом деле, – молвила Богиня. - Что ж, раскаяние всегда приходит слишком поздно. Но хорошо, что оно все-таки приходит. Может это послужит уроком другим.
Изображение в зеркалах изменило свой ракурс, и в них крупным планом Дара увидела любимое лицо Джэна, искаженное безмолвным криком. Она не могла слышать, но знала, что он зовет ее. Невыносимая боль пронзила все ее существо. Дара содрогнулась. А решимость, которую она увидела во взгляде его, заставила сердце Дары рухнуть в бездну. Она обернулась к Богине.
- Можно спросить, Богиня?
- Конечно, дитя. Все, что угодно. – Эквиль вернула зеркалам их прежнюю функцию, отражать лишь двух прекрасных женщин.
- Если я теперь в Раю, значит я – Ангел?
- Хм, ну можно сказать и так, - усмехнулась Богиня. – Хотя ты была ангелом и на земле.
- А что положено делать ангелам? Какие у них обязанности?
Эквиль удивленно подняла бровь.
- Хм… Понимаешь, дитя. Праведников и всяких прочих святых мучеников, в последнее время стало так мало.… И они так много страдают в земной своей жизни… Что у меня просто рука не поднимается возлагать на них какие бы то ни было обязанности еще и здесь.
- Так что же они делают в твоем Раю?
- Нууу… Наслаждаются райской музыкой, вкушают райские плоды, ведут неспешные беседы…
- И все???
- Ээээ…ну еще – сидят на облачках, свесив ножки, и наблюдают за нижним миром…
- Мда… - пробормотала Дара, - знали бы люди, ради чего они так хотят попасть в Рай.
- А что? – капризно спросила Эквиль.
- Ну, это же безумно скучно. О, Великая Богиня, прекраснейшая Эквиль, могу ли я попросить тебя о мааааленьком одолжении?
Эквиль улыбнулась:
- Как будто ты мало просила меня о своем возлюбленном. Может, наконец, попросишь чего-нибудь и для себя. Проси!
- Раз уж я все-равно ангел, позволь мне стать Ангелом-Хранителем Джэна!
- О, Боги! ЧОрт тебя подери Дара, я уже начинаю сомневаться, что ты праведница, ты такая требовательная. – Голос Богини был возмущенным, но во взгляде притаилась улыбка.
- Но я не могу оставить его без присмотра. Я видела его глаза! Он убьет себя. Я его знаю.
- Ну и прекрасно. Чем скорее это случится, тем быстрее он окажется здесь.
- Но я не хочу, чтобы он оказался здесь!!! – возмущенно вскрикнула Дара.
- Вот тебе и здрасьте. Ну, положим сюда – Богиня обвела взглядом величественный Зал. – Его никто и не пустит. Не заслужил. А вот в Аду для него давно приготовлено тепленькое местечко.
- Да за что же??? – задохнулась от страха и возмущения Дара.
- За что?! – Богиня уселась на краешке трона. – Ну, хотя бы за тысячи гномьих душ, загубленных им. О том, что он сотворил с тобой, я уже молчу.
- Но ведь то враги!!! – несправедливость Божьего суда привела Дару в бешенство. – И вообще, он убивал только на войне и только врагов, которые угрожали его земле, его друзьям и близким. А в жизни он мирный и добрый, мухи не обидит. Я – то его знаю.
- Ну, кому же еще, если не тебе, – ласково и печально улыбнулась Богиня. – Дара, ты неисправима. Ты всегда будешь его защищать?
- Да!
- Почему?
- Я люблю его…
***
Джэн искал смерти. Чувство невыносимого одиночества, после смерти Дары, вытеснило все остальные чувства из его души. Только одиночество, раскаяние и боль. Пока жив человек всегда остается надежда и возможность все изменить и исправить. И только смерть никому не дает второго шанса. Джэн звал смерть. Но смерть бежала от него самым непонятным и необъяснимым образом.
Джэн покинул свой клан. Он знал, что верные Стражи всегда придут на помощь, в самом лютом бою, в самой неравной схватке, спасут, защитят, отобьют и выручат. Но именно это, ему совсем было не нужно. Он шел в бой как всегда в самых первых рядах, лез, что называется на рожон, просто и без затей подставляясь под мощные топоры гномов. Он даже доспехи перестал одевать. Входя в азарт битвы, он крушил все вокруг себя, кровь текла рекой, клинки сверкали словно молнии, но не касались Джэна. Всякий раз смертельное лезвие либо останавливалось в миллиметре от тела или неожиданно пронзало своего же владельца, либо сам Джэн, вдруг оказывался на расстоянии недостижимости, словно кто-то невероятно сильный, отталкивал его с опасного места. Так или иначе, из боя Джэн выходил живым и невредимым. Он злился от отчаяния. Смерть в бою – самая достойная смерть для воина, но видно не судьба. Джэн шел в самые дальние закоулки катакомб и шахт, выискивая логова опаснейших монстров. Нападал на них с одним только кинжалом, а то и голыми руками сворачивал им шеи. Несчастные животные не успевали даже издать предсмертный вопль, не то, что задеть Джэна своими чудовищными зубами, когтями. И каждый раз, на поле битвы или в мрачных подземельях, в миг, когда казалось – такой желанный покой, уже готов принять Джэна в свои объятья, словно светлая тень проносилась над ним, заслоняя от смертельного удара. Так проходил день за днем. Бесконечные бои – с гномами, с монстрами. Море крови, горы трупов. Джэна уже тошнило от самого себя. Он хотел покоя. Он мечтал только об одном - уйти следом за Дарой. Может быть, там… откуда никто не возвращался, может быть там он сможет искупить свою вину, найти Дару и остаться с ней навечно. Каждый вечер, в таверне Барфоса Джэн напивался до зеленых гоблинов в глазах в надежде уснуть мертвецки и не видеть снов. Но напрасно.
А в снах всегда была Она. Дара на лесной полянке, в окружении цветов – веселая и озорная. Дара у калитки – смущенная и растерянная. Дара на старом причале - тихая и задумчивая. Дара – дрожащая на холодном ветру, кусающая губы, с глазами, полными слез. И Дара – в холодном склепе - молчаливая и бездыханная. Джэн бежал, летел к ней из последних сил, протягивал руки, пытаясь обнять, удержать, но не мог даже приблизиться. Он звал, кричал, пытаясь остановить – но голоса не было, а Дара все удалялась и удалялась. И Джэн просыпался с этим криком, в холодном поту. И шел в старый, фамильный склеп баронов Гривсов. К Даре.
Это стало для Джэна уже ритуалом. Он приходил к ней каждое утро, подолгу сидел и просто смотрел на нее. Прошло уже две недели, но на теле Дары не появилось ни малейшего признака тления. Она лежала как живая. Только не дышала. Уходя, Джэн целовал закрытые глаза, каждый раз надеясь вновь ощутить легкий трепет ресниц. Но – нет. Дара ушла. Туда откуда не возвращаются. Никогда. «Дарушка, я хочу к тебе!..» - и Джэн снова уносился прочь – искать свою смерть.
Жители Лонгхольма только и говорили между собой о том, что Боги явили Чудо. Весть о нетленном теле Дары – хромоножки, распространилась с невероятной скоростью и появилась масса желающих поглазеть на чудо и «приложиться к святым мощам». Говорили, что прикоснувшись к «святыне» можно излечиться от любой болезни, узнать свое будущее, получить отпущение грехов, загадать самое заветное желание – и много еще всякого бреда. Все это было, невыносимо тяжело для Греты и для тех, кто по-настоящему любил Дару, и скорбел о ее смерти. Джэна же это приводило в неописуемую ярость. Каждое утро у склепа, Джэну приходилось буквально разгонять толпы новоявленных «паломников», жаждавших прикоснуться к чуду и просто праздных зевак. В слепой ярости он не разбирал кто перед ним, пудовые кулаки разбрасывали толпу в мгновение ока, и у одинокого склепа на время снова наступала печальная тишина.
Как-то раз в толпе у склепа Джэн заметил Крикса. Он не видел его с того самого, памятного вечера у Башни Отчаяния. Удар в челюсть, который нанес ему тогда Джэн, очень сильно изменила жизнь Крикса. Сломанный нос сросся, хоть и изменил свои очертания, синяки зажили, вот только с челюстью была беда. Клановый эскулап, был пьян, когда вправлял ее. И вправил, мягко говоря, не совсем правильно. Так она и срослась – навсегда изменив выражение лица Крикса. Раньше он считался довольно смазливым, по мнению женского населения. Теперь же Крикс не решался показаться в обществе, не прикрыв нижнюю половину лица высоким воротом или шарфом. Да и говорить стал намного меньше, поскольку при разговоре он так безбожно брызгал слюной, что собеседник спешил как можно скорее прервать беседу и отойти подальше. О свиданиях с девушками не могло быть и речи. В лучшем случае они вежливо отворачивались от него, в худшем – открыто смеялись. Приятели предложили Криксу, пойти в склеп и приложиться к нетленной руке Дары-хромоножки, а вдруг и правда поможет. Он долго не решался, приходил, смотрел и наблюдал, скрываясь в толпе. Но вот, наконец, набрался духу. Он надеялся пробраться в склеп тайно, чтобы никто его не заметил, для чего выбрал самую темную ночь, когда на улице разбушевалась нешуточная метель. Но ему не повезло. Войдя в склеп, Крикс нос к носу столкнулся с Джэном.
- Ба! Какая встреча! – осклабился Джэн. Скулы его свело от непреодолимого желания схватить и разорвать эту прелесть в клочки и мелкие кусочки. – Что? И тебе понадобилась помощь горбатой ведьмы?! Или ты у нас тоже подался в извращенцы? Некрофилишь потихоньку?
Крикс молчал, почуяв, что пришел его смертный час. Зная, что творил нынче Джэн и что с ним творилось, понимал - живым он из этого склепа не уйдет.
- Что, дружок? Ты теперь тоже не такой как все? Ну и как? Жизнь медом показалась? Нет? Понимаю. Неприятно, правда? Люди смеются, пальцем тычут – вон, говорят, смотрите, идет Крикс –кривая морда. До чего ж противный-то.
Джэн медленно наступал на Крикса, постепенно прижимая его к холодной стене склепа.
- Мечтаешь стать таким как прежде? Веришь в чудеса? А хочешь, я помогу? Нет, я не волшебник, я только учусь. Да ты не бойся, - жуткий смех слился с воем ветра снаружи.- Это не больно. Я тебе просто сломаю челюсть. Только с другой стороны. Авось и получится баланс, а? – и снова расхохотавшись, Джэн уже занес кулак.
Тускло горевший факел на стене вдруг ярко вспыхнул и в следующий миг светлая тень, словно вихрь пронеслась перед Джэном, сильно, но бережно отбросив его к противоположной стене. Крикс, почуяв, что свободен, рванул наружу, неистово бормоча молитвы всем богам, за счастливое избавление. И с той поры старался не попадаться Джэну на глаза.
***
Джэна боялись, старались не злить, и не задирать. Все были уверены, что он помешался от горя. Джэн пил и дрался, дрался и пил. Больше ничто не останавливало и не сдерживало его. Он сам шел на конфликты и ссоры, тайной надежде нарваться, наконец, на нож в пьяной драке или получить удар в спину из-за угла от какого-нибудь мстительного вояки и покончить со всем. Но и эти попытки не увенчались успехом. Светлая тень неотлучно стояла за спиной Джэна, отводя смерть. Но светлая тень не только отводила, казалось, неминуемую гибель от Джэна, но и оберегала от его слепой ярости других. И получалось так, что все, неблагоразумные, рискнувшие вступить с Джэном в спор переходящий в драку, счастливо отделывались лишь синяками, шишками и ссадинами. Ни до какого членовредительства, а тем более смертоубийства дело не доходило. Но в следующий раз «счастливчики» обходили Джэна за три версты.
Из веселого, разбитного парня, галантного кавалера, которого обожали все девушки селения, Джэн превратился в угрюмую, взрывную и практически не поддающуюся контролю машину для убийств. Джэна тем не менее любили и жалели, понимая, отчего произошли такие метаморфозы с его душой. Шептались о том, что новая любовь может, и смогла бы утешить боль, успокоить сердце и вернуть разум. Но девушки теперь сторонились его, а Джэну просто было не до них. В его глазах всегда стояла Дара, и во сне и наяву.
***
Агнешка вернулась в Лонгхольм спустя несколько дней после Джэна. Узнав от подруг и родных о случившемся во всех подробностях – вздохнула с облегчением. Смерь чертовой ведьмы бальзамом легла на ее сердце. Больше некого было опасаться и не с кем делить Джэна. И в заговорах да приворотах больше не было никакой надобности, да и толку - то от них. Теперь Джэн будет принадлежать только ей, а уж она сумеет сделать так, что образ ведьмы навсегда сотрется из его памяти. И собрав свои вещи, Агнешка заявилась в дом Джэна.
Джэн сидел за столом, уставленным батареями пустых винных бутылок, погруженный в глубокие размышления. – «Почему смерть бежит от меня как черт от ладана. Боги забрали у меня Дару и не дают ни малейшего шанса уйти за ней. Значит, не достоин? - Правильно – недостоин. Что ты сделал для нее? – Ничего, только мучил своими признаниями, да собственными страданиями. О ее чувствах думал? – Нет. - Эгоист. Говорил о любви, просил ждать – и она ждала, каждый день шла через весь лес, ночью, одна. Приходила на причал и ждала всю ночь, а ты? Где был ты? Бежал ,как безвольная собачонка к другой и предавался там любовным утехам? Что ты сделал ради нее? Свернул челюсть хамоватому наглецу? Устроил бойню? Влип на плаху? Велик подвиг!!! А что сделала она РАДИ ТЕБЯ?.. Что же ты теперь удивляешься? Хочешь легкой смерти? Снова хочешь, чтобы все легко и просто…и без проблем? Хочешь чуда? Хочешь, чтобы Дара снова была рядом, просто БЫЛА? Хочешь попросить прощения? А ты бы за такое простил? А она простит. И ты это знаешь. И снова ничем не рискуешь. Трус…»
В этот момент дверь распахнулась и в дом вошла Агнешка, таща за собой сумки.
-Джэн! Помоги! – Джэн послушно встал и, взяв у нее тяжеленные сумки, внес их в комнату.
-Джэн, ну что же это такое? Сорвался ни с того, ни с сего, ни слова не сказал и уехал. Я же волновалась, с ума сходила, искала тебя по всему Лангаарду. Что за выходки?- она подошла к нему, обняла за шею, поцеловала стиснутые губы. – Привет, любимый. Как же я соскучилась. Никогда больше так не делай, хорошо. – Слегка отстранившись, Агнешка посмотрела в лицо Джэна. Оно было отрешенным, взгляд пустым и устремленным куда-то сквозь нее. – Я все знаю, Джэн, мне рассказали. Мне очень жаль, милый, что так получилось. В сущности, она была не такой уж и плохой, хоть и ведьма. – Агнешка с трудом скрывала внутреннее ликование, пытаясь изображать сочувствие.
- Но, Джэн, в самом деле, нельзя так опускаться. Мне рассказали так же и то, что ты тут творишь без меня. Так нельзя, милый. Живые должны жить. Ну, ничего, ничего. Теперь я здесь, Джэн, я рядом. Я всегда буду рядом. Все будет хорошо, милый. – Агнешка попыталась обнять его, но Джэн медленно и спокойно, но решительно отодвинул ее от себя.
- Что ты здесь делаешь?
Агнешка, скрипнув зубами, стала, как ни в чем небывало разбирать сумки, раскладывая вещи.
- Джэн, твои вопросы порой вгоняют меня в ступор. Что значит: - «Что я тут делаю?» Я приехала и собираюсь здесь жить, вместе со своим …мужем. Мы ведь теперь муж и жена, ты не забыл, Джэн? Жаль, конечно, что не получилось сыграть настоящую свадьбу, но не это ведь главное, правда? Главное, что мы вместе, что мы любим друг друга. «И больше нет этой проклятой ведьмы» - закончила она про себя.
Разложив вещи по полкам, Агнешка деловито повернулась к Джэну, по - хозяйски оглядывая комнату.
- Ты закончила? – спокойно спросил Джэн.
-С вещами да, но Джэээн…ты так захламил дом, мне здесь две недели убираться…как так…
- А теперь, - прервал ее щебет Джэн. – собирай все обратно и уходи.
- Но, Джэн!!! – воскликнула возмущенно Агнешка.
- Я уже все тебе сказал. И я не шучу. Уходи. Между нами нет больше ничего. Да и не было. Если обидел – прости. Я не люблю тебя. И не хочу с тобой жить. Я вообще не собираюсь жить.
- Да что же это такое, люди добрые! – Агнешка задыхалась от возмущения, обиды, злости и непонимания. – Это все из-за чертовой ведьмы? Даже после смерти она не отпускает тебя. А еще говорила, что не привораживала. Да как же такое возможно-то? Не любишь, говоришь? И никогда не любил? Ну, что ж, ты винил меня в том, что я воспользовалась тем, что твоя ведьма сделала, чтобы спасти тебя от казни. Так вот, хочешь знать ВСЮ правду. Ты думаешь – твоя Дара святая мученица? Да черта с два! Она сама тебя мне отдала!
- Что ты несешь? И в правду совсем с ума сошла. Агнешка, иди домой. Не хочу я слушать твой бред. – Джэн устало откинулся на стуле.
- Нет уж, ты меня выслушаешь. Нечего из меня делать стерву бесчувственную. Я любила тебя, правда любила. А ты бегал к этой горбатой ведьме. Весь Лонгхольм над тобой потешался, а тебе было наплевать. Мне было обидно за тебя, все твердили, что ведьма наверняка приворожила тебя. По-другому никак невозможно было объяснить твое нелепое поведение. Ну не мог же ты на самом деле сам влюбиться в ТАКУЮ. Таких не любят, в лучшем случае – жалеют. Я не могла смотреть, как ты становишься посмешищем для злых языков. И тогда я пошла к ней.
- Зачем? – голос Джэна стал глухим и тяжелым.
- Я попросила ее, приворожить тебя ко мне. Сначала она отказалась. Бормотала какую-то чушь о том, что это грех, и она этого никогда не делала и делать не собирается. И тогда я поняла, что люди правду говорили – она точно сама уже приворожила тебя к себе. Тогда я пригрозила, что пойду за приворотом к Зольге. – Агнешка перевела дух. Джен сидел, обхватив голову руками, пытаясь осознать то, что рассказывала ему Агнешка.
- Иии?
- Не знаю чего именно, - продолжила Агнешка, - но я почувствовала, что она испугалась. Очень сильно испугалась… наверно какие-то их колдовские счеты… - кураж куда-то подевался, голос Агнешки стих и утратил свой напор, ибо реакция Джэна, была совсем не той, на которую она рассчитывала.
- Ииии…
- И она согласилась. Это она сварила приворотное зелье, которым я и напоила тебя тогда, во время сражения, помнишь? Она сама отдала тебя мне! Да…наверно я поступила нехорошо, неправильно. Но как еще я могла спасти тебя от чар, которые эта ведьма наложила на тебя? – Агнешка в тайне надеялась, что версия о «спасении Джэна», родившаяся в ее голове, буквально в последнюю секунду, таки сработает. – Ты можешь мне не верить, но подумай сам, разве эти чары не держат тебя до сих пор в плену у ведьмы? Даже сейчас, когда она, наконец, умерла! Опомнись, Джэн!
Странная улыбка блуждала на губах Джэна.
- Ты все сказала? – спросил он.
- Да! – гордо вскинув подбородок, ответила Агнешка. – а теперь подумай, кто тебя по-настоящему любил, а кто играл тобой как игрушкой. Подумай и решай.
- Я решил, – улыбнулся Джэн. – Спасибо, что пыталась меня… спасти. Прощай.
Агнешка поняла, что все кончено. Все ее надежды пошли прахом, все версии рассыпались. «Чертова ведьма, какое же сильное заклятье. А еще прикидывалась невинной овечкой, мол, черной магией не пользуется. Все ложь. Вон как привязала. А Джэн просто дурак, ну и пусть остается со своей ведьмой, пусть мучается. Сам выбрал».
- Постой! – Джэн тяжело поднялся и нетвердой походкой подошел к Агнешке, уже ступившей за порог. – Скажи, если бы Дара отказалась делать приворот, ты ведь не пошла бы к Зольге, правда?
Агнешка уже собралась было, на голубом глазу сказать, что «конечно ж нет, разве она смогла бы причинить ему зло и прочее, и прочее…», но под пристальным взглядом Джэна, глаза ее забегали, слова не находились и голос куда-то пропал.
***
«Дарушка… маленькая, глупенькая моя девочка… любимая. И за что только ты полюбила меня…ТАК?.. Так, что ради того, чтобы не причинить мне зла, помогла другой овладеть мной. Чары? Что ж, Агнешка…ты права. Это настоящие чары и имя тем чарам – любовь. Я – игрушка? Да, игрушка. А так мне и надо. За трусость мою. За то, что любя, сомневался и боялся. Чего? Молвы людской? Смешков за спиной? Сам не знаю. Только не стою я, Дарушка любви твоей. Ты не побоялась. Ничего не побоялась. Даже смерти самой».
Джэн допил последнюю бутылку, достал из ножен свой стилет. Клинок сверкнул в пламени свечи и Джэн вспомнил светлую тень. Ту, что каждый раз вставала между ним и смертью.
«Даже после смерти ты, хранишь меня, любимая. Даже там, нет тебе покоя из-за меня. Но я исправлю это, Дарушка. Я освобожу тебя. Не достоин я любви твоей бесконечной, не достоин и смерти честной и благородной. Но и жить дальше без тебя я не могу. И не хочу.
Резко занес стилет и со всей силой направил тонкий клинок в грудь. В самое сердце.
Невероятная сила вдруг выкрутила кисти рук, сжимавшие рукоять стилета, острая, боль пронзила мыщцы, а клинок, словно ожив, вырвался из рук и с душераздирающим скрежетом, по самую рукоять вошел в каменную стену за спиной Джэна. Светлая тень снова пронеслась перед глазами. Джэн секунду сидел, оторопело гладя на свои ладони, в которых секунду назад был клинок, затем глаза его закрылись и он впал в забытье.

***
- Все-таки сидеть на облачке свесив ножки, не так уж и плохо. – Эквиль с улыбкой присела рядом с Дарой на белоснежном мягком облаке. – Особенно когда сутками напролет носишься за одним сумасшедшим человеком, пытаясь успеть оттащить его за уши от очередной пропасти.
Дара смущенно улыбнулась Богине. Она тяжело дышала, все существо ее дрожало от невероятного напряжения. Каждый раз, мчась вслед за Джэном она боялась только одного - не успеть. Вот и сейчас перед ее глазами все еще стояло видение тонкого клинка, неотвратимо приближающегося к груди Джэна.
- Девочка, мне больно на тебя смотреть. Так нельзя. Ты совсем себя изведешь. Ты итак превратилась в тень. Если так пойдет, чувствую – ты станешь первым ангелом, который умер в Раю…от усталости. Сколько это еще будет продолжаться?
Дара пожала плечами.
- Я не знаю.
- Мда. – покачала головой Богиня. – Поистине он весьма изобретателен в своих попытках лишиться жизни. От оружия в бою ты его заслоняла, от всевозможных чудовищ спасала, из омута Омакшана вытаскивала, с маяка Соли-Нар снимала. Столько вина, сколько он уже выпил, не выдержал бы ни один человеческий организм. В тюрьму или на плаху за свои выходки, ты ему попасть не дашь. Только что отвела клинок от прямого удара в сердце, тем самым еще от греха самоубийства его душу спасла. Чего он там еще не испробовал? Яд? Дара! Он никогда не остановится.
- Если бы я могла быть там… рядом с ним, – печально прошептала Дара.
- Оставь его. Дай ему умереть, раз он так этого хочет.
- Я не хочу, чтобы он умер. Я хочу чтобы он жил и был счастлив.
- Но ОН этого не хочет! – всплеснула руками Богиня. – Да и похоже, - она грустно покачала головой. – Быть счастливым без тебя он уже не сможет. Отпусти его, Дара…
- А мы сможем встретиться здесь? Сможем быть вместе? Пусть не сразу… пусть даже через века? Хоть когда-нибудь?– с тайной надеждой спросила Дара.
- Нет, дитя. Его место в Аду, а Рай и Ад не пересекаются никогда. Ни в какой бесконечности.
- Но мне всегда говорили, что души тех, кто любил друг друга при жизни, после смерти встречаются на небесах, чтобы уже никогда не разлучаться. Значит это все неправда?
- Правда. Но это касается тех, кто ЛЮБИЛ. А чем твой Джэн доказал свою любовь к тебе?
- Он не может жить без меня. Он хочет умереть, чтобы встретиться со мной, здесь. Он ведь не знает… - голос Дары опустился до шепота, – что это невозможно.
- Ну, да конечно, – хмыкнула Богиня.
- Но, Экви! Ты же все слышала! Он чувствует, что это я! И он хотел умереть, чтобы дать покой моей душе.
- Потрясающе! – возмущенно воскликнула Эквиль. – Он готов умереть, чтобы дать, наконец, покой душе несчастной девушки, которая итак умерла ради него и даже после смерти, оберегает его жизнь от его же безумия. Какая великая жертва во имя любви! Бррр! – Богиня передернула плечами.
Дара – печальная и задумчивая, слушала Богиню вполуха, все время сосредоточенно к чему-то прислушиваясь, словно боясь пропустить какой-то сигнал.
- Я не могу видеть тебя такой, дитя мое. Ты же в Раю! В Раю все должны быть счастливы и довольны. Должны отдыхать и наслаждаться. А ты носишься как угорелая за своим Джэном, ни днем, ни ночью не ведая покоя. И таешь на глазах. Так не должно быть!
- Если бы я могла быть там, рядом с ним… - снова тихонько проговорила Дара.
- Девочка моя, опомнись! – Богиня снова была в возмущении. – Ты сейчас, будучи Ангелом, наделенным сверхъестественными способностями, еле поспеваешь за ним. А если бы ты была рядом с ним, простой смертной, ты ничего не смогла бы сделать, чтобы уберечь его.
- Если бы я была рядом с ним. – Дара нежно улыбнулась. – Это уже не понадобилось бы.
Эквиль пристально посмотрела в глаза девушки.
- Ты, в самом деле, в это веришь?
- Да.
- И ты, в самом деле, хотела бы вернуться? Туда, на землю, в свою прежнюю жизнь?
- Да! – глаза Дары вспыхнули огнем надежды, но тут же погасли, подернувшись легкой дымкой. – Но это ведь невозможно. Еще никто не возвращался с того света.
- Хм.… Ну почему невозможно.… нет ничего невозможного… если очень захотеть… Да и прецеденты уже были…- задумчиво расхаивая взад-вперед по облаку, словно сама с собой, рассуждала Богиня.
- Экви! – Дара замерла, боясь поверить в происходящее.
- В конце концов, Богиня я или где? И, в конце концов, скоро Новый год. Могу я сделать подарок тому, кого очень люблю.– Эквиль нежно обняла Дару. – Я полюбила тебя, малышка. Сама не знаю почему. Ты так веришь в своего Джэна и в его любовь к тебе, которой я не вижу и не понимаю. Но черт меня подери – как я хочу, чтобы ты оказалась права, а я ошиблась. Я верну тебя на землю. Пусть будет, так как ты хочешь. Только прости, дитя, - Эквиль виновато опустила глаза. – Тебе придется принять свой прежний облик. Не боишься?
- Нет! – весело ответила Дара.
- А не боишься, что твой любимый, видя, что ты жива, что снова здесь, рядом, что любишь и веришь ему, как прежде – успокоится, придет в себя и…снова начнет сомневаться и искать чего-то на стороне? Что ты тогда будешь делать?
- Я буду любить его, – просто ответила Дара.
Эквиль только покачала головой. Богиня взмахнула руками, и фигуру Дары окружило золотистое сияние.
- На земле сейчас лютый мороз, а ты там, в легком платьице. Это ненадолго сохранит тебя от холода. Ступай, моя золотая девочка. И будь счастлива. Может и в самом деле когда-нибудь, когда придет ваш час, вы придете ко мне сюда… вместе. Чтобы уже никогда не расставаться. Во всяком случае, мне бы этого очень хотелось.
Дара обняла Богиню.
- Спасибо, Экви… я никогда и представить себе не могла, что буду говорить с Богиней как с подружкой или сестренкой. Прости, что доставила тебе столько хлопот. И спасибо за все, что ты для меня сделала. Я постараюсь не сильно надоедать тебе своими молитвами о Джэне. – Эквиль рассмеялась.
- Прости, дитя, но почему-то я тебе не верю. – Дара смущенно улыбнулась.
- И я буду счастлива. Я тебе обещаю!
***
Крикс заглянул в окошко алхимической лавки. Джэн стоял у прилавка, а продавец, одну за другой выставлял перед ним разнообразные баночки. Крикс разглядел только несколько названий: «Яд темневика», «Яд сколопендры», «Трупный яд». Собрав их все в сумку, Джэн расплатился, вышел и направился домой. Прячась за домами и деревьями, Крикс неотлучно шел за ним. Крикс был полон решимости, во что бы то ни стало снова попытаться попасть в склеп и помолиться Святой Даре (так ее теперь называли в Лонгхольме) и попросить у нее исцеления. Только он должен был убедиться, что не столкнется там с Джэном. Кажется, подвернулся подходящий момент. Проводив Джэна до самого дома, подождав пока тот скроется внутри, Крикс осторожно заглянул в окно. Джэн подбросил дров в камин и стал вынимать из сумки и расставлять на столе, все купленное. «Ну, вот, кажется, у меня есть немного времени». И не теряя ни минуты, Крикс направился к кладбищу.
***
Дара глубоко вдохнула и открыла глаза. Затем резко села и огляделась.
- Мда… Это вам не райские кущи, – хихикнула Дара. – Ну и нечего здесь рассиживаться. Добро пожаловать домой! – Она легко по привычке, вскочила с мраморной плиты и тут же, ощутила свою хромоту, чуть не потеряв равновесие. – Ох-хо-хо… Да и ты больше не ангел. Летать не получится. Что ж, придется снова научиться ходить по земле.
Холода Дара не ощущала. Сияющий ореол, окружающий всю ее с ног до головы, действительно сохранял тепло. Дара направилась к выходу, но тут же замерла от неожиданности.
- О, неееет!
«О, Эквиль! Такое может произойти только со мной. Я только что вернулась с того света, и кто же меня встречает?! Крикс…»
В самом деле, Крикс, только что появившийся на пороге склепа, застыл там, пораженный увиденным. Так они и стояли – Дара, в белоснежном одеянии, в ореоле золотого свечения. И Крикс, намертво вросший в дверной проем, с выпученными глазами и перекошенным лицом.
«Ну и как мне теперь отсюда выйти? – мысленно спросила кого-то Дара. Она смотрела на Крикса и перед ее глазами проносились видения недавнего прошлого. Весть о драке и о заточении Джэна, и о той роли, которую сыграл в этом Крикс. Донос, приговор. Страх, отчаяние и боль, которые владели ею, когда она металась, в тщетных попытках, спасти Джэна. Все это нахлынуло на нее тяжелой волной. – Врежь ему! – вдруг почудился Даре голос Богини. – Неет… - Да! – и неожиданно для себя самой, Дара ощутила как ее кулак, со всей силы врезается в отвисшую челюсть Крикса. Раздался хруст, а следом за ним нечеловеческий вой. Но уже через мгновенье наступила тишина. Крикс с удивлением ощупывал свое лицо. Это было невероятно, но челюсть встала на место, а боль длилась лишь секунду. Крикс взглянул на Дару - и рухнул перед ней на колени, бия поклоны.
- О, Святая Дара! Ты услышала мои молитвы! Ты исцелила меня! О, Благодарю тебя! Я вознесу тебе тысячи молитв, воскурю свечи и благовония. Я построю в честь тебя храм!
Дара с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
- Кхм… не стоит так беспокоиться. Будет вполне достаточно, если ты просто пропустишь меня?
Крикс благоговейно глядя на Дару, отодвинулся с дороги. Вдруг он вскочил, и снова встав перед, ней залепетал:
- О, Святая Дара! Твой Джэн! Он там, дома… Он накупил всевозможных ядов и что-то там варит…
- О, черт, Экви! Ты все-таки накаркала! Спасибо! – бросила она Криксу и бросилась к дому Джэна.
По глубокому снегу, хромой девушке бежать было тяжело. Проваливаясь и спотыкаясь, она бежала так быстро, как только могла, шепча про себя: «Только бы успеть! Только бы успеть!»
***
Джэн присел за стол и взял кружку с горячим напитком. В этот миг, дверь распахнулась и в комнату ворвалась светлая тень, вихрем пронеслась по комнате прямо к Джэну. Он только краем глаза уловил, взмах руки. Кружка вылетела из рук Джэна и, ударившись о стену, разбилась вдребезги, оставив на стене пятно медленно стекающей, коричневой жидкости.
- Черт тебя подери, Джэнтри! Я больше не дух бестелесный, летающий со скоростью света! И что за дурацкая привычка – пить всякую гадость!?
- Вообще-то это был кофе, – пробормотал Джэн, не отрывая глаз от стоящей перед ним фигуры в золотом ореоле.
- Кофе?.. – Дара нервно хихикнула. – Ну, извини… Я сварю тебе другой.
Джэн медленно подошел к ней. Руки сами потянулись в неодолимом желании обнять, но он боялся, что снова ощутит лишь пустоту. То ли пелена постепенно спадала с глаз Джэна, то ли золотистое сияние таяло, но через несколько мгновений Джэн увидел перед собой Дару. В том самом, кружевом подвенечном платье, правда, промокшем и висевшем словно мешок. В том самом венке из белых роз, правда слегка съехавшем набок и придававшем ей немного хулиганский вид. Но это была она – его Дарушка. Джэн не верил своим глазам, но ощущениям не верить не мог. Мягкие, шелковистые волосы, длинные густые ресницы, так приятно щекочущие его пальцы, глаза наполненные любовью и слезами, губы нежные, теплые, такие манящие, такие зовущие.
- Да - Да.. - Да..- Джэн пытался произнести имя. Тонкие пальцы успокаивающе, прикоснулись к его губам.
- Да.
***
Джэн открыл глаза. Сон? Неужели это был только сон? О, Боги! Но нет… Он уже уловил легкое дыхание, щекочущее его разгоряченное тело, атлас кожи под своими ладонями, хрупкую и беззащитную фигурку в своих объятьях. Сердце Джэна защемило от бесконечной нежности. До слез. Теперь он точно знал – что такое счастье. И еще Джэн знал, что это Счастье свое, потерянное и вновь обретенное, не променяет он ни на царства-королевства, ни на самых изысканных красоток, ни на все сокровища мира. И будет он его лелеять, холить да баловать, оберегать и защищать. И не дай Бог…кто-нибудь, когда-нибудь, не то что пальцем - словом недобрым или взглядом косым… А Счастье, тихое и безмятежное (наверное, впервые за много-много ночей - земных и неземных), спокойно спало на его груди.
А за окном падал и падал густой белый снег, украшая мир, в преддверии волшебного праздника, когда сбываются самые заветные мечты…
***
Светлая тень. Белоснежная ночь.
Тихий мой ангел – ведьмина дочь.
Спит на груди моей сладко- доверчиво,
Мной бесконечно любимая женщина.
Ты мое счастье, мой дом и мой храм
Я больше тебя никому не отдам.
Ты мое небо, мой мир и мой Рай –
Только меня больше не покидай.

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#43 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 31 Январь 2012 - 14:11

60 этап "Убить легко"


- Убить легко?
- Убить? Легко!
Одно нажатие курка,
Один умелый взмах клинка,
Один костер, одна петля,
Одна таблетка… Вуаля!

- А что потом?
- Потом? Душа,
Освобождаясь не спеша
От тела, поднимаясь ввысь,
С недоуменьем смотрит вниз
На тело, что осталось там
И улетает к облакам!

- А быть убитым
Страшно? – Нет!
В твоих глазах померкнет свет,
Исчезнут звуки, запахи.… И боль.
Душа твоя расстанется с тобой.
Ни чувств, ни мыслей, ни желаний!.. Ни черта!
Убитым быть – такая красота!

- А что убийца?
Он герой?
- Герой? Он под счастливою звездой,
Раз все еще живой
И вновь конец отсрочил свой,
Клинком да верною рукой.
Вот только… где его покой?..

- Так убивать зачем?
- Ну как зачем?
Затем, чтоб все досталось нам! А тем
Кого мы убиваем – шиш!
Вот так вот! Просто все, малыш!
Ну и конечно нужно убивать еще затем,
Чтоб самому не оказаться «тем»!

- А можно жить не убивая?..
- Не у-би-ва-я?!?! Я не пробовал!.. Не знаю…

Изменено: Мелли ТЕРН, 31 Январь 2012 - 14:12

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#44 project manager

project manager

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 2 376 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 01 Февраль 2012 - 10:25

интересный стих ! )
  • 0

I'm soldier, значит я

и ответчик и судья

я стою на двух концах огня


#45 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 10 Февраль 2012 - 17:17

Из внеконкурсного...

Ты не любишь, а я не надеюсь.
Ты не веришь, а я не боюсь.
Ты стучишься в открытые двери,
Я - о ставни забитые бьюсь.

Ты не знаешь, а я не признаюсь.
Ты не слышишь, а я не кричу.
Ты давно в облаках не витаешь,
Я давно камнем в пропасть лечу.

Ты не вспомнишь, а я не забуду.
Ты останешься, я не вернусь.
Ты - моё невозможное чудо,
Я - твоя непонятная грусть.
  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#46 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 08 Март 2012 - 10:38

62 этап - "Вино и кровь невинных душ"

Руины Соли-Дора. Переход. Хум. БПХ. Убита Мелли!
В своем красивом, артефактном шмоте,
Лежит, как нуб последний, на погосте
И ветерок ей локоны шевелит.

Не созданная убивать рука,
Тяжелую секиру не сжимает.
Невинная душа, с безмолвных губ слетая
Не зло покрутит пальцем у виска.

- Зачем ты вышла на тропу войны?
Из безопасных, тихих подземелий.
Без бомб и без гранат, без свитков и без зелий.
Кому такие подвиги нужны?

Твое призвание – гранить бирмиты, да брильятнты,
Да руны рисовать, да сочинять стихи.
Не создана ты для боев лихих,
Не для побоищ беспощадных создана ты.

Зачем? Ему хотела доказать,
Что не слабей его крутых подружек?
Что так же, как они, с секирой дружишь
И, как они, умеешь убивать?

Неужто, глупая, надеялась – оценит?
Поймет, почувствует и прилетит тебя спасать?
И что теперь? Финита! Гаснут факелы на сцене.
Ты умираешь, а ему плевать.

Один воюет ради бренной славы,
Другой за деньги, третий просто мстит…
А ты надеялась любовь спасти
Такою вот ценой кровавой?

Невинная, наивная, земная
Отныне больше никому не веря,
Сквозь боль, предательство, измены и потери
Уходишь, не прощаясь и прощая.
***
Вино и кровь невинных душ
Мешают Боги в сладкий пунш
И пьют, в своих чертогах горних
За процветанье Элинора.
***
А где-то в Соли-Доре, средь руин скитаясь,
Безумный воин все кого-то звал…
- Эй, воин! Ты кого-то потерял? -
В ответ ему лишь эхо рассмеялось.
  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#47 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 14 Март 2012 - 13:48

*************************************
Отпусти меня, мне с тобой больно.
Я была твоя, ну и довольно.
Отпусти и все, что тебе стоит?
Раз нашел ее – меня не достоин.

Отпусти меня, мне с тобой плохо.
Вся любовь твоя – капли да крохи.
Отпусти «на раз», тихо и просто.
Отпусти сейчас, потом будет поздно.

Отпусти меня, клянусь не влюбляться.
Разлюбить тебя, клянусь не пытаться.
Отпусти меня, я слов не нарушу.
Отпусти меня, верни мою душу.

Светлячок погас, крылышки стерлись.
Вместо нежных фраз – терпкая колкость.
Гасит Солнца свет серенький вечер,
[Сердца больше нет, любить больше нечем.]

11-14.10.2011 - 14.--.2012

Изменено: Мелли ТЕРН, 14 Март 2012 - 15:15

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#48 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 23 Март 2012 - 17:05

63 этап "Тайна старого ювелира"

Над Кхатогом витали слухи. Кто знает, как эти слухи проникали в наш земной мир, с небесных высот, но появлялись они с завидным постоянством, будоража и напрягая население. А раз так, всем и каждому было понятно, то появляются они не просто с ведома Высших сил, а по их непосредственному хотению и распоряжению. Слухи о предстоящих изменениях в размеренной и однообразной жизни простых смертных. Для чего Боги это делали? У населения было несколько вариантов. Ну, во-первых, Боги все же не звери. И когда им в голову приходила очередная затея, они пускали в Нижний мир слухи, чтобы население успело подготовиться, осознать предстоящее и смириться с неизбежным. Потому как, если Боги чего решили, они сделают обязательно. Потом, конечно они вполне могут поменять свое решение на совершенно противоположное, что делали не раз. Но они ведь Боги, имеют право. Но чаще всего, Боги вбрасывали в мир свои эксклюзивные слухи просто от скуки. И когда там внизу, начинались шатания и брожения, вскипало возмущение и негодование, поднимался ропот и вспыхивали бунты, путчи и революции – Богов это забавляло до глубины души. Они с детским восторгом наблюдали за тем, как ничтожные человечки и гномики пытаются противостоять Воле небес, совершают подвиги, чудеса самопожертвования во имя справедливости, в наивности своей не понимая, что все напрасно и будет так, как решено наверху.
В этот раз, Боги-затейники задумали разнообразить жизнь элинорских ювелиров. Слишком уж размеренной и упорядоченной, по мнению Богов, конечно - она стала. Все рецепты и схемы давно изучены, система характеристик боевых камней – стройна и статична. Даже мультикамни, в изготовлении которых, присутствовала хоть какая-то интрига, имели все же лишь определенное число вариантов. Ну, скучно ведь, не правда ли? Слухи же, реявшие над Кхатогом и ставшие уже достоянием и предметом обсуждения не только ювелиров, но и воинов, охотников, банкиров, глав кланов, в общем, всего населения, ибо касалось это всех, несли в себе следующую информацию.
С момента, как слухи приобретут статус свершившегося факта, вся эта стройность и упорядоченность рухнет к чертям. Боги решили, что отныне боевые характеристики камней, каждый месяц будут меняться. Не только в сторону усиления-ослабления, но и на качественном уровне. А именно – раньше, каждый ювелир знал, что из неограненного алмаза, в результате нескольких ступеней огранки получался Бриллиант, увеличивающий силу удара, а из янтаря, тем же путем непременно получится Бирмит, усиливющий яростную мощь воина. И так далее. Теперь же в начале каждого месяца, камни и их характеристики будут перешиваться как билетики в лохотр… ой, прошу прощения – лототроне. И в итоге этих манипуляций, Бирмит например, может получиться из рубина, а Бриллиант не из алмаза, а вовсе из изумруда. Вдобавок к этому все камни, сделанные ранее, потеряют свои прежние свойства, станут бесполезными безделушками. И нужно будет срочно бежать к ювелирам за партией новых, измененных камней. Вот такая «веселуха» ожидала население Кхатога в ближайшее время, если верить слухам, просочившимся из Небесных Чертогов. А не верить им, как мы уже поняли, было глупо.
Логически напрашивался вопрос – «Зачем?» Понятно, что ответа на него ждать было так же глупо. Далее повисал вопрос – «Кто виноват?» Вопрос риторический, стало быть, ответа на него никто и не ждал. Следующим был вопрос – «Что делать?» Где-то, на периферии сознания маячил извечный вопрос – «Кому в Элиноре жить хорошо?», но.… Вернемся к предыдущему вопросу.
В Ратуше Кхатога собралась представительная компания – староста Корагор, глава Гильдии Ювелиров Крагтос, ювелиры кланов, а так же главы этих кланов. Собрались все эти почтенные гномы, чтобы обсудить надвигавшуюся реформу, а так же попытаться выработать общую стратегию выживания в новых реалиях. Обсуждение длилось уже несколько часов. Но ничего путного придумано так и не было, кроме вывода, повторенного чуть ли не каждым присутствующим, о том, что жить, конечно, станет веселей, но будет трудно.
- Если с другими камнями все не так уж и напряжно, чехарда, конечно, сильно осложнит процесс огранки и продажу, но думаю, справимся. А вот с Бирмитами, будет совсем сложно. – Произнес один из присутствующих. Этот гном заметно выделялся в компании почтенных мастеров и знатных воинов своей молодостью. Было ему на вид лет 20-25. Но свое почетное место среди самых уважаемых гномов он заслужил по праву. Звали его Алерт. И был он не просто талантливым молодым ювелиром. Алерт был уникальным ювелиром, единственным в своем роде. Ну, во всяком случае, единственным в Кхатоге. О том, имеется ли подобный уникум среди ювелиров Лонгхольма, разведка сведений пока не доносила. В чем заключалась уникальность Алерта, мы расскажем немного позднее, а пока вернемся к уважаемому собранию. В ответ на реплику Алерта, уважаемые ювелиры согласно закивали и тяжело завздыхали. Каждый понимал, о чем это было сказано. Чтобы и читателю стало понятно, мы слегка погрузим его в тонкости технологии производства боевых камней.
Для производства того или иного камня, требуются не только драгоценные камни в их, первозданном, неограненном состоянии. Но так же точильные камни всех цветов радуги, свитки, эликсиры, руны, руды всевозможные. И чем выше уровень камня, чем сильнее и мощнее его свойства, тем больше всего этого добра уходит на его изготовление. И выходило так, что для производства всех камней, необходимые составляющие легко можно было приобрести в Кхатоге, так сказать, не отходя далеко от точильного станка. Для всех. Кроме серебряных и золотых Бирмитов. А эти, пользующиеся наибольшим спросом, камни, невозможно было изготовить без оранжевых кристаллов ненависти. Причем годились для изготовления исключительно кристаллы произрастающие в Гоблиноре и добытые исключительно своими руками. А добыть их было совсем непросто. Для этого необходимо было наняться к тамошнему правителю в истребительный отряд и освобождать окрестности Гоблинора от осаждающих его, всевозможных чудовищ. Убивать монстров и собирать с них зубы, уши, когти, и прочие трофеи на которые и можно было обменять эти самые кристаллы ненависти. Попадались кристаллы и на телах самих чудовищ. Убить даже самого слабого из обитавших там зверушек, под силу было далеко не каждому воину и охотнику. Да и в свой «прекраснейший из прекраснейших городов» зеленый, вислоухий народец пускал к себе не всех подряд. Требовалось пройти многоступенчатое испытание и немало потратиться, чтобы заслужить их доверие. Ну и главная трудность состояла в том, что свою магическую, боевую силу кристаллы сохраняли лишь в руках того кто первый к ним прикоснулся. Стоило же продать их, или просто передать другому, как вся магия из них испарялась и они превращались в рыжие стекляшки. И только будучи заключенными, умелыми руками ювелира, в превосходные бирмиты и помещенные в серебряную или золотую оправу, кристаллы, сохраняя все боевые свойства, могли свободно передаваться и продаваться кому угодно и сколько угодно. Кто это все придумал? Догадайтесь с трех раз.
Из-за всех этих особенностей, серебряные и золотые бирмиты были самыми дорогими камнями, а стало быть, и самыми выгодными для ювелиров. Тем более что и спрос на них всегда был. А вот ювелиров, способных добыть кристаллы ненависти и изготовить бирмиты, можно было сосчитать по пальцам.
Потому-то так единодушно и печально согласились все с тем, что сказал Алерт, потому что понимали: если раньше, с трудом и с риском для жизни, все же можно было запастись некоторым количеством кристаллов, наделать бирмитов впрок и ждать покупателей. То с введением нововведениев.… Ну, вы сами понимаете.
Корагор сидел, печально понурив голову. Гораздо больше ювелирных тонкостей, волновал его сейчас совсем другой вопрос: - «Не выльются ли эти реформы, будь они неладны, в бунт? Народ-то в Кхатоге горячий, вояки сплошь. Воины – в поте лица и в крови невинных душ, добывают они отвагу и доблесть свою тоннами. А вот с деньгами у большинства всегда было не густо. А самое главное и ценное для воина что? Правильно – оружие и доспехи. Настоящий воин холит и лелеет свои доспехи, больше чем любимую девушку. И стремится сделать их как можно более совершенными и надежными, ибо от этого зависит его жизнь в бою. А теперь что же – снарядит воин свои доспехи по последнему слову боевой моды, потратит на это немалые деньги, а через месяц это все коту под хвост и все заново?! Взбунтуются, как есть взбунтуются. Богам конечно весело, а отдуваться то кому? Старому Корагору».
- Ладно, братья, что судить да рядить без толку? Нововведения неизбежны, хотим мы того или нет. Изменить мы ничего не сможем. Ступайте по домам и мастерским, запасайте ингредиенты, кто может, запасайтесь кристаллами – а настанет пора, там и поглядим. Может все еще не так и плохо.
Чинно, один за другим почтенные гномы, стали подниматься, прощаться и расходиться.
***
Алерт, вышел на улицу, запахнул плащ, глубоко вдохнул свежий морозный воздух. Уже был март, но зима не торопилась покидать Кхатог. Повсюду еще лежал снег и стоял легкий морозец.
«Может все не так и плохо», – усмехаясь, пробормотал он про себя. – Конечно, не плохо. Наоборот, очень даже все хорошо. Лентяи, паникеры, трусы».
Стать ювелиром Алерт решил еще в раннем детстве. Он был младшим ребенком в семье. Отец его был воином, дед его был воином, пятеро братьев его, как один пошли по стопам отца и деда. И только Алерта, с малых лет совсем не интересовали деревянные мечи и молоты, драки и бои. Его тянуло ко всему прекрасному. Часами он мог разглядывать какой-нибудь цветок, тщательно изучая его форму и окраску, любоваться закатом, слушать, как шумит ветер. Он рано освоил карандаш и стал рисовать пейзажи, портреты. Легко и свободно рождались у него рифмованные строчки, и он постоянно мурлыкал себе под нос, какие - то песенки собственного сочинения. В десять лет Алерт сам, без посторонней помощи научился играть на лютне. По мере взросления и таланты его росли и развивались. Песенки переросли в баллады, которыми заслушивалась вся молодежь Кхатога, карандашные рисунки сменились великолепными картинами полными буйства красок, чувственности и жизни. Однажды, проходя мимо ювелирной лавки, когда ему было лет шесть, Алерт надолго застыл, любуясь выставленными на витрине кольцами, амулетами и россыпью разноцветных инкрустационных камней, в серебрянных и золотых оправах. Игра света в гранях камней, переливы и мерцание так заворожили мальчика, что он в тот же миг решил, непременно станет ювелиром. Потому что не представлял себе профессии более интересной и прекрасной. Матушка Алерта нарадоваться не могла на своего младшенького. И внешностью его Боги не обидели, и характером, а уж талантами наградили – на несколько гномов бы с лихвой хватило. И все у него получалось по высшему разряду. А вот отец… Конечно, он любил своего сына, все-таки его плоть и кровь. Хоть и мелькала порой крамольная мысль – а его ли? Все сыновья как сыновья, с детства бредили оружием, доспехами, схватками и сражениями. Книжки если и читали, то только с легендами о великих воинах и полководцах. Все теперь при деле, в лучших кланах и не на последнем счету. Один дослужился до Кхадлорда, второй получил гордое звание Охотника за головами, трое пока были оруженосцами, но, отец был уверен, их тоже ждало славное будущее. А этот… и в кого только удался? Как мог, отец пытался наставить непутевого сына на путь истинный, в редкие свои побывки дома. Привозил трофейное оружие, доспехи, надеясь пробудить интерес, но если Алерта они и интересовали, то только с точки зрения эстетичности и совершенства формы. Пробовал обучать приемам боя, ударам и парированию ударов, заставлял делать упражнения для развития мускулатуры, чтоб совсем уж хиляком не вырос. Алерт, как послушный сын подчинялся, но хватало его ненадолго. Отец досадливо махал рукой и мальчик, с радостью убегал к своим книгам, краскам, песням. Печальной виделась отцу дальнейшая судьба сына. Куда приведут его эти, девчачьи, как он считал, занятия? Чем будет он зарабатывать себе на пропитание, кормить семью? Картинками, да песенками?
Алерт чувствовал и тяжело переживал такое отношение отца. Он не мог понять, почему его братьев, которые только и умеют, что молотами махать, отец ценит больше чем его, обладающего столькими талантами и умеющего такое, на что способны лишь избранные. Это было обидно и несправедливо. И Алерт сказал себе, что он сделает все, чтобы доказать отцу, как тот был неправ. И что на том пути, который он для себя выбрал, непременно добьется и славы и богатства и даже власти.
Поступив в обучение к мастеру Крагтосу, Алерт с первых же дней стал лучшим учеником. Учение давалось ему легко. То, на изучение чего другим ученикам требовались недели, Алерт постигал за несколько дней. Ему нравилось учиться, осваивать новое и неизведанное. Он часами мог просиживать в библиотеке, отыскивая все новые трактаты, древние фолианты и манускрипты, хранившие в себе всю ювелирную премудрость. Он знал уже практически все, что было когда-нибудь написано о рудах, камнях, способах огранки, видах боевых, магических и обычных украшений. Практика тоже давалась ему легко. Частенько, наблюдая за тем, с каким вдохновением и самоотдачей Алерт трудится над очередным его заданием, мастер Крагтос говорил сам себе: - « Да, этого мальчика поцеловали Боги». Мастер не мог нахвалиться на ученика, понимая, что такие попадаются раз за всю жизнь и то не у каждого мастера. Несмотря на все это, в Алерте не было ни грамма самодовольства, гордости или высокомерия. Он с радостью готов был помогать другим учениками и словом, и делом. Да и вообще характером обладал легким, общительным. А благодаря своим талантам всегда был душой компании. Парень с лютней, сочиняющий прекрасные баллады о любви, конечно же, был кумиром всех девушек. А вот его сердце открылось лишь для одной.
Тэрин. Так звали милое создание с лучистыми глазами, слегка вздернутым носиком и россыпью озорных веснушек по нему. Стройная и хрупкая, на вид, девушка, тем не менее, была опытным охотником. С ранних лет постигала она способы истребления всевозможных чудовищ населяющих Элинор. Знала все их повадки и приемчики, знала какие ресурсы можно добыть из того или иного монстра. Она была хитроумна, терпелива, стремительна и изворотлива. И сильна. Ну, для девушки конечно. Не раз, видя ее в бою, Алерт не мог оторвать взгляд от ее фигурки, кружащейся вокруг чудовища в завораживающем танце. А Тэрин, с замиранием сердца слушала его баллады, когда вечерами молодежь Кхатога собиралась на берегу моря, у костра. Познакомились, подружились…а потом пришла и любовь. И уже баллады свои, Алерт пел только для нее. Почти каждый вечер гуляли они по берегу моря, подставляя лица свежему бризу. Любовались на звезды, слушали пение ночных птиц и шум прибоя. Говорили, строили планы на будущее. Учеба Алерта подходила к концу и скоро он должен был начать работать, уже как полноправный мастер-ювелир. Они решили, что как только Алерт скопит приличную сумму, они сразу же сыграют свадьбу. Тэрин с радостью добывала для него необходимые в учебе ингредиенты – руды, камни. Ей это не составляло ни малейшего труда, а вещи, которые Алерт из них изготавливал, просто приводили ее в восторг.
***
Наконец настала пора сдать последний экзамен. Мастер Крагтос, дал своим выпускникам последнее, ответственное и сложное задание. Все разошлись по домам выполнять его. Алерта экзамен не беспокоил, он был уверен в своих силах, и это задание не составляло для него никакого труда. Голова его была занята другим. Накануне вечером, в разговоре, мастер обмолвился о существовании некоего старинного справочника по минералогии и кристаллографии. В этом справочнике, по словам мастера, содержались сведения обо всех известных минералах и самоцветах, но сведения эти были якобы, отличными от тех, которые были достоянием всех ювелиров на протяжении уже нескольких сотен лет. А возможно, что там была информация и о совсем неизвестных камнях. Сам мастер этого справочника не читал, поскольку, как ни старался, но так и не смог его отыскать в залежах Кхатогской библиотеки. Но уверенно утверждал, что книга эта непременно должна там быть. И Алерт решил постараться отыскать этот справочник. Во-первых, ему самому было интересно его прочесть, во - вторых ему очень хотелось таким образом отблагодарить мастера Крагтоса за науку и за доброе отношение.
Полдня уже провел Алерт в библиотеке, методично, стеллаж за стеллажом, полку за полкой, сундук за сундуком исследуя и перебирая старинные книги и свитки, в поисках нужного, но все тщетно. Но Алерт не сдавался. Разбирая очередной стеллаж, взгляд Алерта вдруг остановился на старинном свитке, спрятавшемся между толстенными фолиантами. То, что свиток старинный, Алерт понял сразу. В его руках перебывало уже столько древних рукописей, что он научился, по состоянию бумаги и чернил определять, сколько лет тому или иному свитку. Этот же был не просто старинный, таких ему еще не попадалось. Бумага от времени приобрела темно-коричневый цвет, и весь свиток покрывала сеть тончайших трещинок. Алерт хотел было взять его, но потом передумал. «Он же рассыплется у меня в руках. Нет, пусть лежит себе». И двинулся дальше. Но какая-то таинственная сила словно дернула его обратно. Юноша снова подошел к месту где лежал свиток, размышляя про себя – «Ну лежал он тут сотню лет, нетронутый, стало быть, не нужный никому. Если и рассыплется, никто не заметит. А вдруг там что-нибудь интересненькое? Эх, была, не была»
Аккуратно взяв свиток, задержав дыхание, Алерт начал осторожно разворачивать его. Но что это? По мере раскрытия свитка, на нем стали проступать светящиеся письмена, словно чья-то невидимая рука водила по нему пером, обмакнутым в волшебные чернила. У Алерта задрожали руки от такого зрелища, но он собрался, и продолжал бережно разворачивать свиток, читая проступавший текст. Если бы кто-то в этот момент наблюдал за ним со стороны, он бы заметил, восторг и непередаваемую радость на лице. Юноша так погружен был в чтение волшебного свитка, что не заметил, как по листу вдруг побежали тоненькие язычки пламени, самого настоящего, прожигая в бумаге дорожки. Чем дальше Алерт разворачивал свиток, тем огненных змеек становилось все больше. Они стремительно продвигались вниз за его пальцами. Строчка, еще, еще…. Оставался последний абзац.
- Черт! – один их язычков все же добрался и обжег палец Алерта. Свиток выпал из его рук, пламя объяло свиток и через секунду все было кончено. Не осталось даже пепла, только еле заметная струйка дыма странным образом, описав спираль вокруг фигуры Алерта, унеслась вверх и растаяла без следа. «Эх, чуток совсем не дочитал. Ну, самое основное – успел. Ай-да свиток, ай-да я! – подумал про себя Алерт. – вот сейчас и испытаем». И отправился в мастерскую.
Мастер Крагтос принимал выпускной экзамен у своих учеников. Алерта он оставил, что называется, на сладкое. Даже и не сомневался, что тот все выполнил наилучшим образом. Ученикам было поручено изготовить полный боевой комплект камней для Доспехов Охотника За головами. Когда Алерт выложил перед мастером свои камни, тот, даже не глядя на них, стал поздравлять юношу с отличным окончанием учебы. Произнося похвальные слова, мастер даже прослезился.
- Алерт, мальчик мой, я горжусь тобой. Наша гильдия, в твоем лице получила талантливейшего мастера. Я уверен, ты достигнешь многого…
- Мастер Крагтос. – перебил его Алерт. Мастер недоуменно осекся. Раньше Алерт никогда не позволял себе такого обращения с учителем. Всегда был почтителен и внимателен ко всем словам. Но возможно это просто от волнения, все-таки последний день, испытание, волнение.
- Да, мой мальчик.
- Мастер, мне бы хотелось, чтобы вы все-таки посмотрели мои камни, – на губах его блуждала какая-то странная улыбка. То ли ироничная, то ли снисходительная.
- Алерт, у меня нет никаких сомнений, что они выполнены идеально и хоть сейчас их с радостью купили бы самые знатные воины.
- И все-таки, мастер…- в голосе Алерта слышалось явное нетерпение.
- Ну, хорошо-хорошо, если ты так настаиваешь. – Крагтос вооружился лупой, измерителем граней и взял первый попавшийся камень. Это оказался Бирмит в золотой оправе, камень, дающий наибольшую яростную мощь. Мастер вгляделся в грани, ожидая увидеть всем давно известные и обычные показатели. Вдруг на лице старого ювелира отразилось удивление. Он протер линзу лупы, поморгал, хмыкнул:
- Старею, что ли…Что-то в глазах все плывет,- снова одел лупу и всмотрелся в камень. На лбу у мастера выступили бисеринки пота, а руки заледенели. Он еще раз вгляделся в золотистые грани, беззвучно шевеля губами, словно что-то считая. Потом он осторожно, словно в его руках был не камень, а взрывоопасный боеприпас, отложил Бирмит в сторонку и ошалело посмотрел на Алерта.
- Не может быть.…Это невероятно! Это…это… - голос Крагтоса дрожал, весь его облик выражал неподдельное удивление, восхищение и одновременно тревогу и, похоже, даже страх. – Мальчик мой, ты ничего не хочешь мне рассказать?
Конечно же, Алерт хотел рассказать. Его просто распирало от желания рассказать и похвастаться, хоть и было немного боязно, свиток-то сгорел безвозвратно, а значит и знание, которое он содержал, знание великое и бесценное, было утеряно навсегда. Вдруг за это накажут? - «Да ну, конечно, - внутренний голос вдруг резко изменил интонации, не следа страха и смирения.- Никто тебя не накажет. Ты же теперь единственный обладатель этого знания. Единственный, понимаешь? Да к тебе скоро очереди выстроятся в несколько лиг». И Алерт во всех подробностях рассказал учителю обо всем, что произошло с ним в библиотеке.
- Свиток Маргара. – проговорил Крагтос. – Невероятно. Я даже представить не мог, что один из этих артефактов хранится в нашей библиотеке. Хранился,- поправился он. Алерт потупился. Потом, словно смахнув с себя смущение, прямо взглянул на мастера.
- Кто такой Маргар и что это за свитки?
- Да был в древности один ювелир. Точнее, от рождения он был колдуном, а ювелиром стал потом. Очень уж ему нравились камушки, да безделушки. А после того как освоил он всю простую ювелирную науку и технологию, стало ему скучно. И он создал пять уникальных рецептов, дающих способность создавать камни, обладающие силой, превосходящей привычные в несколько раз. Причем эти рецепты даже не нужно было изучать и осваивать. Достаточно просто прочитать свиток. Но, как это водится у колдунов, а Маргар был, вдобавок ко всему, черным колдуном, ничего не дается просто так. И в свои свитки, наравне со знанием, он заключил еще и проклятие.
- Проклятие? Какое проклятие? – встрепенулся Алерт.
- Я не знаю. Я не только свитка не держал в руках, но за всю свою жизнь не встречал ни одного мастера, владеющего подобным знанием. Да и было это все так давно, что историю о Маргаре все считали сказкой. – Он внимательно посмотрел на Алерта. – Но мальчик мой, ты же прочел свиток, значит, ты должен знать, что это за проклятье. Если верить рассказам, Маргар написал его прямо в свитке.
- Мастер, я же говорю, я не успел прочесть свиток до конца, он вспыхнул у меня в руках. Там оставался всего один абзац.
- Хм. Печально.
- Почему печально, мастер?
- Знай мы, в чем заключено проклятие, возможно, обратившись к нашим магам, можно было бы найти избавление от него. А так… Мне очень жаль, сынок.
Алерт крепко задумался. В голове проносились разные мысли, но через секунду, он стал спокоен и уверен.
- Но, учитель, вы сами сказали – чтобы овладеть магией свитка, его достаточно просто прочесть. Вероятно, к проклятию это тоже относится. А если я не прочел абзац, в котором содержалось проклятие.… Значит, оно на меня не перешло! Ха! Просто – не успело!
Мастер Крагтос печально покачал головой
- Ах, если бы все действительно было так просто. Но боюсь…
- А я уверен, что так и есть! – снова перебил учителя Алерт. – Абсолютно уверен.
- Хорошо, если так. Я лишь одно могу тебе посоветовать. Если ты, конечно, хочешь, – с грустным сомнением в голосе произнес Крагтос.
- Что?
- Будь осторожен и внимателен. Прислушивайся к себе. Прислушивайся к тому, что говорят тебе люди, которые тебя любят. И если заметишь в себе перемены…
- То что, учитель? Что делать? – это снова был голос прежнего Алерта, почтительный, смущенный и тревожный.
- Борись!
***
И началась новая, самостоятельная жизнь Алерта. На деньги, вырученные от продажи его экзаменационного комплекта камней, который приобрел сам Торадор, Алерт купил небольшой домик, оборудовал там мастерскую и начал трудиться. Слух об особенных свойствах его камней, тут же разнесся по всему Кхатогу и окрестностям и к Алерту потянулись заказчики, готовые платить немалые деньги. Тэрин бесконечно гордилась своим возлюбленным. Единственное, что ее немного огорчало, это то, что у Алерта было много работы, и они уже не могли каждый вечер встречаться и гулять вместе по берегу моря. Но с другой стороны, заказов было много, платили ему щедро и, стало быть, он мог гораздо быстрее скопить денег на свадьбу. И тогда им бы уже не пришлось расставаться. Помимо этого, когда Алерт не был занят изготовлением камней и прочей ювелирной продукции, они вдвоем уходили в Гоблинор, добывать кристаллы ненависти. Читатель помнит, надеемся, особенности изготовления Бирмитов и добычи этих кристаллов. И поскольку Алерту, было не по силам справиться с чудовищами, обитающими на нижнем уровне шахт, Тэрин с радостью вызвалась ему помогать в этом. Не сказать, что сражения с этими монстрами были для Тэрин легкой разминкой. Зверушки тамошние были весьма злы, сильны и коварны. Но Тэрин было приятно помогать любимому. Она убивала чудовищ, Алерт собирал кристаллы, если она попадались на их телах. Потом она отдавала Алерт все добытые зубы, и он менял их у гоблина-торговца на кристаллы. Таким образом, они запасали определенное количество кристаллов, и Алерт снова погружался в работу. Тэрин замечала, что он изменился. Стал молчаливей и отрешенней как будто. Он больше не пел баллады на посиделках. Он туда просто перестал ходить из-за большого количества заказов. Тэрин старалась вытаскивать его хотя бы по вечерам, погулять, размяться, подышать воздухом. Он обычно отнекивался, отговаривался, потом все-таки соглашался, но весьма неохотно. Да и к берегу моря они уже не ходили.
- Ну, что ты, кис. Туда топать далеко, пока дойдем, полночи пройдет, да обратно, а утром ко мне заказчик придет, – говорил Алерт.
Максимум на что он соглашался – это прогуляться до Башни Торадора, посидеть под сенью пароботов, полюбоваться на звездное небо над Соли-Дором. Потом Алерт провожал Тэрин до дому, небрежно чмокал в щеку и снова шел к своим камням.
Тэрин обижало такое поведение возлюбленного, но виду она не подавала. Оправдывала его тем, что много работы, устал. Но в глубине души понимала, что что-то не так. Как-то сильно и сразу он изменился. Стал холодным, резким. Тревожило это все Тэрин и очень огорчало. Ведь она любила Алерта искренне и по - настоящему. Да еще и подружка «масла в огонь» подливала. Зудела постоянно.
Карри, дружила с Тэрин с детства, была лучшей подругой. На ее глазах развивался и роман Тэрин и Алерта. И она тоже заметила перемены в их отношениях. А поскольку говорила она всегда то, что думала, к Тэрин это тоже относилось. Хоть и любила ее и понимала, что причиняет ей боль.
Разговор обычно начинался со слов Карри:
- Ну что, скоро на свадьбе гулять будем?
- Когда Алерт накопит достаточно денег, – обычно отвечала Тэрин
- Золотая моя, опомнись. Алерт уже несколько месяцев - самый востребованный ювелир в Кхатоге. И ты прекрасно знаешь, сколько ему платят за камни.
- Откуда? – пожимала плечами Тэрин. – Я его не спрашивала.
- А вот это зря. Раз вы собираетесь пожениться, причем, он ведь сам это предложил, за язык его никто не тянул, могла бы и поинтересоваться.
- У меня ведь тоже есть сбережения. Я предлагала ему сложится, но он против. Говорит – «это обязанность мужчины».
- Угу. На те деньги, что он уже заработал, уверена – можно сыграть десять свадеб. Только что-то он не торопится.
- У него работы много. Устает. Вон похудел, поесть порой забывает.
- Угу-угу, наивная ты душа.
- Ну почему наивная? Мы даже гулять стали реже, у него сил к вечеру совсем не остается.
- И свет у него горит всю ночь. Так устает бедняга, что спровадив тебя, опять бежит свои булыжники строгать. Совсем парня жажда наживы обуяла.
- Керри! Не говори так! – сердито вскрикнула Тэрин.- Алерт никогда не был жадным!
- Угууу. А скажи мне, за все это время, он хоть простенькое колечко тебе подарил? Или сережки? Он же ювелир, ему это раз плюнуть. И тратиться не надо. Для любимой-то, а?
- Да брось ты Карри. Нужны мне эти побрякушки. Сроду их не носила. Перед монстрами, что ли в них щеголять?
- И кстати о монстрах. Вот когда ему надо набить кристаллов, тут-то он про тебя вспоминает сразу. И ты бежишь, помогать любимому, рискуя жизнью…
- Ну, какой риск.… Так, ерунда.
- Да, солнце, конечно ерунда. Будто я сама их не видела. Это хорошо, что тебе пока везет, да и то… Без царапин и ожогов не возвращаешься. Сколько их уже на твоем теле, твой Алерт знает? А если не повезет? Или какой-нибудь монстр изуродует тебя? Ты думаешь, будешь нужна своему Алерту такая? А впрочем, может и будешь. Где ж он еще такую охотницу найдет, да еще которой платить за работу не надо.
- Карриииии! – жалобно протягивала Тэрин и Карри умолкала, понимая, что снова перегнула палку. – Но и видеть, как любимая подружка страдает и не замечает очевидных вещей, тоже не могла. Поэтому время от времени возвращалась к этому разговору, пытаясь открыть подруге глаза.
Но Тэрин видела. Видела, а еще точнее чувствовала и понимала, что Карри права. И дело, конечно, было не в колечках или песнях. Алерт изменился, а причины она понять не могла.
Первая мысль, которая приходила в голову влюбленной девушки – разлюбил, нашел другую? Но «другой», вроде бы не наблюдалось, Тэрин бы знала. Скорее складывалось такое впечатление, что Алерт просто стал равнодушен ко всем и ко всему, кроме своих камней и денег, которые мог за них заработать. Да и деньги, похоже, нужны были лишь ради «спортивного интереса», поскольку он их почти не тратил, ходил в старых вещах, питался, как придется. Болела душа Тэрин от всех этих мыслей, а что делать и как, не знала.
***
- Алерт! – Тэрин ждала Алерта возле Ратуши. Вчера ей снова с большим трудом удалось уговорить его пойти прогуляться. Он пообещал, что после собрания они сходят к пароботам. Собрание затянулось, хоть никакого конкретного решения, кроме - «ждать и готовиться» на нем принято не было. Тэрин краем уха услышала реплику Алерта.
- «Трусы» - это ты о ком? – спросила она.
- Да о наших стариках. Вечно всего боятся. Боги открыли ювелирам золотую жилу, а они стонут: - «Тяжко, да сложно».
- Алерт! Нехорошо так говорить об уважаемых гномах.
- Угу. Так почему же эти уважаемые не видят дальше своего носа? Ведь когда произойдет реформа, работы у ювелиров станет в разы больше, а значит и денег. Заживут лучше прежнего. Чего бояться – то. Работать просто не хотят.
- Но с другой стороны, не получится ли так, что всему остальному населению Кхатога, придется работать только на ювелиров? Или отказаться от камней. И тогда у ювелиров работы не останется совсем.
- Ерунда! Вояки от камней никогда не откажутся. От них зависит их жизнь.
- Да воины покупают камни только у тебя! Тебя-то это конечно не коснется.
- Правильно! А до остальных мне дела нет. Вот только Бирмиты… - досадливо поморщился Алерт.
- А что Бирмиты?
- Менять весь набор камней на весь комплект доспехов, каждый месяц. Представляешь, сколько нужно будет кристаллов ненависти. Воины ведь в основном заказывают Бирмиты. Ты ведь поможешь мне, кис?
- Конечно, – кивнула Тэрин.
- Понимаешь, нам надо добыть кристаллов, как можно больше, до начала изменений, чтоб с запасом на несколько месяцев. Тогда можно сделать паузу и не ходить в шахты. Я даже готов пока отложить всю работу, все равно сейчас затишье, все выжидают. – Алерт говорил увлеченно и возбужденно. Тэрин решилась.
- Алерт, может тогда, пока, как ты говоришь, затишье – сыграем свадьбу? Я уже не могу так больше, я скучаю по тебе. А так, я буду рядом всегда. Буду помогать тебе. Я конечно не ювелир, но я хотя бы прослежу за тем, чтоб ты вовремя ел и спал. Ну и вообще.… А?
- Кииис… - пыл Алерта тут же погас. – Ты же слышала, что я сказал. Нужно непременно запасти как можно больше кристаллов. А потом, когда потекут заказы, а значит и деньги…. Кис, да мы такую свадьбу отгрохаем, небесам жарко будет. Поедем с тобой в столицу, обвенчаемся в самом красивом храме, наймем кареты, покатаемся с ветерком. Тебе закажем самое красивое и дорогое платье у лучших портных. Тут таких и не видели. Снимем лучшую таверну…
- Алерт, - перебила его Тэрин. – Ты о чем? Какая столица? Зачем? Кто нас там знает, кому мы нужны? Все наши родные и друзья здесь. И не нужно мне никаких храмов и карет с тавернами. Платье давно сшито. И колечка достаточно будет самого простого. Ты ведь сам можешь его сделать.
- Кис, я же хочу, чтоб у тебя было все самое лучшее…
- Милый, самое лучшее для меня – это быть твоей женой перед Богами и гномами и всегда быть с тобой рядом. Больше мне ничего не нужно.
Из Алерта словно спустили пар. Он поскучнел, взгляд снова стал равнодушным.
- Странная ты все - таки. Любая девушка хотела бы такую пышную и дорогую свадьбу.
- Ну, так может, и найдешь себе такую…другую? – вспылила Тэрин.
- Кис, ну не злись. Не надо мне никакой другой, да и некогда мне искать, – ухмыльнулся он. – Хорошо, ладно, пусть будет, как скажешь. Только давай сначала наберем кристаллов, подождем, пока все немного прояснится и как только я войду в ритм, выберем день и сыграем свадьбу. Ты согласна на такой вариант, а кис? Эх, если б еще уметь определять заранее какие камни будут иметь какие свойства, в каждом месяце – совсем бы замечательно было, – лицо его приобрело мечтательное выражение. А Тэрин поймала себя на мысли, что мечтательным он стал, представляя себе не их свадьбу и дальнейшую совместную жизнь, а снова думая о камнях. Но больше ничего не сказала. Повернулась и пошла к дому. Она была уверена, что Алерт бросится за ней, проводит домой как обычно. Но, пройдя несколько десятков шагов и все-таки оглянувшись, она увидела, что Алерт быстрым шагом удалялся в сторону своей мастерской.
***
И вот наступил последний день, когда должно было кануть в лету старое, дав дорогу новому. Да- да, Боги таки в очередной раз проявили свое божественное милосердие и, в своем новом слухе, спущенном сверху, назвали точную дату, когда перемены, о наступлении которых так долго говорили, наконец, свершатся. И произойти это должно было в ночь на первое апреля. Кто там хихикнул? Между прочим, ничего смешного. Никаких розыгрышей. Все абсолютно серьезно. Боги, конечно, любят пошутить, но не в этот раз.
Последнюю неделю, Алерт и Тэрин выбирались из шахт только для того чтобы отнести партию кристаллов в дом Алерта, и немного поспать. Впрочем «поспать» касалось в основном Тэрин. Алерт лишь собирал и относил кристаллы. Усталость не касалась его. Они почти не разговаривали друг с другом. Тэрин во время боев было не до разговоров. Только смотри в оба, бей, да успевай уворачиваться. А Алерт, судя по всему, не очень то и хотел говорить с ней. Только бросал, во сколько завтра они встречаются в шахте, когда вечером они прощались и расходились. Ни поцелуя на прощанье, ни словечка благодарности. Он даже перестал ее провожать до дома.
Карри, забегая вечерком повидать подружку и видя, в каком состоянии она приползает домой, вне себя от возмущения, начинала было:
- Черт бы побрал твоего Алерта и тебя вместе с ним!! Что ты творишь, несчастная?! Не стоит он таких жертв, никак не стоит. Равнодушный, черствый, бездушный монстр, у которого в голове только камни, а глазах монеты. Брось его пока не поздно. Угробишь ты себя, ей Боги, угробишь… - а потом махала рукой и уходила, давая Тэрин возможность, провалиться в мертвый сон.
Спроси кто-нибудь сейчас у Тэрин, почему она действительно все это терпит, ради чего идет на такие жертвы – она вряд ли бы ответила внятно. Ради любви? Наверно. В глубине души она все же надеялась, что Алерт сдержит данное слово и их свадьба состоится. Хотя, хочет ли она выйти замуж за ЭТОГО Алерта… на этот вопрос девушка тоже вряд ли бы ответила. Но если все сложится, возможно, она сможет разобраться, что же случилось с ее любимым, что так изменило его. И быть может у нее получится вернуть прежнего Алерта. Во всяком случае, она готова была приложить к этому максимум усилий, своей любви и нежности.
Алерт уже уносил седьмую партию кристаллов. Пока он телепортировался в Кхатог и обратно, у Тэрин наступала недолгая передышка. Она устала. Безумно устала. Тягостные мысли об Алерте и о себе, не давали сосредоточиться и успокоится. Время от времени темнело в глазах и она становилась почти слепой. Секира в руках стала такой тяжелой, что порой Тэрин казалось, она просто не сможет уже ее поднять. Но возвращался Алерт и она снова вставала, собирая последнюю волю в кулак и шла в бой. Каждый бой давался ей все трудней и трудней. Синие защитные доспехи были сплошь покрыты глубокими царапинами от зубов и когтей «милых» зверушек. Бой, второй, десятый. Алерт собирал кристаллы, метался от гоблинского магазина в Кхатог и снова к Тэрин. Уложив очередного слепца, Тэрин почувствовала – все, больше она не может. Ей нечем дышать, нужно на воздух.
- Алерт, мне нужно отдохнуть, – прохрипела она.
- Кис, - забормотал Алерт. – еще немножко, совсем чуть-чуть. Наверху уже вечер, времени до полуночи осталось совсем мало. Потерпи, кис…чуток еще…
Тэрин кивнула, покачиваясь, двинулась к следующему монстру. Она с трудом подняла секиру ,но вдруг неловко споткнулась о что-то, и врезалась в неожиданно выскочившего, прямо перед ней слепца. В полумраке шахт ослепительно сверкнул острый как стальной клинок, огромный коготь. Тэрин страшно закричала и рухнула прямо под ноги монстра. Защитный противогаз был взрезан от верха до низа, из разреза фонтаном брызнула кровь. Над Тэрин топтался и щелкал пастью жуткий зверь, готовый растоптать хрупкое тельце. Но даже не это было самым страшным. Разрыв взащитном противогазе открыл доступ ядовитому воздуху шахт. Еще несколько секунд и он убьет Тэрин быстро и безжалостно.
Несколько гномов, охотившихся неподалеку, услышав крик, сразу поняли, что случилась беда и поспешили на помощь. Они подхватили Тэрин на руки, активируя пробойники. А Алерт… Алерт крикнул им только:
- Помогите ей! Вынесите наверх! Позовите лекаря! А я сейчас! – и…телепортировался к лавке гоблинов.
***
Алерт оглядел комнату с нескрываемым удовлетворением. Кристаллы были повсюду – в сундуках, возвышающихся вдоль стен в несколько рядов, в ящиках, в мешках, корзинах и просто кучами по полу, аккуратно прикрытые мешковиной, чтобы кто-нибудь из заказчиков ненароком не коснулся и не испортил драгоценные ингредиенты. «Красота! Этого должно хватить на несколько месяцев. Ну, правда, смотря, как пойдет. Но все равно, хватить должно надолго. А потом? А потом – наберем еще. У меня ведь есть Тэрин. Тэрин!!! – вдруг вспыхнуло воспоминание о произошедшем. – Черт! Я совсем забыл. А что если она не сможет? Если рана серьезная? Что тогда? Тогда придется искать кого-то другого. Другого охотника, уговаривать, платить ему деньги. А покупать зубы за золото запрещено. Вот ведь неприятность. Надо сходить к Тэрин, узнать, как она там». Он взглянул на часы на стене – до полуночи оставалось всего два часа. «Успею. Я быстро, только узнаю и обратно».
Дверь Алерту открыла мать Тэрин. Нестарая еще женщина, словно вмиг потеряла несколько лет жизни. В уголках губ залегли горестные складочки, в глазах то и дело появлялись слезы, она их уже даже не утирала. Вся как то сгорбилась.
- А, это ты. Проходи, – она посторонилась, пропуская Алерта в дом.
- Тетушка Рэджи, как Тэрин? – выдавил из себя Алерт.
- Ох, горе-то какое, сынок, горе - то какое… - запричитала она.
- Она жива? – сердце у Алерта замерло.
- Жива, слава Богам, жива моя девочка.
- Ну, так что ж вы рыдаете? Это же хорошо, жива ведь.
- Хорошо-то хорошо…
- Так как она сейчас, что лекарь сказал? Я могу ее увидеть? – Алерт решил закидать ее вопросами, чтобы остановить очередной поток слез.
- Да как… Бедняжка много крови потеряла. Лекарь кровь остановил, рану зашил. Сказал, повезло девочке моей, что ядовитого воздуха не успела глотнуть, что быстро вынесли ее из шахт. Если бы не те ребята… - снова рыдания.
- Так можно ее увидеть?
- Увидеть – то конечно можно, только она спит сейчас. Лекарь напоил ее всякими зельями, сказал, проспит, может несколько дней, зато и поправится быстрее. Но ты пойди, если хочешь, пойди…
Алерт осторожно вошел в комнату и подошел к кровати, на которой лежала Тэрин. Всю левую сторону головы и лица ее скрывала плотная повязка. Девушка была бледна, в лице ни кровинки. Маленькая, хрупкая, такая беззащитная. В душе Алерта что-то прорвалось, на глазах навернулись слезы, он рухнул на колени, осторожно гладя ее руку, прошептал:
- Прости меня. Родная моя, любимая, прости. Это я во всем виноват. Я заставил тебя сражаться с этими чудовищами. О, Боги, да что же это со мной. Как я мог?.. Тэрин… не знаю, простишь ли ты меня, за такое не прощают, я знаю. Но я обещаю тебе, я заслужу твое прощение. Только не умирай, пожалуйста. Не оставляй меня! Я клянусь тебе…- шепот его поднялся до крика, но тут часы на Ратуше пробили одиннадцать раз. В тот же миг лицо Алерта приобрело прежнее равнодушно-высокомерное выражение, слезы высохли. Он поднялся с колен и стремительно вышел из дома Тэрин, даже не попрощавшись.
***
Вернувшись домой, Алерт еще раз с удовлетворением оглядел свои залежи кристаллов. Проверил запас камней и инструментов. Все было готово и ждало своего часа. Посмотрел на часы – полчаса до полуночи. Чтобы убить остаток времени, решил сварить себе кофе, все равно ведь намеревался работать всю ночь. Вдруг раздался стук, затем дверь отворилась и на пороге возникла дева-воительница. Иначе и не скажешь. С ног до головы в ослепительных золотых доспехах, черноволосая, что было довольно редким явлением среди гномов, вооруженная до зубов. Она стремительно пронеслась по комнате прямо к столу, за которым сидел Алерт. Ее, зеленого цвета плащ, взметнулся перед его глазами и на какое – то мгновение перед Алертом пронеслось видение изумрудного дракона, расправляющего крылья. Проморгавшись, Алерт поднялся навстречу клиентке, а это была, несомненно, клиентка.
- Ха! Вот так сюрприз! – внимательно разглядывая Алерта, словно изучая, бросила дева.
Алерт вопросительно поднял бровь.
- Да, я уже думала, что все ювелиры, сплошь седые старцы. А тут, гляньте-ка, молоденький. И миленький. Просто красавчик, – в голосе посетительницы была легкая ирония. Алерт только усмехнулся. – Так значит это ты знаменитый мастер Алерт, слава о котором вышла уже далеко за границы Кхатога?
- Ну, раз вы пришли ко мне, и знаете мое имя, вероятно, это действительно я. – в тон девице ответил Алерт.
- Хм, а тебе палец в рот не клади. Это хорошо, люблю таких. Ну, так вот что, если ты действительно такой уникальный ювелир, как о тебе рассказывают, то у меня для тебя есть работа. Мне срочно нужен набор Бирмитов, для полного боевого комплекта. Доспехи на мне, так что если ты и впрямь мастер, сам понимаешь что к чему. На рассвете мне предстоит очень опасный поход. Управишься?
- Конечно.
- Ну, так приступай, чего медлишь? – дева смачно зевнула.
- Видите ли, леди, я, конечно, могу прямо сейчас начать выполнять ваш заказ и к рассвету непременно успею, но… есть одна проблема.
- Какая, Арзгул тебя подери? Если дело в деньгах, то это не проблема. Любую сумму, которую ты назовешь, я утрою и за срочность еще добавлю. Давай-давай, шевелись же, мастер. Я рассчитывала еще вздремнуть пару часиков перед дорогой.
- Нет, леди, дело не в деньгах. Вы, конечно же, заплатите столько, сколько нужно, иначе и быть не может.– Алерт, откинулся на стуле и с ироничной улыбкой пустился в объяснения.- Проблема в другом. Леди, наверное, в курсе тех слухов, которые милостивые Боги ниспослали нам, по своей божественно доброте и касающиеся кардинальных изменениях в изготовлении боевых камней?
- Да кто ж их не слышал. Но, по правде сказать, я посчитала, что все это бред собачий. Неужели, правда?
- Исключительная правда. Более того, именно нынче в полночь, эти самые изменения должны вступить в силу. Так что, я, конечно, могу, прямо сейчас начать выполнять ваш заказ и управлюсь я гораздо раньше, чем наступит рассвет. Только я совершенно напрасно потрачу время, камни и драгоценные кристаллы, а леди заплатит немалые деньги, за блестящие безделушки, так как яростной мощи в этих камнях будет не больше, чем в любом булыжнике у дороги, даже, несмотря на мой уникальный дар.
- Тысяча чертей! - воскликнула воительница. - Как же мне везет всегда. Ну и что теперь делать, мастер?
- Ну, как минимум, дождаться полуночи, – они оба одновременно взглянули на часы.
- Двадцать минут, – ладно, потерпим, а потом?
- А потом, мне предстоит опытным путем выяснить, какой же из камней в этом месяце, боги предназначили для вместилища яростной мощи. На это тоже понадобиться время.
- Сколько?
- Я не знаю, как повезет. И только потом, когда я определю камень, я смогу приступить к вашему заказу.
-Оооо…- нетерпеливо заметалась по комнате девица. – А быстрее никак?
Алерт развел руками и покачал головой.
- Ну, если бы я был ясновидящим и знал наперед, как, в каком месяце будут перераспределены камни, - усмехнулся Алерт, - то нам осталось бы только…дождаться полуночи.
- Черт-черт-черт. Чертовы Боги, вечно нагородят, а мы потом отдувайся.
- Ну, напрасно вы так, леди, - криво улыбнулся Алерт. – все что ни делают Боги - к лучшему, просто мы не всегда успеваем сразу это понять.
- Хм… – не глядя на Алерта, произнесла девица. Прохаживалась между залежей кристаллов ненависти, удивленно продолжила,- ну надо же, да ты еще и великий охотник. Сколько же ты этих тварей из шахт переколотил, мама дорогая. Однако! – Снова подошла к Алерту. - А так на вид и не скажешь, щупленький. Я в восхищении, мастер. – Она присела, на стул, напротив Алерта. – Ну, раз все равно ждать, может, хоть кофейком угостишь, пока я не уснула окончательно.
- Конечно, леди. – Алерт поднялся, налил кофе гостье и себе.
- И все-таки ты чертовски миленький, - игриво продолжила дева. – Наверно, все девушки Кхатога в тебя влюблены, а? Ну половина-то уж точно. А невеста у тебя есть? А, мастер?
На столе перед Алертом были разложены все виды камней. Алерт, сосредоточенно вглядывался в них, время от времени провода над ними ладонью, как будто пытался что-то почувствовать.
- А? Что?
- Невеста, говорю, у тебя есть?
- Невеста? Какая невеста?.. А, невеста. Есть.
- Красивая?
- Кто?
- Невеста твоя.
- Аааа, да…красивая, наверно.
- Хм. Мастер, ты, похоже, тоже утомился, - усмехнулась дева. – Ты что, забыл, как выглядит твоя невеста?
Алерт кивал невпопад, невпопад отвечал, мысли его были лишь о том, что должно было вот-вот наступить.
Воительница снова оглянулась на россыпи кристаллов. Покачала головой.
- Удивительно. Неужто ты все это сам добыл? Мне в таверне сегодня рассказали, что какую-то девушку – охотницу, монстр из шахты сильно поранил, все лицо изуродовал. Бедняжка, – она обернулась к Алерту и резко спросила:
- А как зовут твою невесту, мастер?
- Тэрин. – после небольшой паузы, спокойно ответил Алерт.
Удивительная дева, глубоко вдохнула, посмотрела на часы.
- А знаешь, мастер, я хочу тебя наградить.
Алерт удивленно усмехнулся.
- Мне приятно конечно, только за что? Я еще ничего для вас не сделал. А принимать награду авансом не привык.
- А ты мне нравишься. Чем не повод?- лукаво подмигнула она. – Да и за честность твою. Мог бы меня обмануть и всучить никчемные камни, а плату взять. Мог бы?
- Мог, – хмыкнул Алерт. – Только зачем мне портить свою репутацию.
- И все-таки. В общем, так, я … кое - что могу в этом мире и кое-что значу. – Она многозначительно посмотрела на него. – И в частности – я могу исполнить твое желание. Любое. Но только одно.
«Похоже, леди действительно сильно устала, - подумал Алерт.- Заговаривается уже». Вслух же ничего не сказал, только усмехнулся.
- Не веришь, знаю. Простые смертные давно разучились верить в чудеса. Ну, верить или не верить, дело твое. Я сделаю что сказала. Любое желание. Но только одно. Подумай хорошенько. У тебя есть, - она посмотрела на часы, - пять минут.
Алерт, покачал головой, таких клиентов у него еще не бывало, но решил поддержать игру.
- А что думать? Я вроде бы, желание свое уже высказал. Вот и пусть оно исполнится. И вам польза будет.
- Ты про угадывание камней?
- Да.
- Хм. Это и есть твое желание?
- Да.
- Может, подумаешь еще? Вряд ли тебе еще когда-нибудь представится такой шанс. Одно желание. Всего одно. Но - любое.
- А у меня нет других желаний, – прямо посмотрел Алерт в глаза деве в золотых доспехах.
- Ну, что ж. Будь по-твоему, – промолвила дева и в голосе ее послышалась печаль.
Она взмахнула своим изумрудным плащом, снова перед Алертом промелькнуло видение дракона, расправляющего крылья. И в этот же миг, часы пробили полночь.
Алерт и его странная гостья стояли напротив друг друга, прислушиваясь к тишине, наступившей после последнего удара часов. Ничего не изменилось. Алерт, помолчав еще несколько секунд, развел руками, обращаясь в девице:
- И что?.. Я теперь знаю, какие свойства, в какой камень перешли? – Та в ответ небрежно пожала плечами:
- Не попробуешь – не узнаешь, – и, приглашающим жестом указала ему на его рабочее место.
Алет подошел к столу, на котором были разложены все семь камней, секунду помедлил, затем протянул руку и… она, словно сама, без его участия, замерла над топазом. Алерт взял камень и направился к точильному станку. Спустя несколько минут, в его руке лежал превосходный топаз. Алерт, достал кристалл ненависти и поднес его топазу. В ту же секунду, топаз и кристалл, замерцали одинаковыми золотистым всполохами.
«Да! Черт побери, ДА!!! – восторг охватил все его существо. – Свершилось. И это у меня получилось! Оооо!».
- Ну, что там, мастер? Я сдержала свое обещание?
- О, да, леди.
- Так выполни же свое. А я все - таки пойду в таверну, вздремну. На рассвете я приду за заказом.
- Да, леди. Но…
Дева оглянулась на пороге, вопросительно глядя на него.
- Кого же мне благодарить, за столь щедрый дар?
- Богов конечно. Кого же еще, – устало и грустно улыбнулась дева и скрылась за дверью.
И закипела работа. Вслед за золотой воительницей, потянулась к мастерской Алерта вереница заказчиков. И, пока остальные ювелиры еще проводили эксперименты с камнями, пытаясь разгадать их нынешние свойства, Алерт уже полным ходом трудился. Заказчиков становилось все больше и даже немалая цена их не смущала, камни Алерта того стоили. Деньги текли рекой, но уже не радовали. Работа, и только работа поглотила его целиком. Он порой забывал поесть, спал 1-2 часа в сутки, тут же у станка, даже не вставая, пока визит очередного клиента не будил его, и снова начиналась работа.
***
Снадобья, которыми лекарь накачал Тэрин, сделали свое дело. Всего за пару недель силы восстановились полностью, рана зажила. Остался лишь ужасный шрам, пересекавший все лицо ото лба, до подбородка, захватывая шею и плечо. В доме попрятали все зеркала. Матушка Рэджи очень боялась, что дочь, увидав, во что теперь превратилось ее милое личико, наложит на себя руки. Терин же пребывала в апатии. Она даже не пыталась увидеть себя. Ощупывая страшный шрам, она прекрасно понимала, что ничего утешительного не увидит. Так зачем? Она никуда не выходила и никого не желала видеть. Единственная, кому было позволено навещать ее, и кому Тэрин всегда была рада, была Карри. Поначалу та не могла сдержать слез, при виде лица Тэрин. Но, слезами горю не поможешь, так к чему причинять лишнюю боль. И Карри как могла, старалась растормошить Тэрин, рассказывала новости, слухи и сплетни о друзьях и знакомых. Но Тэрин интересовали известия лишь об одном гноме. А вот о нем, Карри меньше всего хотела рассказывать. Те, кто приходил к Алерту за камнями, потом, за кружкой эля, в таверне, вполголоса рассказывали о том, как изменился знаменитый мастер. Говорили, что лучший ювелир Кхатога был явно очень серьезно болен, очень уж резко он изменился, похудел, осунулся, постарел. И все понимали, - неспроста все это. И не к добру. Карри поведала об этом, как можно более кратко, чтобы не травмировать лишний раз Тэрин.
- А сама ты его видела? – спросила Тэрин.
- Нет. Я туда не хожу, мне его камни без надобности. И тебе не советую! – с нажимом произнесла Карри.
- Я? Нет. Я не смогу, – печально сказала Тэрин. – да и зачем.
- Вот и правильно. Вот и умничка. За все время даже и не вспомнил. Бездушный, эгоистичный монстр. – Тэрин бросила умоляющий взгляд на подругу. – Прости. Больше не буду.
Так проходил день за днем. Окончательно окрепнув, Тэрин по ночам стала выходить во двор, разминаясь с оружием. Страдай, не страдай, а жить на что-то надо. Раз уж осталась жива. И Тэрин вернулась к своему прежнему занятию. Все время проводила она теперь в шахтах, в окрестностях Гоблинора. Страха перед тамошними зверюшками, полученная рана в ней не пробудила, а защитный костюм и противогаз, полностью скрывающие ее увечье, давали возможность чувствовать себя спокойно, не прятаться от сочувственных взглядов. На поверхность выбиралась лишь с наступлением темноты, набросив плащ с глубоким капюшоном. Но была и другая причина, по которой она охотилась в шахтах. Она думала так – кристаллов, которые они добыли вместе, должно был хватить Алерту надолго. Но, рано или поздно они закончатся. К тому времени, она соберет достаточно зубов, наберется, быть может, наконец, смелости, придет к Алерту и отдаст зубы ему. Просто так.
***
Тэрин, только что выбралась из шахт на поверхность, сняла противогаз, чтобы вдохнуть свежего воздуха и тут же лицом к лицу столкнулась с темноволосой воительницей в золотых доспехах и плаще изумрудного цвета. Тэрин поспешно набросила капюшон, но поняла что поздно. Дева уже все увидела. Тэрин, буркнув извинение, поспешила было удалиться, но дева остановила ее.
- Постой, не убегай. И не смущайся. Ты ведь Тэрин, правда? Тэрин-охотница?
- Откуда леди знает мое имя? – удивлением спросила Тэрин.
- Я… Мне рассказывали о тебе и о несчастье, которое тебя постигло. Я очень хотела тебя навестить, да эти проклятые войны…. Прости.
- Мне не за что вас прощать. Спасибо на добром слове.
- Не возражаешь, если я составлю тебе компанию? Ты ведь домой?
- Да. Конечно, буду рада.
- Значит, решила вернуться к прежнему занятию? Не страшно?
- Нет, - пожала плечами Тэрин. – Жить-то как то надо.
- Ну да, - согласно закивала дева. – Постой. У тебя ведь был жених. Ювелир. Какой-то выдающийся при чем. Погоди – погоди…Алерт! Так ведь? – Тэрин молча кивнула. – Ну и как? Вы вместе? – так же молча, девушка отрицательно покачала головой.
- Вот ведь! Тьфу! Ну как тут не выругаться? Воистину все мужики-козлы! – в сердцах воскликнула дева. – Постой! Алерт?! – дева показала рукой в сторону очереди гномов, тянувшуюся от дома Алерта через площадь, – так это он?
Тяжело вздохнув, Тэрин снова кивнула. Дева пристально посмотрела в ее глаза.
- Что я вижу! Девочка, да неужели ты до сих пор продолжаешь его любить? – Тэрин не ответила.
- Ну, да! Все правильно! Все мужики-козлы, а все бабы – дуры!!! Он ее изуродовал, а она его любит. Он ее забыл, а она его любит! Он ее предал, а она его любит! Феноменально.- дева в золотых доспехах в возмущении металась вокруг Тэрин, ее зеленый плащ развевался, поднимая ветер,и на мгновение перед глазами Тэрин промелькнуло видение изумрудного дракона, расправляющего крылья. Немного успокоившись, дева устроилась на ступеньке памятника, расположенного в самом центре Кхатога и пригласила Тэрин присесть рядом.
- Ну и что ты будешь делать дальше?? Так и будешь прятаться, скрывать от всех свое лицо под капюшоном или противогазом? Гулять только по ночам? – Тэрин пожала плечами
- Не знаю, наверно.
- Послушай, а у меня идея! Тебе нужно пойти к Алерту.
- Зачем?! – заметно вздрогнула Тэрин.
- Ну что ты так шарахаешься? Послушай. Пойди к Алерту и попроси его сделать для тебя золотую маску.
Терин усмехнулась печально.
- Леди думает, что маска, которая скроет этот уродливый шрам на лице, избавит от шрама и мою душу?
- Ты не дослушала. Попроси его сделать не простую маску. А такую, которая, скрыв шрам, повторила бы, до мельчайших черточек, поврежденную часть лица. Такой, какой она была до этой страшной раны.
- А разве такое возможно? – в голосе Тэрин казалось, промелькнула надежда.
- Конечно возможно. Не просто. Очень не просто. Но возможно. И если кто и способен это сделать, то только Алерт. Он действительно великий Мастер. Это вынуждена признать даже я. Сама ношу его бирмиты. – и дева показала голубые камни в доспехах, – или как они там теперь называются. Что они творят со мной в бою, ты представить себе не можешь.
- Нет, - робко пробормотала Тэрин. – я не смогу…. показаться перед ним…такой.
- Что значит «не смогу»? Конечно сможешь! В конце концов, пусть хоть что-то сделает для тебя. Я уверена, его заинтересует такая работа. Ну, еще бы, еще одну грань мастерства откопать в себе. Он будет так горд. Тем более что у тебя ведь есть чем заплатить ему за работу. А то, что у тебя есть, для него сейчас дороже любого золота. Ну, давай же дитя, смелее, – и дева ласково улыбнулась Тэрин.
-Хорошо, я только забегу домой и переоденусь.
***
Выстояв длинную очередь, Тэрин наконец вошла в дом Алерта. Зрелище, представшее перед ней, заставило ее душу содрогнуться. Драгоценная пыль лежала разноцветным ковром на полу, мебели, покрывала стены. Она въелась в кожу так, что лицо и руки Алерта приобрели совершенно непередаваемый оттенок, переливающийся в отблесках света всеми цветами радуги. Он почти не выходил из дома, исхудал невероятно, просто обтянутый кожей скелет. На лице его, таком любимом и таком родном, не отражалось теперь никаких эмоций. И только глаза, глубоко запавшие, горели янтарным светом, как его знаменитые Бирмиты.
Все, что рассказывали о нем, оказалось сущей правдой. На Алерта было больно и страшно смотреть. Перед ней сидел древний старик. Тэрин, собралась с духом и подошла ближе.
- Мастер Алерт. – коготь слепца повредил не только лицо, но распорол шею, повредив связки, и голос ее теперь стал низким, с хрипотцой. Алерт поднял на нее взгляд.
- Мастер, мне нужна ваша помощь. И помочь мне можете только вы.
- Что желает леди? Камни? Кольцо, амулет? Серьги, браслеты?
- Нет, Мастер. У меня заказ не совсем обычный.
- Вы меня заинтриговали леди. Так что же вы хотите?
Тэрин, глубоко вдохнула и сбросила капюшон. Алерт не узнал ее. На лице его не промелькнуло ни тени воспоминания. Несколько секунд он пристально смотрел на Тэрин, потом опустил глаза.
- Мне очень жаль, леди. Это весьма прискорбно. Только я не совсем понимаю, чем я могу вам помочь.
- Мастер, мне нужна маска. Маска, полностью повторяющая поврежденную часть моего лица, такой, какой она была до получения раны. Мне сказали, что если кто и сможет сделать такую маску, то только вы.
- Хмм…Интересно, интересно. Весьма интересно. Я, конечно, никогда такого не делал, но попробовать тем более интересно. Вот только есть одно «но».
- Какое, Мастер?
- Я ведь не знаю, как выглядело ваше лицо, до.… Ну, вы понимаете.
- Я это предусмотрела. – Тэрин покопалась в сумке и вынула оттуда, свернутый в трубочку лист бумага и протянула Алерту. – Это мой портрет. Его рисовал когда-то мой…жених.
Алерт развернул рисунок. Несколько минут пристально разглядывал его, затем снова свернул и протянул Тэрин.
- Мои комплименты, леди, вы были весьма недурны собой. Да и рисунок хорош.
- Но, Мастер, почему вы возвращаете мне рисунок. Вы отказываете мне?
- Наоборот. Я берусь за ваш заказ. А рисунок мне больше не нужен, я все запомнил. Но, леди наверно понимает, что работа не простая и цену за нее заплатить придется немалую.
-Конечно, Мастер. – Тэрин достала кожаный мешочек, развязала его и высыпала на стол перед Алертом горсть зубов. Глаза ювелира тут же загорелись жадным блеском. «Ну и кто теперь усомнится в том, что Боги благосклонны ко мне? Они снова посылают мне то, о чем я мечтал и что мне нужно больше всего».
- И много у вас таких штучек, леди? – вкрадчиво спросил Алерт.
- Я не поскуплюсь.
- Ну, что ж, по рукам!
- Когда мне прийти за заказом?
Алерт осмотрелся, прикидывая, на сколько дней ему еще хватит кристаллов.
- Через неделю, жду вас, леди.
***
Тэрин вышла из дома Алерта, слезы брызнули градом, она задыхалась от жалости, нежности и любви. У нее больше не осталось сомнений – Алертом завладело какое-то страшное колдовство. И оно убивало его. На полдороге ее снова встретила дева в золотых доспехах и изумрудном плаще.
- Тэрин, ну что? Получилось? Он взялся за работу? – Тэрин не могла говорить из-за душивших ее слез, только кивнула.
- Так почему ты плачешь? Что случилось? Это чудовище обидел тебя? – Тэрин яростно замотала головой
- Нет,…нет, нет! Он не чудовище! Он не виноват! – рыдала она.
Дева обняла ее и гладила по голове пытаясь успокоить.
- Конечно. Конечно, не виноват. Они никогда ни в чем не виноваты. – Тэрин отстранилась от нее.
- Ты не понимаешь! С ним происходит что-то ужасное. Я уверена – это колдовство, сильное и страшное. Алерт гибнет!
- Тебе его жалко?! А он пожалел тебя?
- Да причем тут я?! – возмутилась Тэрин. – Он не заслужил такой участи!
- Да неужели! – дева тоже начала горячиться, – он получил то, что хотел.
- Неправда! Никто такого не хочет! Им овладело злое колдовство, это не его вина!
- Злые силы способны овладеть лишь теми, кто им поддается. Но любому колдовству можно сопротивляться! А он не захотел. У тебя был выбор – ты могла, плюнуть на него, отказаться помогать ему, перестать рисковать жизнью ради него. Тем более, что он даже поблагодарить тебя не захотел. Но ты осталась верна ему, даже, несмотря на предательство. У Алерта тоже был выбор! У него был шанс все изменить и исправить. Он не захотел!
- Он не смог! - В отчаянии крикнула Тэрин.
- Он не захотел, – уже спокойнее повторила дева. - И теперь он умирает.
Тэрин с мольбой смотрела на деву.
- Я не знаю кто ты. Но я знаю, чувствую, что ты можешь ему помочь. Ведь можешь?
- Да, могу.
- Ты можешь снять с него это проклятье? – дева кивнула.
- Так сделай же это! Я прошу тебя, я умоляю! Помоги ему!
- За какие заслуги? – строго спросила дева. - За то, что он предал тебя?
- Да забудь ты про меня! Я не виню его ни в чем.
- Тогда за что?
- Как за что?! – Тэрин негодовала. – Благодаря его мастерству, его камням, гномы стали в разы сильнее. Наши воины теснят противника по всем фронтам, приближая полную победу над врагами. Разве это не заслуга?!
В глазах девы загорелось неистовое пламя. Голос ее стал жестким, властным и гневным.
- Яростная мощь, исходящая из камней, которые сотворил Алерт, превратила гномов в чудовищ, безжалостно уничтожающих все на своем пути! Там, за пароботами сейчас настоящий Ад! Они убивают не только людей и монстров. Они начали убивать друг друга, не в силах обуздать свою ярость! Скоро война придет и в Кхатог! Баланс, который Боги так долго и тщательно выстраивали в этом мире – рухнул! Еще немного и Элинор захлебнется в крови и перестанет существовать! И все это происходит по вине Алерта! Да! Вот так порой один гном способен уничтожить весь мир.
Тэрин была ошарашена услышанным.
- Но… если все так, как ты говоришь, нужно снять с него проклятие немедленно, чтобы спасти не только Алерта, но и весь Элинор!
- Все прекратится само собой, когда Алерт умрет. Ему осталось совсем немного. Когда он пообещал сделать тебе маску?
- Через неделю, – прошептала Тэрин.
- Значит через неделю. – Это было сказано, как отрезано. Тэрин в ужасе попятилась от девы в золотых доспехах.
- Да как же ты можешь?.. Мир рушится, гибнут невинные души, Алерта пожирает какое – то злобное колдовство. Ты! Ты, можешь все это остановить и не хочешь этого сделать?! Это не Алерт чудовище! Это ты – чудовище! – Тэрин упала перед девой на колени. – Я прошу, я умоляю тебя! Останови все это, помоги Алерту, спаси невинные души!!! Если для этого нужна чья-то жизнь - возьми мою! Я не боюсь умереть. Только останови это!!!!
- Ты, в самом деле, готова отдать свою жизнь ради того, кто тебя предал?! Но почему????
- Я люблю его, – просто ответила Тэрин. Дева в безмолвии только развела руками. Помолчав несколько минут, она снова заговорила.
- Жизнь твоя мне не нужна. Ты итак натерпелась, больше чем возможно вынести простому смертному. Но. Если я сейчас сниму проклятие с Алерта, он потеряет свое волшебное мастерство. Рад ли он будет такому повороту? Не боишься, что он обвинит тебя в этом?
- МОЙ Алерт, великий мастер без всякого волшебства.
- Хорошо, пусть так. Но и маску для тебя он сделать не сумеет. Это очень сложная работа. А увидев тебя - такой… Уверена ли ты, что он будет с тобой?
Тэрин печально вздохнула.
- Если вернется МОЙ Алерт, я надеюсь.… Впрочем, даже если нет, пусть! Только спаси его!
***
Воительница в золотых доспехах и развевающемся изумрудном плаще, стремительно вошла в дом ювелира Алерта. Очередь с почтением расступилась, никто даже слова не произнес. Через секунду в доме раздался страшный треск, и весь дом изнутри озарился ослепительным сиянием. А еще через секунду воцарилась абсолютная тишина, только из трубы вырвалось облако дыма, очертаниями напоминающее фигуру дракона и растворилось в вышине. Народ, толпившийся у крыльца, переглядывался и перешептывался, но никто не решался войти в дом. Но вот мимо них, стремительно прошла девушка в плаще, с капюшоном, полностью скрывающим ее лицо. Она вошла в дом. Через секунду раздался ее крик:
- Помогите мне!
Несколько воинов поспешили на зов, остальные же придвинулись к дому, пытаясь через двери и окна, рассмотреть, что же происходит внутри. Перед вошедшими же, предстала следующая картина. Мастер Алерт лежал на полу без признаков жизни. Девушка в плаще склонилась над ним. Увидев вошедших, она встала и дрожащим голосом произнесла.
- Его нужно уложить на кровать. Кто-нибудь приведите лекаря, быстрее. - Мужчины подняли практически невесомое тело Алерта и двинулись к кровати, но остановились. На кровати, как и повсюду, лежали кристаллы ненависти. Никто не решался к ним притронуться, зная, что за этим последует. И только девушка в плаще решительно смахнула кристаллы, освободив кровать. Алерта уложили. Он был без сознания, но дышал. Привели лекаря. После осмотра пациента, лекарь заявил, что никаких внешних и внутренних повреждений не обнаружил. Более того, пациент вероятно уже долгое время был серьезно болен, а теперь, чудесным образом идет на поправку. И он вовсе не в бессознательном состоянии, а просто спит. И сон этот целительный.
Тем временем, все те, кто приобрел у мастера Алерта его чудесные камни, вдруг обнаружили, что яростная сила в них резко ослабла и стала такой же, как в камнях у всех остальных ювелиров. Да и весть о том, что произошло в доме Алерта, уже разнеслась по всему Кхатогу. Мастер Крагтос, услышав, что произошло, сразу все понял, вознес хвалу Богам и направился к принцу Корагору. Было собрано экстренное собрание глав кланов, на котором принц и Крагтос объяснили всю ситуацию, чтобы успокоить население. Постепенно все и всё успокоилось и вошло в привычную колею. А что же Боги, спросите вы? А что Боги? Боги подумали и… вернули все, как было. Побаловались и будет.
***
Тэрин услышала стук. Отложив починку своего защитного доспеха, она встала, накинула капюшон и вышла на крыльцо. Пусто. Она еще раз огляделась, никого так и не заметив, уже хотела было закрыть дверь, и тут на ступенях крыльца заметила небольшой букетик ландышей и серебряный ларец. Тэрин взяла приношение от неизвестного дарителя и вернулась в дом. Поставила цветы в вазочку. По комнате сразу поплыл нежный сладковатый аромат. Затем открыла ларец. Там, на алом бархате лежала маска из тончайшего, почти невесомого золота. Тэрин затаив дыхание, осторожно вынула маску из ларца, подошла к зеркалу и приложила маску к изуродованной половине лица. В зеркале отразилось ее лицо, такое, каким оно было до страшной раны, нанесенной когтями жуткой твари – лучистые глаза, слегка вздернутый носик, с россыпью веснушек по нему. Тэрин светло улыбнулась и прошептала с нежностью.
- Алерт…
  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#49 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 16 Апрель 2012 - 20:29

65 этап - "Игра со Смертью"

Девочка – Смерть, не играй со мной.
Я не боец, слышишь, я не герой.
Я хотел жить. Просто жить и все,
Я не хотел убивать ее.

Девочка – Смерть, ты играть не устала?
Бед тебе мало, слышишь, зла тебе мало?
Сколько еще душ невинных сгубить
Нужно, чтоб ты научилась любить?

Девочка – Смерть, что ж, сыграем, давай!
Где там твой Ад, слышишь, где там твой Рай?
Мне все - равно бездна иль небеса,
Только б увидеть ее глаза.

Девочка – Смерть, больше я не играю.
Я ухожу, слышишь, я умираю.
Мне на прощанье в глаза загляни,
Знай - не солгут они.
****
Девочка – Смерть, вот и баста, game over…
Жизнь оборвалась, слышишь, на полуслове.
В темных глазницах слеза задрожала,
Девочка – Смерть усмехнулась устало,
Но больше ни с кем с той поры не играла.
  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#50 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 03 Май 2012 - 08:08

СВЕЧА

На окне горела свеча.
А за окном была кромешная тьма, бесновался ветер и лил дождь, как из ведра.

Слабый огонек свечи не мог прорвать завесу мрака, но эта маленькая искорка, была видна издалека.
Одинокий, заплутавший путник, уже отчаявшись найти дорогу, зацепился взглядом за искорку, словно за путеводную ниточку. Он пошел, потом побежал на ее свет, спотыкаясь и падая в темноте, но, не сводя глаз с одинокой звездочки, боясь потерять ее.
И вышел к дому.
В доме было уютно и тепло. Крепкие стены укрыли его от ветра, а надежная крыша спрятала от дождя. Путник просушил одежу, утолил голод и жажду, и уже совсем без сил рухнул на кровать, в сладкой надежде, наконец, обрести покой и сон.
Но сон не приходил.
Слабый свет свечи, все время мерцающий и колеблющийся, теперь только мешал путнику, погрузиться в блаженное забытье. Путнику лень было даже подняться и тогда, он просто глубоко вдохнул, набрав в легкие как можно больше воздуха, и дунул в сторону свечи.
Пламя покачнулось, заметалось, не веря в такое предательство и не желая умирать…
И свеча погасла.
А потом наступил рассвет. Путник, отдохнув, отправился в дальнейший путь, даже и не вспомнив о свече. А она осталась стоять на окне – погасшая, одинокая, забытая.
Да и кому нужен крохотный огонек свечи, когда за окном белый день.

Изменено: Мелли ТЕРН, 03 Май 2012 - 08:12

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#51 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 19 Май 2012 - 15:12

Колдует ночь, шаманит и пророчит.

Струится звёзд жемчужное сиянье,

И слушаю я ,затаив дыханье

Концерт для соловья и летней ночи.

Певец любви, певец безумной страсти,

Сам от себя в восторге упоенья.

Почти что в наркотическом забвенье

Поёт о неземном, о нереальном счастье.

И песнь его легка, как этот лунный свет

Звонка ,как ручеёк в июньский жаркий день

Затейлива ,как от листвы узорчатая тень…

И вдруг на миг поверишь- боли нет!...

Нет одиночества и нет на сердце ран.

А жизнь?...Да, чёрт возьми – прекрасна и желанна!

И убаюканная трелью сладкого обмана

Тихонько забываюсь до утра…


Изменено: Мелли ТЕРН, 19 Май 2012 - 15:13

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#52 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 13 Июнь 2012 - 15:00

Скажи мне: «Люблю!»- Не смеешь?…
Скажи: «Ненавижу!»- Не можешь…
Скажи мне: «Прости…» - Не умеешь?..
Скажи мне: «Прощай…» - Не хочешь…

Скажи: «Уходи». -Боишься?...
Скажи: «Всё прошло…» - Не веришь…
Скажи мне: «Так надо!» - Злишься?..
Скажи мне: «Так лучше…» - Грезишь?...

Спросишь: «Да было ль?.. » - Дурачишь?
Отвечу: «Было!» - Поёшь!..
Спрошу: «А прошло ли?.. » - Плачешь?..
Ответишь: «Прошло…» - Врёшь!!!

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#53 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 26 Июнь 2012 - 19:13

67 этап - "Соли-Дор:бои без правл."

Соли-Дор – земля расплаты.
Здесь ни жизнь, ни честь не святы.
Здесь повсюду кровь и смрад.
Только вороны кружат,
Злые ветры ворожат
Над безусыми бойцами.
Им не стать уже отцами,
Не вернуться в отчий дом,
Не поднять бокал с вином,
Не ласкать прекрасных дев
Под прохладной сенью древ.

Соли-Дор: бои без правил.
Тот, кто жизнь свою поставил
На кон, тот получит в срок,
Вражий, в грудь свою, клинок.
Тот, кто жаждал крови, славы,
Покоренные державы
Сапогами попирать,
Там остался – умирать
На просторах Соли-Дора,
Становясь песчинкой горя
В раскаленном море слез.

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#54 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 08 Июль 2012 - 09:59

68 этап - "Поцелуй вампира"


Прекрасней девы ты не видел в жизни, правда?
Ах, правда, что там этой жизни у тебя.
Тебе семнадцатый годок ведь стукнет завтра?
И ты спустился в катакомбы испытать себя?
Тебе твердили – там полно чудовищ страшных,
Трифиды, зомби, сколопендры – просто жуть.
А ты хотел, в своих мечтаньях страстных,
В глаза вампира, хоть разок взглянуть.
Ты слышал много песен и сказаний
О тех, кому неведом солнца свет.
О тех, кто не знаком со страхом и слезами
Лишь только голод – их извечный бред.
Чудовища – вампиры! Право, что за глупость.
Ну, разве я не хороша, малыш, скажи?
Ночь - локоны, как белый атлас кожа, алы губы,
А очи?! Взгляду этому попробуй, откажи.
Позволь мне подойти к тебе поближе.
Ну что ж ты так шарахаешься от меня дружок?
Не бойся, успокойся, тише-тише-тише
Кровь на губах моих? Да Бог с тобой – вишневый сок.
А ты красив, силен, отважен, молод…
«О, как пульсирует на шее голубая жилка…
О, этот голод…бесконечный голод…»
Наверное, горячий, страстный, пылкий?
Ты целовался ли хоть раз с девчонкой?
Нет? Милый мальчик мой, ну, это поправимо.
Давай-ка отойдем с тобой в сторонку
«О, этот голод…злой…неутолимый…»
Прости меня, мой сладкий, и прощай.
Ты предо мной ни в чем не виноват.
И смерть твоя была легка – ты видел Рай.
А мой удел – голодный вечный Ад.

****

Снова туда, где царство теней,
Снова туда с тоскою моей,
Там, наверху
Белый день,
Солнца свет,
Но в мире том для меня места нет.

Со смертью играть надоело до слез.
Камни бросать – разве ж это всерьез.
Мне бы на волю, свои крылья размять,
Мне бы парить, мне б летать.

Да я монстр, я вампир, так что же?
И меня высота тревожит.
Как она от меня далека – далека,
Не достать до нее пока.

Но ночь настанет
Я опять взлечу как птица.
Взмывать и падать,
Свечой кружиться,
Носиться тенью над простором Элинора…
Но гаснут звезды, встает рассвет,
И никого со мною рядом нет.

Слезу роняет
Одинокий вампир.
Никто не знает,
Как жесток его мир.
Сквозь страх и ужас
На него все глядят,
Никто не любит,
Лишь проклятья летят.
А он не злобный,
Не безжалостный монстр.
Он любит небо,
Тишину и простор,
В ночи жемчужной
Он парит среди звезд,
И свой воздушный
Поцелуй всем вам шлет.
  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#55 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 22 Август 2012 - 17:34

71-этап "Это мой друг"

Стою на Скраббе я,
А он не респится.
Вокруг меня «хуман»
Крутится – вертится.
То спереди зайдет,
То сзади выпрыгнет,
А дружков-корешков
Его нет и нет.

Напасть, конечно, он хочет,
Но одному стремно очень.
На мне регальки в цветочек
И «Сорвиголова».
А други что-то застряли,
Наверно в бой где-то встряли,
Дождется их он едва ли
И «хуман» этот мне трын-трава.

Но вот пришли его
Дружки позорные.
Втроем идут ко мне
Смелые, гордые.
Но я-то не одна:
-Ну, что, Безжалостный
Мой Охранник и друг,
Поиграемся?

А тут и Скраббик проснулся,
На «хумов» глянул, ругнулся,
Три раза пнул, улыбнулся,
А улыбка хитра:
-Да, дружба ратная свята,
Но ждет нахала расплата.
Идите с Богом, ребята,
Не будите меня до утра.

Есть у меня теперь
Дружок сердешненький.
К врагам безжалостный,
А со мною нежненький.
И если на меня
Хоть кто позарится,
То тому чудачку
Ой, достанется,

«Разящим» в лоб со всей мóчи,
«Хуман», зажмуривай очи,
Душа твоя, между прочим,
Мне летит в рюкзачок.
Такие, в общем, делишки
«Хуманчики-шалунишки»,
Со мною рядом братишка
Сильный, верный, надежный дружок.
  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#56 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 04 Сентябрь 2012 - 20:59

Вышло Лето на крылечко
Зябко кутаясь в туман.
С неба звезды, словно свечки
Тихо падали в бурьян.
Ветерок с листвой шептался,
Только вдруг и он умолк,
На востоке разгорался
Первый Осени денек.
Не оглядываясь, прытко,
Влажных глаз скрывая суть,
Лето хлопнуло калиткой
И пустилось в дальний путь.
Сквозь ноябрьскую остуду,
Сквозь февральскую тоску,
С майской глупой верой в чудо,
По горячему песку
К морю, к солнцу, к разноцветью,
К ливням, радугам, мечтам,
К земляничным тем рассветам
И медовым, сладким снам…
И опять все возвратится:
Встречи, страсти, счастья час.
Все однажды повторится,
Только больше не для нас.

На вопросы нет ответов
Мотыльком пульс рвется ввысь.
Просто уходило Лето
Словно маленькая жизнь.
  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#57 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 06 Октябрь 2012 - 12:00

Поскольку я нынче переквалифицировалась из конкурсанта-литератора, в конкурсанта художника (от слова ХУДО, естественно)) ), решила разбавить поляну ТЕРНового куста, веселыми картинками)).

Предупреждаю: картинки низкого качества, но высокого разрешения)).
Настоятельно НЕ рекомендуется скачивать их на свои компъютеры, дабы не засорять память).
  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#58 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 06 Октябрь 2012 - 12:07

Летняя аватарка Осенняя аватарка Зимняяаватарка

Опубликованное фотоОпубликованное фотоОпубликованное фото


Изменено: Мелли ТЕРН, 27 Январь 2013 - 20:25

  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#59 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 06 Октябрь 2012 - 12:19

Опубликованное фото


  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.


#60 Мелли ТЕРН

Мелли ТЕРН

    Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 3 426 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 06 Октябрь 2012 - 12:28

Опубликованное фото


  • 0

Богу богово, кесарю кесарево, а Опубликованное фотоОпубликованное фотоМелли ТЕРНово

Опубликованное фото


Если реагировать на всё, что о тебе говорят, то так всю жизнь и будешь метаться между пьедесталом и виселицей.





0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 невидимых