Перейти к содержимому


Фото

Старший царь Иоанн Пятый (попаданская фантастика)


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
55 ответов в теме

#1 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 29 Сентябрь 2013 - 21:54

Вроде правил не нарушаю?

 

Решил выкладывать здесь, в уголке, свои книги - может кому-нибудь доставлю удовольствие. Буду вывешивать по частям, чтобы не перегружать потенциальных читателей мегатекстами. К ТМ мои книги никакого отношения не имеют (пока), но вроде именно в этом разделе сиё разрешено. Конечно, если делаю что-либо вопреки уставу - добрые форумные дяди в белых халатах меня тормознут.

Всем желаю получить хоть чуток удовольствия!


  • 0

#2 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 29 Сентябрь 2013 - 21:58

Аннотация:

 

     Люблю исторические исследования. Порой такое нароешь, чего специально не придумать. Как-то сделал запрос через православную церквушку по соседству, они послали заказ в Москву, а те надыбали мне идеальный персонаж для попаданства.
     Княжич Михаил Алексеевич Вяземский (один из многочисленных затухших веточек славного и древнего рода). Парень был раздолбаем (отец умер рано, а двоюродный дед не мог удержать внука в рамках), бухал, гулял. В общем дед его "отрезал" от семейства в 1680 году, когда Михайле исполнилось 14 лет, чтобы тот родню не позорил. Выделил три деревеньки и право на использование куска земель на юго-восточном Урале (на 50 лет), которое было выдано Алексею, отцу Михаила, за воинские заслуги. Парень всё пропил и прогулял, включая своих оружных холопов и был убит в кабацкой драке в 1682 году. Хотя считался прекрасным бойцом-драчуном, был "крепок телом и изрядного росту". (Идеальный РЕАЛЬНЫЙ персонаж!)
     А его наследство вообще уникально. Про Урал и его возможности все знают, тем более что на землях Михайлы были, на тот момент, разведаны медная и оловянная горы и даже начато строительство завода. Но посланные туда крепостные - частью померли от голода, частью разбежались и право так и не было толком использовано. Ещё одна составляющая: деревенька в землях к югу от Курска на Красном болоте. Там, впоследствии, судя по карте, было найдено одно из самых гематитных месторождений (недаром, даже болото ржавое), входящее в состав Курской магнитной аномалии. И третья составляющая - две деревни в Архангельских землях. Одна - китобойная, другая - лесная, с добычей пушнины. Ну и как не воспользоваться столь уникальным, чисто попаданским, наследством? Перенести в тело Михаила Вяземского личность нашего современника. Пусть использует столь уникальную базу для экономического старта. Ни от кого не зависит, земли не выпрашивает. Главное, голову приложить и руки! А для усиления - дам ему ещё одну дерёвню, в нескольких верстах от Тверского тракта. Пусть, для начала, картошку и маис начнёт выращивать, к земле привыкать, самодеятельным хозяином становиться. Не всё же воевать или втираться в доверие к Петру и прогрессорствовать за чужой счёт!


  • 0

#3 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 29 Сентябрь 2013 - 22:01

ПРАВО НА ЖИЗНЬ?! (пролог)
  
   Игорь Мальцев с детства был ботаником, а попутно и соломенным сыном. Родители, детские врачи-интернационалисты, помогали всем детям мира в самух захудалых местностях, а своего собственного видели лишь раз-другой в год. Да, конечно, импортные шмотки, игрушки, коврижки поступали исправно. Не было лишь семьи и домашней любви. Папо-мамой была бабушка - престарелая, но работящая. Парень рос, как эдельвейс: одинокий и малодоступный. А в 1992 году, закончилось и такое сиротливое детство. Очередная борьба за власть в Уганде, боевики оппозиционного племени ворвались в небольшой городок и вырезали всех белых, включая тех, кто ожидал в российском консульстве спасительного чартерного рейса.
   Бабушку признали негодной к опекунству (из-за возраста), а самого Игорька отправили в детдом. Хорошо хоть участковый подсуетился и оформил все документы на квартиру так, чтобы парень смог ей воспользоваться впоследствие, а пока одно риэлтерское агентство строило будущее подростка, сдавая её в аренду иностранцам (бизнесменам и сотрудникам консулатов).
  
   Детдомовское ботаничество продолжалось и даже усугубилось неожиданной любовью к химии. Учитель, Семён Станиславович, вёл для желающих кружок мыловедения. В отдельном помещении, ученики не только изучали принципы мыловарения, но и варили его для нужд заведения, завхоз даже приторговывал излишками ученического творчества на стороне. Игорю безумно понравилась возможность лепить из самого ненужного дерьма, типа жира, пепла и прочей лабуды, вкуснопахнущую и полезную продукцию. Попутно, он вместе с учителем, создал перегонку всяческих забродивших смесей из фруктов и ягод в эссенцию. Что оказалось достаточно плёвым делом, когда искренне любишь то, что созидаешь.
   Экспериментаторы наблатыкались делать даже шампуни, не уступающие знаменитому "Фа!" Жаль, что всё хорошее кончается, пришло и время выпуска. Игорь, не задумываясь подал документы в химико-технологический, куда и поступил и по знаниям, и по рекомендациям из детдома, усиленным визитом завхоза к проректору института по хоз.части. Мало того, парню ещё и однокомнатную квартирку выдали, несмотря на владение родительской квартирой. Недолго думая, Мальцев туда и вьехал, чтобы не заморачиваться и не ломать арендный бизнес. От добра добра не ищут!
  
   Студенческая жизнь, при своих деньгах - великий соблазн и ботаник не устоял. Оказалось, что мир полон девушек, вечерних клубов, неизвестно откуда проявляющихся дружков. Так что, через два года его просто отчислили за академическую неуспеваемость, зато призвали в армию. Как раз, весной 1999 года! Чтобы осенью, более менее подготовленного фазана-мотострелка отправить на Вторую Чеченскую... Уже в линейных, его обучили радиоделу и прилепили к одной из штурмовых групп. Радист - существо оберегаемое, поэтому стрелять приходилось мало. Не дай бог убьют - будут проблемы с вызовом огневой поддержки или оперативной эвакуацией! Ботаник, даже на войне оставался ботаником. А потом и дембель пришёл, как положено - неизбежно.
   Вернувшись в Москву, свежеиспечённый ветеран устроился техником-дозатором на комбинат моющих средств. Даже война ничего не изменила в жизни, которая неизвестно куда и неизвестно зачем текла, без привязанностей, ответственности и особого смысла. Пока неожиданно не нарисовался некий Пашка Анфёров: шкодливый, пронырливый и деловой, как деловая колбаса. Он сходу предложил создать бизнес по изготовлению высококачественных моющих средств своими силами и на свои бабки. Игорь, имевший и силы, и знания, и бабки, но не имевший жизненных интересов, тут же вписался в проект. Мало того, он довёл качество, выпускаемого ими мыла и шампуня, до уровня лучших зарубежных умывальных средств! Правда, не знал, что Пашка-коммерсант увозит всю продукцию одной фирме, где всё упаковывалось в красивые импортные бумажки или разливалось по "фирменным" пластиковым фасовкам. По статье о групповом контрафакте пошли все хором, вместе с руководством фирмы-жулика.
   Хорошо, что Паша подсуетился, нашёл классного адвоката и тот, всего лишь за триста тысяч баксов, вывел доморощенных кооператоров в отдельное дело, а потом совсем снял обвинение. Мальцев продал наследную квартиру, чтобы расплатиться за помощь, а Павел моментально слинял туда, где руки Игоря до него не могли дотянуться. Осталась ещё гора денег, но последнее желание работать на благо других, а честно говоря и на себя, испарилось.
   Началось просто обеспеченное существование вперемешку с ленью. То молодого человека потянуло на лошадках кататься, а потом обрыдло. Затем, клуб реконструкторов показался манной небесной (Игроь даже заказал классные доспехи и оружие), но через год тоже обрыдло. Следующим этапом стало освоение боевого шеста и длилось несколько месяцев. Обрыдло? Обрыдло! Последние годы Игорь присел на всякие таёжно-горные вояжи во всякие "дикие места". Но только с опытными похожденцами - самоделкиными он был сыт по горло. Вся остальная жизнь текла в обрамлении чтения развлекательных книжек, интересных киношек и компьютерного интернетствования. Поел - поспал - подурковал - потянулся - поскучал... Денег ещё хватало, а жизнь фактически закончилась.
   Была своя машина и, надо же, гараж рядом с домом, но обычно использовался общественный транспорт. Был навороченный мобильник, а список состоял всего лишь из четырёх абонентов, включая того участкового, позаботившегося когда-то о нём. Игорь с трудом всучил ему двести тысяч долларов, чисто из благодарности. Друзьями они были и без денег, за дела. Была девушка, библиотекарша, тихая и ничего не требующая. Она даже не раскатывала губу на крепкого, небедного парня, так как чувствовала его отстранённость от жизненных обязанностей. Было всё, кроме активной жизненной позиции, всего лишь ежедневное существование.
  
   Перед самым новым 2012 годом, Игорь спустился в метро на станции "Динамо". Он не любил стоять рядом с "канавой для поездов", поэтому пристроился в десятке метров от неё. Людей было средне, поезд уже урчал где-то в глубине, когда Мальцев обратил внимание на одну девушку на перроне. Что-то было не так: то ли пуховик не совсем правильно сидел на ней, то ли поза какая-то напряжённая, то ли...
   Внутреннее чувство приближающейся опасности вдруг охватило ветерана, отвоевавшего своё. Мысли даже не успевали формироваться, а решение сбежать в сторону выхода, вовсю требовало реализации. Секунды до трагедии, когда поезд подойдёт, двери раскроются, а ожидающие дадут возможность выйти выходящим, что сразу увеличит толпу. И две девчушки, ухватившиеся за руки папы и талдычащие с обеих сторон, погибнут ни за что... А Игорь просто не успевает спасти других и может лишь спасти себя самого, убежав побыстрее подальше от перрона. Выхода не было, поэтому мозги отдали телу строгий приказ: "Валить, пока при памяти"!
   Вот только ноги подвели, вдруг направив Мальцева прямо к непонятной цели. А предатели-руки уже начали раздвигаться, чтобы обьять необьятное. Девушка почуствовала приближение сзади, начала поворачиваться, уже понимая что сейчас произойдёт и где-то там, внутри, её палец начал своё движение-нажатие. Да и поезд уже вьезжал на стацию, притормаживая. Пилот, увидев как молодой мужчина, обхватив девушку, падает прямо под колёса, даже не успел включить экстренное торможение. Он только почувствовал толчок под вагоном, когда взрывное устройство сработало и шрапнель разорвала на мелкие куски два упавших тела...
 


  • 0

#4 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 29 Сентябрь 2013 - 22:08


Глава первая


Мишка и Глашка пристроились возле стенки сеновала и вовсю подглядывали и подслушивали через щели между досками. Внизу, дворовая лекарка Лукерья выпытывала у Кузьмы:
- Ну скажи, как Мишка корову затащил наверх, она ж неподьёмная, а он ещё отрок?
"Дядька" княжича Михайлы Алексеевича Вяземского хохотал вволю, обьясняя:
- Дура, ты Лукерья, не корову он затащил, а тёлочка к нему пришла. Сама пришла, понимаешь?
Лекарка не понимала: сеновал был над коровником и что корова, что тёлка ну никак не могли забраться по неудобной лесенке. Кузька явно знал больше и очень хотелось выяснить, как такое возможно. Небось, что старый, что малый договорились и на арканах затащили бедную бурёнку.
- Ну скажи, старый пень, ведь вы вдвоём учудили? - настаивала женщина. - Я же слышала, как Михайла ответил, что не спустится к тебе, пока с коровы не слезет.
- Опять дура, хоть и грамоту знаешь. Он сказал "пока с тёлочки не слезет", а не с коровы. А тёлочками княжич называет всех, кто с дойками!
Бедная Луша, услышав незнакомое слово, тут же спросила:
- С какими ещё дойками?
- У тебя ведро есть? Давай покажу руками, а то опять не поймёшь, - И тут же ухватил Лукерью за грудь, чтобы доступнее и понятнее получилось, - Вот это и есть дойки. А девица с сиськами получается тёлочкой, что тут непонятного?
За что сразу же получил по морде полотенцем, оказавшимся в руках у собеседницы. Вообще-то, бывший стрелецкий десятник, даже в свои "за сорок", был подтянутым и интересным кобелём, но приличия следовало соблюдать. И спросить последнее, что тоже было непонято:
- А ведро тебе зачем?
- Да просто так спросил, чтобы ты отвлеклась и не мешала мне обьяснять, что такое "дойки".
Княжич, чувствуя, что верного наставника сейчас забьют от возмущения, высунулся и стал спускаться по лестнице. А Глашка, тайными сеновальными тропами, спустилась в коровник, отодвинула в задней стене заветную доску и сбежала подальше от злых языков. Девица была счастлива последние три месяца. Михайла, несмотря на свой разнузданный характер, именно с ней был нежным и ласковым. А ещё показал себя интересным, заботливым ухажёром. Плотские утехи всегда сопровождались чем-нибудь дружественным, таким как разговоры о дальних землях или песнопением. Да, Мишка пел песни своей благоверной, несмотря на непролазную разницу в происхождении. Особенно ей нравились две - на иноземном языке. И хотя Глаша ничего не понимала, но ей было приятно. Одна песенка, грустная-грустная, о какой-то "конфессе" проникала глубже, чем в девичье сердце, и вызывала желание стать этой самой конфессой. И сделать для княжича всё, что он захочет, а если надо - отдать жизнь за него. Или ему! Другая, про непонятную "кольбакку", всегда переходила в их совместную пляску и Глафирья, как могла, подпевала и подтанцевывала. С каждым разом, сей перепляс становился всё более в лад: движение в движение, а Мишка обещался сделать из девушки звезду. Непонятно зачем, зато приятно!...

...Князь Пётр Семёнович Вяземский ходил кругами по личной светёлке, выглядящей, как вполне приличный деловой кабинет. У стола сидел дьяк Афанасий и спокойно ждал отрока Михаила, чтобы подробно обьяснить, что того ожидает. Решение князя отрезать шалопутный ломоть от семейства, воспользовавшись приближающимся четырнадцатилетием, было сурово, но необходимо. Внучатый племянник уже два года позорил целую ветвь достойного и древнего рода, одну из четырёх, живущих на Москве. Мишкин дед, двоюродный брат Петра Семёновича, давно помер, а отец сорванца глупо погиб несколько лет назад на Тверском тракте. Настолько спешил в Москву, что ехал даже ночью и был побит татями. Тогда никто не спасся, лишь молва дошла о том, что выпив лишку, храбрый воин-служака лишь с несколькими холопами отправился на ночь глядя.
Страна, погрязшая в религиозном раздоре, была полна ватагами, особенно округ Москвы. Многие люди, не пожелавшие вернуться в старую веру, бежали и, чтобы прокормить себя, разбойничали вовсю. Да ещё и дух потомков вольных славян никак не хотел смириться с навязанным сверху рабством, названным крепостничеством. И батюшка-царь Алексей Михайлович, имея множество стрелецких полков, не справлялся с бедой России, считая, что всё само собой разрешится. А уж при молоденьком Фёдоре Алексеевиче, тот же Разбойный приказ совсем сиротствовал, не получая необходимых средств, стрельцов, оружия. Дошло до того, что некоторые бояре имели свои тайные ватаги и даже давали им укрытие на своих землях.
Вот и не доехал никуда Алексей Андреевич, своей смертью загнав в гроб жену, и оставив сиротой единственного сына. Видимо судьба у славного рода Вяземских была такой: многочисленные ответвления служилых, умелых воинов исправно и регулярно погибали. А может и не могло быть иного у тех, кто готов в любой момент отдать жизнь, с оружием в руках, за веру, царя и отечество?

- Явилось, блудило царя Ирода, - поприветствовал двоюродный дед свою кровинушку, наконец-то прибывшего для разьяснительной работы, - буду судьбу твою решать.
А чего её решать, когда и так всё ясно. Мишка за последние три года, неоднократно сбегал с подворья и шлялся неведомо с кем, бражничал, дрался и позорил родственников, где ни попадя, своими гульками. Оружные холопы князя находили его в очередной раз, добавляли от себя, тащили пред светлы очи, а затем юнец доставлялся на конюшню, где и получал свою порцию домашнего воспитания. Сбежав в последний раз, более трёх месяцев назад, он сорвал сватовство средней внучки Петра Семёновича и был более тщательно наказан. Так, что приданные княжичу челядины, во главе с Лукерьей, кое-как выходили парня. Правда мозги княжича, видимо окончательно были отбиты и он никого не узнавал. Кузьме приходилось отвечать на бесконечные вопросы, класса "а это кто?". Слава богу, что в голове чуток осталось недобитого через задницу и Михайла всё-таки запоминал то, что ему рассказывалось в ответах. Лишь говор наполнился разными бродяжьими словами, незнакомыми порой, но весёлыми и меткими. Да писать он стал без "ятей", чтобы не тратить зазря бумагу (по его собственному обьяснению).
- Михайла, ты на меня зуб не держи, не могу я позволить тебе позорить всё семейство, - обьяснял князь, - поэтому, как сполнится четырнадцать лет, так отрежу тебя. Отпишу от семьи, а ты подпишешь все бумаги. Вон, Афонька, всё тебе подробно пояснит про твоё наследство. Заклинаю, не спорь и не перечь, стар я стал и справиться не могу уже. И лишний грех на душу брать не хочу, и так переполнен ими, до могилы не успею замолить.
- Да успокойся, княже, всё будет нормально. Подпишем в приказе все бумаги, дашь мне неделю на то, чтобы сьехал я с усадьбы и забудешь обо мне, как о ночном кашемаре. Только дозволь уже сейчас готовиться и взять со складов то, что тебе не нужно. Заодно, решим заранее сколько оружных холопов ты мне выделишь и каким оружьем их снабдишь. Сам понимаю, что виноват кругом, поэтому добром уеду, ибо себя переломить не получается никак!
Мишка, безусловно, хитрил, пытаясь выцыганить побольше полезных ништяков. Да и сам рвался последние три месяца на вольную волю, чтобы быть самодеятельным князем, а не чьим-то княжичем. Получив наследство и подписав бумаги на выделение из семьи, он моментально переходил в разряд взрослых, хотя и несовершеннолетних. Законы, даже в далёком двадцать первом веке, были заморочены: паспорт гражданина, со всеми правами и обязанностями, выдавался в шестнадцать лет, а совершеннолетие наступало только... в восемнадцать. Чего уж говорить о веке семнадцатом, когда подросток официально становился мужем в четырнадцатилетнем возрасте. И мало кто мог обьяснить такие выверты уклада.

Дьяк начал зачитывать список того, что будет передано Михаилу Алексеевичу Вяземскому уже через месяц с небольшим. Деревень было немного, но вредный оболтус сопровождал каждый пункт хихиканьем и приговорами: "Ну всё что нужно для попаданства!" Непонятно было: то ли радуется, то ли недоволен и поэтому такими странными словами изьясняется. Да и что возьмёшь с больного на голову? Оба мужа даже не спорили и не ерепенились, чтобы не тратить лишнего времени на убогого.
А доля была действительно необычной. Для бестолкового она выглядела оскорбительной, а для княжича лучшего и не придумаешь. Любые Вяземские, потеряв саму Вязьмы, получали царские милости в разных местах и имели достаточно пёстрый и разбросанный набор владений. Самому Мишке выпало володеть тремя деревнями от крайнего юга до крайнего севера. Под Курском он получал деревеньку возле какого-то Красного болота, с прилежащими холмами, лесом и речкой, впадающей в Сейм.
- Болото точно Красное? - спросил отрок.
- А какая разница? - удивился Афанасий, - болото, оно и есть болото. Пашни и лугов там немного, а людишек ещё меньше.
- Так что пропьёшь быстро, - добавил дед, - оглянуться не успеешь.
- Наверно, оно рыжее, - не унимался Михайла, - только вы в этом мало разумеете!
И притих довольный судьбой. Наверняка там было какое-нибудь целинное гематитное месторождение, входящее в состав Курской Магнитной Аномалии. Плюсом оказалось наличие большого дома ещё и в самом Курске.
Две деревеньки находились в архангельских землях. Одна - китобойная, но с пашнями, а другая, неподалёку, лесная, со своим лесом и лугами.
- Карбас-то, китобойный, пока цел или уже сгнил? Небось новый дорого будет строить?
- Да ты и доехать дотуда не успеешь, как всё прогулеванишь, вместе со сгнившим карбасом и самими китобоями, - вставил свои три злостные копейки князь, - хорошо, что наследство худое, нечего особо терять.
Действительно, доходов с окраинных деревенек почти не было, разве что ежегодно присылалось несколько беличьих шкурок, да пара соболей и несколько бочек ворвани. Да и то с оказией, за которую приходилось платить. Хуже чемодана без ручки, бывает только пустой чемодан без ручки. Его тоже выкидывать жалко, хотя он полезное место занимает зазря!
Одна деревенька, на три десятка подворий, пряталась в глухомани возле Тверского тракта. Каждый год, староста Анисим, присылал гонца с мольбой о помощи. Местное болото постоянно раширялось, отбирая пахотную землю, а жители разбегались от беспросветного беспредела окружающей среды. Однако Мишка довольно улыбнулся:
- Хорошее место для базы, всем местным татям Кирдык Иванович придёт!
Остальные присутствующие лишь горестно переглянулись. О боярине со столь странным именем, явно татарском, они не слышали. И думать о нём не хотели, как и о татьбе. Своих забот хватало и, в первую очередь, спихнуть замуж перезревающую среднюю внучку, неказистую, но набожную.
Последним владением было лишь право на землю, которое Алексею Андреевичу дал его тёзка и, временами, друг - Алексей Михайлович Романов, божьей волей. За то что первый, как-то на охоте, прикрыл собой второго. Разрешение на полное и безоговорочное владение ограничивалось пятьюдесятью годами, из которых одиннадцать уже прошли. Сами земли находились в Каменных горах, на востоке, и включали в себя более десятка горушек, с выходом к сибирской тайге. Меж гор протекала река, уходящая куда-то далеко, к самоедам. Зато две горы, которые были разведаны рудознатцами, представляли несусветную ценность: одна была медной, а другая - оловянной. Конечно, оловянная руда была небогатой, но к месту. Для производства бронзы!
Алексей, не задумываясь, нанял двух мастеров в Туле, добавил три десятка крепостных, дюжину оружных, дал денег и отправил всю гоп-компанию к едреней фене, то есть за несметным богатством. Бизнес накрылся медным тазом через пару лет. Часть народа померла от голода и холода, остальные разбежались неведомо куда. Ведомо, конечно, но поиски вышли бы дороже стоимости крепостных.
- Ну свезло, так свезло, - радовался неутомимый болезный на голову, - факторию можно организовать и ладью по реке пустить для торговли с самоедами!
- Ну да, ну да, ещё и завод построй и казне пушки начни поставлять, - подзуживал опытнейший Пётр Семёнович, всё знающий и всё умеющий, только очень уж старый, - Царь-батюшка оценит и шубу со своего плеча подарит.
- Зачем мне, молодому, шуба, да ещё и с чужого плеча? Я уж лучше дублёнку закажу, да попижоню в ней.
В принципе, князь видел, что мелкий Вяземский не сопротивляется дурацкому наследству и на радостях пообещал, что выделит две дюжины оружных холопов, коли Мишка совсем из Москвы уедет. Дворовой челяди также две дюжины было обещано, а княжич получил право уже сейчас выбирать себе людишек.
- Дьяк, ты прямо сейчас запиши княжье обещание, чтобы не позабылось ненароком.
По оружию, доспехам и другим всячинам договорились, что Михайла составит список, и они с князем пойдут выбирать необходимое из запасников. На этом прения закончились и договаривающиеся стороны разбрелись по своим делам.

Изменено: MARHUZ, 29 Сентябрь 2013 - 22:13

  • 0

#5 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 29 Сентябрь 2013 - 22:24

Кузьма обрадовался, увидев княжича невредимым и с довольной улыбающейся физиомордией.
- Ты похож на кота, который сметаной обьелся...
- Хуже, дядько, хуже. Я ещё и остатки сметаны разлил - той, которая в меня не поместилась.
Стрелец-отставник сначала опешил, а потом сообразил, что при шкодном Мишкином характере нормальным является ещё и насвинячить. Хотя, выкрутасы отрока, уже не озадачивали так сильно, как вначале. Сразу вспомнился один из первых наказов пару месяцев назад. Тогда княжич сказал ему:
- Передай всем, чтобы не бздели и тогда всё будет хорошо!
Кузьма сразу попросил разьяснить непонятное слово и получил короткое разьяснение, которое и довёл до всех челядинов юнца:
- Княжич наказал с сего дня газы не пускать.
Народ заволновался, ибо такое вопреки натуре человеческой и хотел узнать, как же тогда быть. Никому не хотелось на конюшню за непослушание, но сдерживаться всё время тоже не получится. "Правая рука" внёс разьяснение (на своё усмотрение):
- Газы пускайте только по делу и только в нужниках, а не где попало!
Через три недели до Михайлы дошла сия трактовка и он, похохатывая, обьяснил своему помощнику, что имел в виду совсем другое - просто "не бояться". Мол, бродяжий жаргон такой, не всегда понятный.
- Но раз уж исполняют, давай добавим ещё два наказа. Сморкаться и плеваться только в отведённых местах!
Смех смехом, но личная челядь княжича приняла наказ к сведению и исполнению и с тех пор, Мишкины дворовые, стали самыми культурными составляющими не только Москвы, но и всего человечества. Правда, они об этом не знали. Само по себе удобно, когда подчинённые тупо исполняют приказы, без дебатов о правах человека на естественность и природность. Двадцать первый век, в этом отношении, много потерял, а именно - исполнительность без споров.

Оба-двое отправились к своим пенатам, чтобы обсудить договоренности и обдумать, кого следует добрать в оружные и дворовые. Часть огромной усадьбы Вяземских, на отшибе, была выделена под нужды нелюбимого внука. В его распоряжении находился терем-теремок в двух уровнях, складские и подсобные строения, конюшня и прочие обьекты хозяйствования. Княжеские крепостные сюда не забредали, особенно после того, как Мишка избил своим "боевым посохом" холопа Митяя, раскатившего губу на Глашку. Опытные воины, наблюдавшие за поединком в одни ворота, только дивились "бродяжному бою палкой". Быстро, больно, эффективно!

Конечно, самих пенатов к обсуждению не пригласили, обошлись лишь дополнительной обдумывательной силой в лице ключника Лариона и вездесущей Лукерьи. Лекарке было поручено выяснить всё, что нужно будет по бабским делам на новом месте жития, Лариону следовало создать список вещей и инструментов для хозяйствования и обьём продуктовых запасов на первые месяцы. Сами же, два вождя революции, приступили к обсуждению потребных человеческих ресурсов. Поимённо, а не абы кого!
Назавтра, все просилки-теребилки были готовы, и князя Петра Семёныча моментально озадачили запросами. Он не стал ввязываться в особые споры, наказал своему эконому выделить всё, что потребно, а себе оставил лишь согласования по людям. Впрочем, Михайла с Кузей не капризничали, отбирая будущих дружинников из послушных, а не из опытных или крупногабаритных. Легче обучить и натренировать дисциплинированного, чем пользоваться готовыми воинами, самостоятельными и вздорными. С людишками для трудовых нужд тоже не выделывались, лишь бы были не увечные или совсем безмозглые, а остальное приложится.
По лошадкам вопрос стоял острее - княжичу понадобилась конная дружина, а не пешеходные медляки. Впрочем, заказанное количество соблюли, но качество оказалось невысокое. А куда деваться? Князь Вяземский - ни разу не будущий граф Орлов, да и Михайле выпала для разнообразия целая интрига по улучшению живого транспорта.
Зато за оружие началась целая баталия.
- Ну зачем тебе нужны кольчуги для каждого оружного холопа? - злился Пётр Семёнович, - Всё равно с пищали прострелят, если что. А просто так таскать их на себе тяжело!
- Твои мушкеты пусть сначала научатся доски пробивать, хотя бы с пятидесяти шагов, - возражал внук, - а потом и кольчуги на пластинчатые панцири заменим. И шеломы давай на каждого, и наручи, если есть и прочее железо.
Ветеран будущих войн прекрасно понимал необходимость персонального бронирования, а откоряки класса "тяжело носить" он отметал сразу же. Хочешь остаться живым в бою - качай силу и крепость тела. Не хочешь - иди пахать и сеять! В общем, с оружейни подмели и луки, и самострелы, и наконечники, и копья, и даже пять мушкетов с запасом пороха и свинца. Ещё и четыре пистоля удалось выцыганить до кучи.

Новых дружинников отправили к тем семерым, кто давно охранял молодого Вяземского. "Старослужащие" быстро обьяснили, что от "молодых" требуется, так как сами, последние три месяца, непрерывно тренировались и качались. Заодно новеньких познакомили с наказами по благопристойности и научили "бродяжьим" словам и их значениям. Со всеми положенными подробностями, насмешками и выпендриванием!
Князь выделил серебра из оговоренной суммы, чтобы Мишка смог подкупить на Москве то, чего не нашлось на подворье. А заодно и найти тех, на кого был нацелен и с кем хотел сотрудничать. Дело в том, что "бывший Мальцев", как только оклемался - сразу завёл своё мыловарение, без афиширования. К делу был приставлен надёжный мужик Пахом, который разбирался в жирах и когда-то даже подрабатывал помощником мастера по изготовлению щёлока. Незаменимую Лушу припахали на выварку фруктово-ягодных отваров, с цветочными добавками для будущей перегонки в эссенцию. Кроме этого, княжич потихоньку мудрил с перевариванием дёгтя в более качественную смазку, используя различные минеральные добавки и присадки. Метод научного тыка пока не приносил никаких результатов, но следовало перепробовать всё, что можно. По крайней мере, чтобы бросить столь неблагодарное дело, использовав все шансы. А не потому что надоело!
Ну и отдельной темой шло жидкое мыло, сиречь шампунь. После двух месяцев он уже получался в меру вязкий и мыльный, но требовал бесконечной доработки. Так что нерешённым вопросом оставалось создание перегонного оборудования для изготовления эссенции и алкохоля. Спирт нужен был не для крутого выпивона или торговли, а, как ни странно, в чисто медицинских целях. В принципе, сам заказ был уже размещён - отец одного из дружинников, Дмитрия, готов был изготовить всё, что нужно, даже змеевик из бронзы или меди. Потому что, кроме отцовских функций, являлся ещё и толковым московским оружейником. А сам Дмитрий, продался в холопы лишь на три года, чтобы заработать денег на свадьбу. Таков был уговор с родителем: хочешь жениться на любимой, а не на родительской избраннице, сам оплати свадьбу!...
...Выезд в люди организовали с понтами. Мишка, согласно статуса, оделся в нарядный синий кафтан с золотым шитьём, штаны, сапожки и лёгкую шапку по весенней поре. Эскорт, в количестве семи боевых единиц, имел одинаковые кольчуги, специально изготовленные плащи-накидки с вышитой на них тигриной мордой, мушкеты в кожаных хольстерах, заспинные мечи, вместо сабель. Грозному Кузьме давно были изготовлены кобуры под пистоли. Вся охрана имела круто выглядевшие сапоги с наколенниками. Внешний вид мини-подразделения должен был создавать породистый имидж, отшибая любые поползновения и попытки напасть или навредить, пусть даже в мечтах. Пахом, в качестве обозника, управлял крытой повозкой. Рядом с ним сидел Алексей, бывший деревенщина, но лучник от бога, обеспечивая дальнобойную стрелковую поддержку.
Так что, когда заказчики подьезжали к подворью оружейника, молва под видом местных мальчишек уже вовсю занималась сарафанной рекламой, вперемежку с репортажем с места событий:
- Дядька Андрей, там по твою душу Митька со своими стрельцами едет, - вопили малолетние СМИ, - бойся, ужо он тебе всё припомнит!
Андрей Лукич поусмехался от души, успокоил жену и степенно, но с вежеством пошёл встречать клиента. Величественный вид подъезжавших вызывал уважение и надежду на то, что за перегонный куб будет заплачено, пусть не сразу, а со временем, но полностью. Да и сын смотрелся гордым орлом, что было приятно, учитывая любопытство подглядывающих соседей. Церемоний особых не разводили, пошли в дом, чтобы откушать и потолковать.
Княжич доплатил десяток ефимков, чтобы оружейник был спокоен за будущие взаиморасчёты и спросил об арбалетах, а точнее о том, как идёт разработка нового затвора для перезаряда. Это было важным, так как мушкетам Мишка не доверял, обзывал слабосильными и нахваливал единственного мастера, который делает Истинное Стрелковое Оружие.
- Саксонский оружейник Иоганн Беккер лучший в мире, на сегодняшний день. У него даже пистоли пробивают дюймовую доску на тридцать шагов, - безбожно, но с очень серьёзным видом, врал Михайла, - А уж мушкеты и стреляют далеко и точно, и даже кирасы пробивают легко.
- Ну не может того быть, Михайла Алексеич, - завёлся Андрей Лукич, - как же у него это получается, какие хитрости он применяет?
- Ну, хитростей его я не ведаю, разве что сработал он камору, чтобы сзаду заряжать, - гнал отрок, - и ещё какие-то нарезы внутри дула он делает, да они винтом идут по всей длине. Но, большего я не знаю, только от людей слышал, кои держали такое в руках.
Простенький, как всё гениальное, метод! Скажи инженеру, что антиграв уже сделали, но он жёлтого цвета и размером с табуретку. Инженер, не учёный, поэтому верит и старается переплюнуть конкурента, изготовив требуемое меньших размеров, но извинившись, что цвет получился коричневый. Причём будет долго и упорно обьяснять, что другой цвет повышает возможности устройства. Тот же Маркони не знал, что по науке, радиоволны распространяются лишь по прямой. Но, будучи инженером, решил сэкономить на себестоимости и изготовил коротковолновый передатчик, вместо длинноволнового. В результате, совершил случайное открытие - оказалось, что свойства радиволн, зависят от их длины!
Поэтому, нагнетая научно-механической жути на оружейника, Мишка добился своего: Андрей Лукич "заболел" новыми огнебоями. И даже выделил, авансом, двухствольный пистоль своей конструкции. Рассматривая мини-обрез, Михайла спросил:
- Ты мог бы стволы друг над другом поставить, извернёшься курки под них смастерить?
- А что, можно спробовать, покумекаю над этим.
- Ещё вопрос, - продолжил заказчик, - раньше пищали пользовали и жребию было много в заряде, а сейчас мушкеты с одной пулей. Как бы изловчиться и изготовить всё-таки пищаль, чтобы несколько дробин вылетало. Только короткую, в ней весу поменьше.
- Так это дело нехитрое, но дальности и меткости уменьшится, - оружейник знал своё дело, - шагов на пятнадцать-двадцать убой будет, а далее, как попадёшь.
- Ну мне большего и не надо, буду татей бить, а не иноземные крепости брать. Там, в лесу, всё равно далеко не стрельнешь, деревья мешают. А когда десяток пищалей жахнет, да по десятку дробин, так от ватаги только память останется. Даже если они враздрай шлындать будут.
Андрей Лукич, хоть и не понимал некоторых слов, но суть уловил. Действительно, пищальный залп - это грозная сила, не то что однопульные мушкеты. Да и заказ был не сложен, коли ещё предки такое делали.
- Ты, княжич, главное плати исправно, потому как у меня денег на металл не хватит. А сделать можно, што хошь, голь на выдумки хитра! Правда, казна такое оружье всё равно покупать не будет. Так что дешевше за счёт количества не выкрутишь.
- А причём здесь казна? Я торговать твоими поделками не собираюсь и тебя на это не подбиваю. Пусть будет дорого, мне бы своих вооружить толком.
На этом и поладили, создание спец.вооружений дело длительное и подгонять оружейника не имело смысла. Развиваться нужно шаг за шагом, медленно, но верно... А гнаться куда ни попадя, развивая прогресс - удел мечтателей из будущего. У них в головах всё само собой получается, без хлеба и серебра, главное - права человека обьявить и, на всякий случай, правую щёку подставить...
  • 0

#6 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 29 Сентябрь 2013 - 22:33

...Следующей целью для нанесения визита были два португальских купца, живших на Кукуе с другими немцами. Ларион заранее выяснил, где их можно найти, поэтому времени терять не стали.
На постоялый двор герра Штольца подьехали, когда солнце уже заходило, поэтому взяли в аренду две комнаты на одну ночь. Не хотелось суматошничать и поспешать, знакомство с нужными людьми должно быть обстоятельным. Ну, а когда ужинали, само знакомство и состоялось, причём негаданно. Дело в том, что герр Штольц предложил тушёное мясо с... картошкой. Продукт для "вяземских" неведомый, а для княжича практически забытый. Пришлось парню отдавать своим очередной наказ: "всё съесть, чтобы распробовать". И, попутно, расспросить гостеприимного Клауса о том, откуда сие чудо взялось. Оказалось, что как раз-таки один из португальцев, именуемый Карлуш душ Сантуш и привёз десяток мешков этого корнеплода, чтобы вкушать то, к чему дома привык. А так как, саксонские, швейцарские и иные немцы всё-таки больше любили тушёную капусту - русские оказались к блюду.
Сам душ Сантуш тоже был в зале и с радостью наблюдал за потенциальными клиентами на его, потенциальные же, товары. Оказывается, что все попытки увлечь московитов заморскими продуктами питания ничем не закончились. Да и не могли быть успешными - слишком далеко возить простые дары земли. Обьёмно и накладно, а цены не взвинтишь, да и массового спроса нет. О чём сиротинушка сетубальский и поплакался, когда был приглашён к столу. Русский язык он за два года освоил лишь слегка и еле-еле понимал, но зато хорошо знал язык потенциального врага, аглицкий. Михайла, видимо благодаря отбитой голове и опыту бродяжничества, его понимал и даже отвечал, хотя и на необычном диалекте.
- Ты пойми, сеньор Карлуш, твои потаты, томаты и маис мы и здесь можем выращивать, - проводил экономический ликбез княжич, - Может быть, в будущем, буду заказывать у тебя вяленые фрукты и мочёные овощи из Вест-Индии. Но не сюда, а в Архангельск. Сейчас же, давай я тебе помогу со своими товарами. Даже подскажу, что и кому в Европе продавать. А платить будешь частично деньгами, частично оружием.
Слегка подвыпивший купец с радостью слушал молодого парня, так как купцы других стран уже давно наложили лапу на поставки российского добра: сырья и материалов. И все попытки присосаться хоть к какому-нибудь дефициту кончались без толку.
- Завтра покажу тебе образцы твёрдого и жидкого мыла, ты такого нигде не найдёшь! Дам попробовать за бесплатно, чтоб ты не кота в мешке иноземцам-схизматикам обещал. Пусть они попользуются, вкус почувствуют и желание проявят. А потом, соберёшь заказы и мы тебе наварим мыла столько, сколько потребно.
Пиар завсегда базируется на желании клиента и если душ Сантушу хочется эксклюзива хоть на что-нибудь русское, нужно сделать ему одолжение. Пусть будет счастлив осознанием того, что другим купцам не обломится удача закупать нечто классное у самого Михайлы Алексеевича.
- Будем с тобой работать, без посредников. И другим купцам я ничего продавать не буду, коли ты мои цены потянешь. Когда есть монополия на высококачественную продукцию, мы сможем позволить себе очень высокие цены.
- А дёготь будешь поставлять? - не выдержал португалец.
- Дёготь у других бери, я пока не научусь его в более выгодную смазку переваривать, тебе голову морочить не хочу. Зато хвосты от крупных соболей и чёрных лис буду собирать. Их, ежели с умом, можно за большие деньги продавать. Важным военачальникам для парадов, чтобы в шлемы вставляли, заместо перьев заморских. Сам подумай: пушистый хвост от крупной чёрной лисы, да ещё и с сединой - это показатель мудрого полководца! Только давай начнём всё-таки с мыла, а к концу года я сделаю отвар, понижающий жар и успокаивающий боль. По рецептам древних греков, ныне позабытых!
У Мишки давно уже чесались руки опросить всевозможных травников и травниц Москвы и Подмосковья. Кто-нибудь наверняка знает хорошую рецептуру отвара из веток ивняка. Это тот же аспирин (только жидкий), который вываривали ещё в Древней Греции. Истинно природный, натуральный, а не из нефтеопилок, и поэтому более эффективный. Дальнейшая беседа перетекла в хоровое песнопение, в котором даже купец принял участие. Княжич затянул "Бесаме мучо", дружинники подвывали, как могли, а душ Сантуш даже расчуствовался. Во-первых, приятно было, что московит знает испанский язык, а во-вторых песня была действительно классная. Он даже, сдуру или от прилива чувств, пообещал привезти парню в подарок струнный инструмент под названием "guitarra". И хотя она стоила дорого, но дружба и деловые отношения с представителем одного из герцогских родов Московии, были воистину бесценны...

...Утро, как и положено по статусу, окрасило стены Кремля и постоялый двор Штольца. И застыло от изумления! Возле колодца, группа извергов-маньяков мыла голову... слуге душ Сантуша! Его длинные грязные волосы подверглись надругательству в виде жидкого мыла и горячей воды. Молодой человек терпел, верный хозяину, и читал молитвы. Несмотря, на то, что локоны давно свились в сосульки и противно пахли, мыльная шапка всё же образовалась. После полоскания, на волосатика истратили ещё унцию ценнейшей вязкой жидкости. После третьего захода, волосы высушили, расчесали и дали понюхать всем желающим, причём за бесплатно. Они не воняли! Мало того, стали пушистыми и мягкими.
Ясно, что после такой презентации, португальский купец был согласен на все условия, лишь бы иметь право торговать двенадцатым чудом света. Хоть в Португалии, хоть во Франции, хоть в Мавритании! А так как другое мыло, твёрдое, тоже оказалось высокого качества, партнёры удалились для окончательного согласования цен. Любопыткины: и постояльцы, и сам Штольц, и несколько соседей попытались вытрясти из Кузьмы цены на волшебный товар, само мыло и наобещали, что озолотят его сверху донизу. Но верный экс-стрелец отбился от напасти, обратившись в лозунг: "Моя твоя не понимай!" Он бы добавил ещё и "Гитлер - капут!", но пока не был знаком с этим выражением.
Душ Сантуш, не удивившись расценкам и методике рекламы, предложенной княжичем, согласился бросить все дела, которые и так не ладились, и промчаться по Европам с образцами. Ему был выдан двухвёдерный бочонок шампуня, пять коробов с твёрдым мылом (кусками по полфунта) и "вяземское благословение". Достойный купец, не мог ничего не оставить Михаилу, достал из дорожного сундука заветный кошель с десятью дублонами и вручил благодетелю. По его лицу было видно, что ему стыдно за свою бедность, а Мишка поддержал марку:
- Спасибо, дон Карлуш, вижу, что деньги от чистого сердца, а это дороже золота!
Мелочь, но возведение в "доны" и красивая фраза, окончательно покорили португальца. Теперь, более верного и преданного торговца, парню было не сыскать. Остатние мешки с потатами были выкуплены у герра Штольца, а заодно и личный запас маисовых початков душ Сантуша. Томатов, к сожалению не было, но купец пообещал привезти всё, что можно попробовать выращивать в Московии, кроме сахарного тростника. Особенная просьба касалась красной и белой свеклы-свекловицы. Торговать жрачкой Михайла не собирался, а вот кормить своих людей от пуза, да с разнообразием, считал святым делом. Сытый довольный раб не сбегает, не бунтует, а наоборот держится за своего хозяина. Чтобы не перепродали в плохие руки!...

...На обратном пути, заскочили на минутку к оружейнику, где Михаил Алексеевич сразу вручил два дублона, чтобы подкрепить свой имидж. Деньги, конечно, невеликие, всего-то эквиваленту на 24 ефимка, но золото всех впечатляет.
- Держи Андрей Лукич, иноземцы задаток за мыло дали, решил с тобой поделиться немного. За остальное не обессудь, на другие потраты оставил.
- Так я же понимаю, княжич, ты своё дело делай, а я потерплю.
Упоминание о "купцах" во множественном роде, сразу показало превеликие торговые возможности Михайлы, а блеск золотых снял последние сомнения. Количество лояльных специалистов мгновенно удвоилось! Сила самопиара в том, что продавать следует легенды о возможностях, тогда сам товар воспримут в любой ипостаси, даже жёлтой сборки.
Вернувшись в усадьбу, Мишка решил зайти к князю. Приближался День Отрезания и следовало согласовать действия.
- Ну как нагулялся? Небось всё серебро, что я дал, пропили да на гостинцы потратили? - докопался старый пень, - Ещё просить будешь?
- Не буду просить до отъезда, пока не нужно, - улыбнулся внук, - Лучше тебя изумлю, глянь во что твоё серебро превратилось.
Мишка достал мешочек и показал пару дублонов. Пётр Семёнович особого виду не подал, хотя крякнул, взял один кругляш, рассмотрел, погрыз, как положено... И удивлённо уставился на юного сродственника.
- Не думаю, что ограбил кого, но понять затрудняюсь. Откуда золото, не на улице ж нашёл?
- Расслабься дед, заработал я его, по-честному. Хорошего мыла наварили и португальскому купцу втюхали. Ему понравилось, да и я доволен.
Отрок не хотел, чтобы слухи пришли со стороны, поэтому решил сам выбить все возможные табуретки из под ног. Ему совсем не улыбалось снабжать всю свору Вяземских моющими средствами за просто так.
- Оно мне дорого встало, да я ещё больше с купца взял. Жаль, что из-за некоторых добавок не получится много варить. Добавки те редкие очень. Тебе я конечно буду в дар присылать, но в меру, не обессудь. И для себя надо, и для купца и в Кремль может придётся подношение сделать.
- Я тебя понимаю, Михайла, твоё мыло - вот и поступай, как знаешь. Только с Кремлём осторожней, чтобы порчи не было какой, - по-хорошему предупредил дед.
- Ну так я сам туда идти не хочу, но коли молва дойдёт, придётся отдариваться. Быстрей бы уж съехать в деревню, что ли - подальше от начальства, поближе к кухне.
Князь ухмыльнулся, всё-таки бродяжьи слова и присказки потешали своей простяковой мудростью...

...Ещё через три дня, Михайлу к себе пригласил испанский посол. Он, сломавши на днях ногу, самолично не смог прибыть, поэтому умолял его навестить "по важному делу". Мишка опять снарядил свой эскорт и уважил иноземца, благо в его возрасте это было не зазорно. Причина для встречи оказалась простой, посол умолял начать поставки жидкого мыла ко двору короля Карлоса Второго. Он обещал всё, что угодно, лишь бы прогнуться перед короной. Пришлось успокоить ретивого испанца и поставить на место через переводчика:
- Мой "шампу" очень дорог, но если королевскому двору это по карману, то поставки будут производиться через португальского купца душ Сантуша, моего представителя в Европе. Отправить первую партию я смогу лишь зимой, доставка и охрана товара за ваш счёт.
Посла такие условия устроили, хотя бы потому что были обычными в Испании. Тем более, что княжич сам пообещал отметить усилия полпреда в письме-инструкции португальцу. Взамен он попросил лишь одно - ознакомиться с личной библиотекой посла. Михайле очень нужна была книга о плаваниях в Вест-Индию и обязательно с картинками. Таковых оказалось целых три и все красивые и дорогие. Одна, где было больше всего нарисовано цветных картинок, да ещё на разнообразные темы, так приглянулась парню, что он сразу развязал заветный мешочек с дублонами. Посол, приняв его жест за чистую монету, помахал отрицательно головой. После чего распорядился красиво упаковать книгу и просто подарил княжичу.
Все мы готовы к широким жестам (а книга стоила столько же, что и хороший дом в Севилье), когда появляется возможность сделать доброе дело. Пусть даже ради собственной карьеры или положения в свете.

Кривоватый четырнадцатилетний юбилей особо не праздновали, чай не тезоименитство. Вяземские посидели, вкусно покушали, вин испили, да разошлись. Другое дело - со своими челядинами в своём тереме. Для крепостных был накрыт стол, доставлено пиво от герра Вайзера, приглашены скоморохи. Здравицы и похвалы чередовались, а рабочий класс старался соответствовать манерам благородных или, по крайней мере, легендам о них. Дружеская пирушка, не особо обременённая спиртным, оказалась добродушной и простой. Небольшая община настолько сблизилась вокруг своего княжича, что выглядела эдаким многочисленным семейством. Глашка сияла, глядя на довольного раскрепощённого Михайлу, а Кузьма вдруг почувствовал себя "дядькой" всей челяди.
Лукерья тоже отдыхала всеми фибрами. Всю предыдущую неделю она моталась по Москве, да не пёхом, а в специально нанятой пролётке. Ей были приданы два телохранителя и Пахом (в качестве возницы и помощника в одном лице). Удалось найти двух травниц, знающих секрет отвара из веток ивняка. Одна из них, согласилась поработать на Мишку три года, так как была вольной и могла собой распоряжаться. Обещанное жалованье её устроило, ибо позволяло, по истечении договора, наладить своё дело, купив хорошую избу с хорошим подворьем и огородом. Секрет её знаний заключался в том, что она происходила из рода, где когда-то затесался грек-травник. В принципе, всегда и везде можно найти людей, обладающих особенными родовыми знаниями, но не придающих им особого значения. Что-то вроде использования Большой Королевской Печати для раскалывания орехов.

Для оформления документов о выделении из семьи выехали двумя группами для большей помпезности. Всё-таки следовало напомнить в Кремле о древности рода, хотя бы внешним видом. Оружные княжича, благодаря постоянным тренировкам и единой форме, выглядели более сплочённо и импозантнее. Зато эскорт князя был побольше и лошади получше. Позади потихоньку ехала крытая повозка, исполнявшая роль Мишкиной барсетки. К избе Поместного приказа пришлось идти пешком, так как на вьезде в Кремль весь поезд тормознули местные стрельцы.
- Гаишники, мать их, - не удержавшись прокомментировал Михайла.
- Воистину хыщники, - солидарно поддержал Пётр Семёнович.
Афанасий уже топтался на месте с кипой бумаг и сразу повёл Вяземских к дьяку, ответственному по наследственным делам. Особых проблем не возникло, так как вся предварительная работа уже была проведена в предыдущие дни. Так что, подписав документы, каждый Вяземский получил свою стопку копий и был свободен. Но, как оказалось, не совсем.
Москва, хоть и большая деревня, но слухи мотаются от жителя к жителю очень быстро. И прилюдное мытьё головы озадачило не только посла. Пётр Семёнович, отлучившись "на минутку" и наказав ждать его возле палисадника, на лавочке, вернулся через полчаса.
- Назавтра приедешь сюда с утра к Борису Голицыну и через него мыло в дар передашь царской семье. Смотри не осрамись!...
  • 0

#7 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 30 Сентябрь 2013 - 14:51

Глава вторая

...Борис Алексеевич, князь Голицын обстоятельно побеседовал с Михаилом. Всё-таки товар, за который иноземцы готовы были платить золотом, представлял интерес для казны. Пусть даже в виде налогов и пошлин, которые будут выплачиваться производителем и посредниками.
- Какие у тебя виды на будущее, княже? Будешь ли на Москве мыло варить, много ли. Может помощь какая нужна?
- Спасибо за предложение, Борис Алексеевич, но не могу им воспользоваться. Варить мыло буду у себя в деревеньке, там мне удобнее, оттуда и торговать буду. И жить там хочу, суетно мне в Москве, хочется размеренной жизни и самостоятельности. А вот помощь маленькая мне нужна. Хочу в дар царевичу Иоанну книгу поднести, о землях заморских. Там картинки красивые, а ежели он захочет, то и объяснить многое из неё могу.
Голицын согласился передать книгу, а по мыльному дару сговорились попросту. Мишка привёз двухвёдерный бочонок шампуня и дюжину стофунтовых коробов, заполненых рубленными кусками твёрдого мыла, по полфунта весом каждый. Воистину царский подарок, благодаря дороговизне!
- Каждый год буду такой дар присылать для царской семьи, а деньги стрясу с гишпанского двора. Пусть платят своим вест-индским золотом!
- Чем же царь-батюшка отдариваться-то будет? - пошутил, на свою голову, Борис Алексеевич.
- Ну, ежели не пожалеет полдюжины новых свейских мушкетов, да дюжину луков с арбалетами и десяток кольчуг, буду рад. Большего мне особо не нужно. Да и это лишь затем, чтобы было в чём ватаги подмосковные гонять. Уж очень они расплодились повсюду. И моим дружинникам учёба, и купцам местным польза.
- Полезное дело задумал, Михайла, ежели каждый боярин своими силами укорот татям обустроит, то поспокойнее станет. Будет тебе оружье да броня, прям сейчас пойду договорюсь. Заодно и книгу твою царевичу отнесу. А ты посиди здесь, покуда я не вернусь.
Двоюродные братья Голицыны, имея сходство, выраженное в незаурядном уме, практичности и карьерной смекалке, отличались приоритетами в личных взглядах. Старший кузен, Василий, во главу угла ставил международную политику и хозяйствование, продумывая различные реформы. А Борис более склонялся к умелой торговле и подбору кадров. Он уже положил глаз на шестнадцатилетнего Льва Нарышкина, брата государыни-матушки, надеясь стать ему мудрым и нужным советчиком. Но не обходил стороной и юнаков пониже рангом, навроде того же Михаила Вяземского, неожиданно прославившегося своим мылом. Выпестовать молодь, приручить и организовать свою команду, означало через несколько лет создать противовес всесильному Ивану Милославскому. Даже малолетний царевич Пётр, хоть и не имевший никаких шансов взойти на престол, из-за наличия двух братьев немногим старше его, тем не менее был нужен. При умелом подходе из Петра мог получиться отличный государственный деятель и даже думский боярин.
Так что, вернувшись с добрыми вестями, Голицын потащил Мишку к оружейной, попутно отправив своего помощника к воротам за повозками с мылом. Пока дворовые таскали короба, Кузьма проверял качество вооружений, а дружинники переносили отобранное. К мушкетам добавили порох и свинец, а к лукам и самострелам - наконечники. Михайла застрял возле стойки с новенькими польскими пиками. Уж очень древки были хороши, удобны, а лезвия впечатляли. Борис Васильевич обратил на это внимание:
- Нравятся? Могу добавить к оговоренному.
Мишка лишь покивал головой на радостях и дюжина пик была оприходована в момент!
- Князь, да за такой дар, излечу от цинги царевича Ивана, только поручи. Царю-батюшке помочь не смогу, сильно запущена болезнь, извини. Может, потом, что-нибудь и для государя придумаю для облегчения. Но пока обещать ничего не хочу.
Голицын аж поперхнулся от неожиданности, посмотрел внимательно на Вяземского и вдруг... поверил в невозможное. Лекарств от скорбута не было нигде, так что следовало хотя бы попробовать.
- Когда возьмёшься за лечение?
- Сначала обустроюсь в деревне, потом разберусь с травами и тогда пришлю гонца с приглашением, к тебе. А ты уж сам организуешь выезд царевича, не обессудь. Сразу, сию минуту, ничего не получится, да и время терпит, не волнуйся...

...Наконец-то праздник пришёл и на Мишкину улицу, самогонное оборудование было изготовлено и проверено в действии. Бадейку с результатами испытаний подарили созидателю, а то, что осталось, разобрали на составные части и загрузили в "барсетку". После чего, дружно отправились на пустырь, чтобы проверить в действии две пищали, которые оружейник уже сделал. Всё оказалось хорошо: разброс, вместо ненужной кучности, убойная сила на тридцать шагов, даже запас берендеек. Молодой Вяземский попросил не искать добра от добра, а просто наладить производство таких же огнебоев, количеством до двадцати штук. Ну и берендейных берендеек заодно, чтобы не мучаться в деревне с клепанием самопальных боеприпасов. Стандарт - великая сила, а излишняя инициатива - губительна! Хочешь сделать хорошо - доверься специалисту.
Доплатив ещё четыре дублона, забрали четыре двуручные пилы и семь больших цельнометаллических топоров многократной проковки. Буреломы обычно занимают место с целинной землёй, где в первые годы можно иметь хорошие урожаи. Так что пилы и топоры - самое главное средство расширения пахотных площадей. Многолемеховый плуг пока оставался в стадии разработки, но и гонок никто не устраивал. Работников у Андрея Лукича было маловато, да и железа на всё сразу не хватало.
В принципе, сеттлеры были готовы к выезду на деревенское ПМЖ. Последние тренировки дружинников и челяди, фактически являлись ролевыми играми класса "тати нападают!" Каждый уже знал свой манёвр, место в караване и порядок действий. Бережёного бог всегда бережёт, особенно того, кто заранее подготовился. Всё-таки разбойный заповедник начинался сразу за Москвой и следовало быть готовыми к любой неожиданности.

На Тверском тракте, переселенцы объединились с купеческим караваном, пристроившись в хвосте. Староста Анисим, прибывший заранее, был провозглашён проводником, чтобы пальцем показать верный путь к деревеньке Беспутке. Название, конечно, веселило и обещало соответствующую жизнь, хотя подразумевало несколько иное. Просто дальше деревни не было никакого пути, а вместо него наступало болото. Бессменный сельский мэр рассказал душещипательную историю. Оказывается, там куда не было пути, имелась речушка Малявка, бессмысленная и беспринципная. За долгие годы своего существования, она подмыла парочку высоких холмов, которые, с веками, не выдержали такого отношения и обрушились. Осыпь перегородила речку и та больше не впадала в Вельгу, а начала потихоньку заливать всё, двигаясь на восток. Денег на ирригацию, как всегда, ни у кого из Вяземских не нашлось и процесс пустили на самотёк.
Караванщики, подсчитав халявный прирост охраны, обрадовались и предлагали ехать до самой Твери. Даже серебра посулили, но губу пришлось закатать. Мелкие ватаги, конечно не рискнули бы атаковать купцов, но стоглавая банда некоего Бортня могла добиться успеха. Его, вроде, поддерживал кто-то из бояр, да и постоянное людское перемещение религиозно-перестроечных лет, обеспечивало прикрытие.
Кузьма держал своих в постоянной боевой готовности, не позволяя расслабляться. Поэтому, когда на третий день нападение всё-таки состоялось, вяземцы даже обрадовались. Спало напряжение и осталось лишь действовать по боевому расписанию. Бандильерос обустроили засаду головной части каравана и хвост получил немного времени. Тати действовали грамотно, уничтожая охрану и не отвлекаясь на возниц. Грабежом они могли заняться и позже, после ликвидации оружных. Тем более, что разгружать транспорт никто и не собирался, проще было угнать его в лес, на "базу". Вяземские боевики начали своё боевое крещение с дальней пристрелки, а десяток излишне ретивых и быстроногих шишей, тупо попал под пищальный залп. Часть челядинов, прямо с возов, присоединились к отстрелу всех, кто не имел расцветок "парней Михайлы". Ну нет времени в таком бою разбираться кто свой, а кто чужой. Вот и обрядили всех, даже баб, в единую форму синего цвета с золотой окантовкой.
Так что, до рукопашной, добралась лишь часть ватаги, татей тридцать. Кто-то из них пал смертью храбрых (но глупых) ещё в головке, кто-то попрощался с жизнью в процессе передвижения по полю бойни, ну а самые недобитые наткнулись на... строй копейщиков. Так что грамотное отношение к "тяжело в учении, легко в бою" сказалось положительно. Атаковать врага, спокойно ожидающего соперника и плюющегося стрелами, болтами и пулями, довольно сложно. А ватажные лучники, хоть и сидели где-то там, на деревьях, но ничего не могли сделать с бронированными воинами. Это весь мир перешёл на моду воевать голышом, а Михайла Алексеевич такой глупости не понял и не принял.
Восемь мушкетёров Бортня, расстреляв свои единственные выстрелы в самом начале боя, чисто по инерции перевооружились саблями и просто не успевали вернуться к брошенным огнебоям, да и не имели времени на долгоиграющую перезарядку. В общем, сюрприз удался на славу, среди вяземских только девять были легко и средне ранены, а ватажников побили почти всех. За исключением некоторых, кого сознательно взяли в плен.
Оперативный допрос, нарушивший гуманность будущей Женевской конвенции, подсказал возможность продолжения "марлезонского балета". Оказалось, что база располагалась на лесном хуторе, куда вела вполне дорожная дорога, хотя и глухая. Желающих поошиваться в тех местах не имелось, любопыткиных давно перебили, а окрестные жители не совали нос в разбойное бытиё. А так как в самом обиталище осталось не более десятка больных, да временно нетрудоспособных, во главе с самим Бортнем, то тут же был сформирован карательный отряд. И пока челядины обирали трупы и развешивали выживших разбойников, дюжина быстрого реагирования рванула на конях в рейд, прихватив с собой одного из пленных.
Хутор оказался очень удобным для резкой атаки, почти все тати обретались на подворье, наслаждаясь солнечной майской погодой, сменившей дождливый апрель. Пока десяток добивал дворовых, Михайла с Кузьмой рванули в избу, подсказанную невольным осведомителем. Всё-таки подготовка бойца, участвовавшего в боях, где применяются многозарядные автоматические огнебои, гранатомёты, просто гранаты превосходит таковую у разбойников, использующих нахрап в качестве генерального аргумента. Какой-то шпынь, невежливо ринувшийся закрыть дверь, распахнутую Михайлой - тут же прилёг после выстрела из пистоля практически в упор. Бортень, вкушавший явства за столом, успел разрядить свою, такую же, пукалку, но попал в Кузьму. После чего срубился в нокаут, когда князь провёл прямой правой ему в переносицу. Грубая перчатка, со вшитыми в некоторых местах металлическими пластинами и шариками, сработала как свинчатка, только и всего.
Nothing personal, just business!
  • 0

#8 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 30 Сентябрь 2013 - 14:59

   Двух дружинников отправили к обозу, чтобы привести его сюда на ночлег, а остальные занялись первичной зачисткой и изучением хуторских построек. События слишком быстро развивались и следовало их чуток охолонить. Кузьма, опрокинутый выстрелом, почти не пострадал, отделавшись синяком под кольчугой. Однако получил от князя взбучку за то, что прозевал выстрел и не ушёл с линии огня.
   - Пойми, дядько, в таких случаях нужно находиться чуть сбоку, когда двигаешься позади, - объяснял Михайла, - чтобы ты видел противника. А точнее его руку и палец. Я-то ушёл в сторону, а ты не успел, обидно.
   - Ты прав, княже, глупо получилось. Отвык я уже воевать, надо заново учиться и вспоминать былое.
   - Наше счастье, что пока нет многозарядных пистолей и мушкетов, которые стреляют по нескольку выстрелов зараз. Вот тогда мало не показалось бы!
   Кузьма решил промолчать, так как представилось, что если такое будет, то спасения никакого не станет. И войны сразу закончатся, потому что всех воев просто напросто поубивают. Одни бабы останутся!
  
   Дружинники привели двоих в стрелецких кафтанах, ободранных и знатно битых. Оба были заперты в какой-то сараюшке и даже не знали радоваться ли им, а вдруг это новые разбойники побили бывших? Тем не менее, один из них представился:
   - Николай Степанович, князь Мышецкий, а это мой помощник, десятник Василий.
   - Михайла Вяземский, князь. Ватажники Бортня нас пограбить хотели, да ошиблись малёхо, - заважничал Мишка, - А вы кто такие будете и как в плен попали к душегубам? Только сначала умойтесь, перекусите, чем бог послал, а за вечерей и расскажете.
   Дел было невпроворот, следовало отыскать всё, что хорошо припрятано. Бортень, конечно помогал информацией, почти добровольно, но даже он не знал, где отдельные разбойники имели персональные тайнички. Грамотно организованная банда потихоньку богатела, из года в год. Неудачливые тати погибали, а их мелкие, припрятанные радости переходили к выжившим побратимам, увеличивая капиталы ветеранов. Управы на бандюганов пока не находилось, сбыт награбленного давно устаканился и разбой стал чем-то вроде вахтового метода.
   Попутно пригнали из леса, с какой-то лужайки, скот вместе с пастухом и пастушонком, а местную кухарку озадачили приготовлением ужина на полсотни человек. Ещё через час примчались трое взмыленных представителей побитых торговцев, чтобы выкатить свои претензии.
   - Будьте людьми, наши вои за вас животы клали, а вы в сторону... Не по-людски это, не по-христиански!
   - Угомонись, бестолковый, перед тобой князь между прочим, - укоротил псевдоправедника Кузьма, - чего хотели?
   - Помоги, княже, оружными людьми, - перестроился "глас купеческий", поняв, что и язык могут отрезать за наезд не по форме, - нам в Тверь надо, а как мы теперь доберёмся, почти всех тати побили.
   - Так чем же я вам помогу? - резонно спросил Михайла, - Вы же подешевше отделаться хотели, вот и наняли слабую охрану. Больше потратились бы, целее остались. А я всего лишь попутчик и никаких обещаний никому не давал.
   Нахрап - дело весомое, но рисковое. Претензии, наткнувшись на безразличие, сразу превратились в мольбы.
   - Не оставь в беде, князюшко, проводи нас в Тверь, а уж мы отблагодарим всем миром.
   Мальцев, сытый по горло "людскими благодарностями" ещё в прошлой жизни, лишь усмехнулся:
   - Дам добрый совет, не боле. Отправьте кого-нибудь в саму Тверь, али в назад в Москву, наймите стрельцов и будет вам охрана. А меня больше не беспокойте своими хитрозадыми глупостями.
   Кому нужно ещё несколько дней тратить, подставляться, а потом получить десяток-другой серебряников, вместе с горой объяснялок о том, что "это по-божески", "другие и того не имеют", "мы за тебя молиться станем". Каждый доброхот, рано или поздно, сталкивается со свинским отношением к оказанной помощи и начинает чувствовать себя идиотом.

   К вечеру прибыл обоз, который кое-как уместился на подворье. Впрочем, оградой был обыкновенный тын, усиленный дурной славой этих мест, так что ночного нападения можно было не опасаться. Хуторской транспорт уже загрузили всяким найденным добром и продуктами, а наутро оставили лишь заботы по запряганию хлопцами коней.
   Беседа с Мышецким прояснила ситуацию. Оказывается его попросили помочь провести арест боярина Супонина, жившего неподалёку отдельным поместьем. Когда-то, нагнанный Алексеем Михайловичем с глаз долой за мелкие хищения, Супонин затаился в тиши и прикормил одну из ватаг. Человек умный и хитрый, он наладил разбойный бизнес, не подставляясь самолично, развил Бортня в "авторитеты" и даже организовал контакты по сбыту. Купцы - народ ушлый и горазды торговать товаром, доставшимся по демпинговым ценам. Мораль, в таких случаях, бродит какими-то иными тропами, а деньги ни разу не пахнут.
   Лишь случайность позволила вычислить боярина и для ареста отправили два десятка стрельцов, во главе с Василием. Общее командование поручили князю, чтобы придать весомость и перевес в титуле. Однако, сведения об аресте дошли раньше отряда и стрельцов просто расстреляли на переходе, организовав засаду. Пленных оставили в живых, лишь потому, что Супонин имел какие-то планы на них. Приказ об аресте нашли среди бумаг Бортня, так что можно было попробовать закончить миссию своими силами. Николаю Степановичу оставалось лишь написать расписку о том, что четверть всего, что будет взято в поместье, перейдёт в собственность Вяземского. Раз уж стукачам выделялась четверть, то почему бы не оплатить, соответственно, силовую поддержку?
   А Бортень, почти до утра, кололся по-чёрному, рассказывая всё, что знал о других ватагах и местах их базирования.
  
   Утренний караван уползал с хутора, как истая анаконда, длинная и насытившаяся сверх меры. Сзади плёлся скот, который не хотелось оставлять незнамо кому - хутор решили не палить, чтобы не иметь в будущем проблем с законным хозяином здешних земель. Медленно, но верно выбрались на тракт, где уцелевшие купцы по-прежнему гадали, как быть дальше. Увидев, что вяземцы свернули в сторону Твери, торговцы быренько пристроились сзади. Миша, продумав с Николаем Степанычем, Василием и Кузьмой план, решился на антисупонинскую операцию. Попробуй разбери, какой бы хитрован ни был, кто подъехал к поместью: купцы или каратели. Никто ведь не признается раньше времени!
   К сожалению, съезд на Распутку, то есть Беспутку, оказался ближе. Михайла не захотел разбивать караван и силы, чтобы не накормить каких-нибудь других татей. Лучше уж потратить ещё несколько дней, но всё своё иметь с собой. Улитка ползёт медленно, зато всегда под крышей и при своих! До поместья добрались лишь к ночи, заночевав примерно в версте не доезжая.
   А с самого полчетвёртого утра, налегке, три десятка самых умных умников рванули на конях воевать боярина. Ворота даже выбивать не стали, несколько дружинников просто перелезли через ограду и открыли их. Пока дворовые и сам Супонин изволили просыпаться - отряд уже хозяйничал во дворе. Цель была одна, нейтрализовать дворовых и оружных холопов. Ну, а лидеры антитатьского движения, выломав двери, ввалились в особняк. Бортень подробно объяснил, где у боярина спальня, а где деловая светёлка. Крики и вопли затыкались без соблюдения прав человека, гуманности и прочей либерастии. Живёшь с бандитом - изволь отвечать вместе с ним!
   Вообще-то, Супонин ожидал приезда Бортня с долей, а не набор каких-то полоумных стрельцов, облепленных изображениями тигра: и на спине, и на шевронах. Так что, когда ему под нос сунули бумагу с печатью, он растерялся. Карманный мелкий прикормленный подьячий из Разбойного Приказа о таких гостях весточку не присылал. Расстроившись от иронии судьбы, боярин опустил руки и даже не попытался откупиться. Деньги и драгоценности он хранил прямо в деловой комнате, где их и взяли вместе со всякими важными бумагами. Мышецкий даже растерялся от такой удачи со взломом. Всё уж очень удачно складывалось. А то, что он сполна заплатил богине Фортуне тем, что погубил отряд и чуть сам не погиб, почему-то не считалось. Миша Вяземский, на всякий случай, опустил князя с небес, поближе к реалиям:
   - Вызывай стрельцов с Москвы, пошли Василия, я добавлю двоих на всякий случай и пусть с заводными лошадьми мчатся за подмогой. Я обратно в Москву с тобой не потащусь, своих дел хватает. Как только люди прибудут, подосвиданькаемся и поеду в свою деревеньку, на печи пузо чесать.
   Тут Мишка врал - не было у него пуза, лишь мышцы пресса стали проявляться, раскачанного за четыре месяца. А во всём остальном он оказался прав, возить преступников и их добро по дорогам России так же опасно, как и торговать без охраны. Гонцов послали побыстрее и подальше, а потом занялись учётом негаданного наследства (или как оно там называется). От доли в холопьях Михайла отказался, чтобы не заморачиваться с переоформлением. Забрал разницу струментом, продуктами питания и кое-каким скотом. Оружие тоже распределили по-братски: Вяземскому хоть и четверть, зато самую наилучшую.
   - Михайла Алексеевич, проси что хочешь, - расшаркивался Мышецкий, - ты мне жизнь спас и помог благое дело свершить. Обязательно в Приказе доложу и попрошу, чтобы тебя вознаградили.
   - Да не нужна мне награда, я и так вона сколько поимел, - отшутился Мишка, - ты лучше помоги мне с оказией. Когда в Москву вернёшься, найди время и отвези моему оружейнику мешочек с серебром. Тебе с отрядом будет проще это сделать, да и попутно как-никак. А мне не разорваться и туда, и сюда.
   - Сделаю, не сумлевайся, а долг чести за мной останется, может когда и расплачусь?
   На этом и порешили...

 

   Все муки ожидания закончились, когда в поместье примчался отряд стрельцов. Всего-то несколько дней терпения и, на всякий случай, ежедневных тренировок оружных и безоружных. Особливо гляделась боевая Лукерья: синие татарские шальвары с лампасами цвета золота, военная рубаха с шевронами, синий шёлковый платок, плащ-накидка с тигриной рожей. Грозная лекарка быстро навела порядок среди женской составляющей поместья, сопровождаемая повсюду личной адьютанткой Глафирьей. Та, вся из себя, в такой же форме, да ещё с уменьшённым вариантом Мишкиного боевого посоха наводила шороху одним внешним видом.
   Часть стрельцов остались охранять усадьбу до приезда нового хозяина, кем бы он ни был, а остальные уехали с Мышецким, пленными и коробом с бумагами. Деньги и драгоценности, а так же некоторые "вещи на память" нагрузили на конфискованных коней, чтобы не связываться с медлительными повозками. Ну а вяземские потёпали потихоньку на новую малую родину...
  


Изменено: MARHUZ, 30 Сентябрь 2013 - 15:11

  • 1

#9 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 30 Сентябрь 2013 - 15:13

- Вот моя деревня, вот мой дом родной, - напевал Мишка, озирая свою неказистую собственность.
Поселение на четыре десятка дворов имело лишь десяток "дымов", кто помер, кто разбежался от такой жизни. Большая часть пашни пустовала - народа не хватало на всё. Хотя микро-толпучка всё же собралась, когда из лесу начал появляться обильный караван, да ещё и с конфискатом.
- Заблудились, бедолаги, - сделали моментальный вывод сельчане, - неужто кормить придётся?
Впрочем тут же нарисовался староста и прямо с коня прояснил ситуацию:
- Чего бездельничаете, ироды, ваш князь едет, Михаил Алексеевич Вяземский, божьей волей! Ну-ка рты не разевайте, а встречайте как положено, он баловства не терпит.
Народ засуетился, не зная за что хвататься, поэтому подьехавший Михайла угомонил "броуновское движение".
- Стоять, не перепутываться, слушать. Вопросы потом задавать будете.
А уже Кузьма толкнул речь, обьяснив сердешным, что каждому семейству раздадут хлеба и круп, скота по возможности и орудий для работ. Так же будет денежный дар - на каждого жителя по двугривенному. От его княжьей милости! Ну и в ознаменование, так сказать, вступления во владение, все предыдущие долги будут списаны и забыты. Староста аж ёкнул от такого самодурства, но зная уже, княжью отбитость головы, не решился возразить. Лучше уж быть бесправным старостой, чем гордым, но перепроданным орлом.
В конце спича, произошло совсем неимоверное. Желающим было предложено подработать и за это, якобы, будет заплачено деньгами, пусть и медными. Список оплачиваемых работ пообещали обьявить попозже, после размещения.
Обустраивались по пустующим избам, не отбирая жилище у Анисима. Ещё часть домов, Михайла распорядился приготовить к капитальной переделке, включая огороды и выравнивая участки. По пустующим пашням послали людей, чтобы определиться с местом под картошку и кукурузу. Князь обьявил неделю на приготовления, не хотелось накосорезить из-за лишней спешки. Жить в деревне предстояло долго и имело смысл выводить её из прорыва пошаговым методом. Без всякого всеобьемлющего прогрессорства сразу по всем направлениям, а то можно и надорваться сдуру. Планы были просты, как ситцевые трусы: выращивание "второго хлеба" и основы для силоса, организация дренажных работ, база для отряда антитатей, эссенциеварение... И, главным номером программы, создание мыловарни!

Денег (спасибо Супонину!) прибавилось, а мешок меди и дополнительное серебро были получены в размен на четверть боярских драгоценностей. Из заветного ларца Мишка взял себе лишь перстень с крупным сапфиром, древний на вид. Который тут же засунул во вшитый в штаны "пистончик". Кузьма даже вздрогнул, но забот было много и он ничего не сказал. Пока!
С утра приступили к разметке, особенным строительством явилось создание площадки с разными непривычными диковинами для телесного развития. Практически все крепкие жерди из разобранных бесхозных оград использовали по назначению. Ну и другие готовые деревянные составляющие повытаскивали из ненужных изб и сараев. Брошенные огороды выпалывались и перекапывались под вспомогательные посадки.
Половину запасов в продуктах и в скотине раздавали по семьям, специально привезённый мешок двугривенных пустел. Дело в том, что "жителями" князь признал даже деревенских малят, нарушив все традиции. Но, почему-то никто не возмущался по этому поводу! В итоге, мастный народ взлюбил своего хозяина и слегка поверил в светлое будущее.
На краю деревни, в бывшей кузнице, навели чистоту и порядок и обустроили чаны для варки мыла и перегонки высокоградусных жидкостей. Дмитрия обеспечили парой помощников для сборки ценного устройства, потому что он был единственным механикусом вяземской мишпухи. Пахом, возвеличенный в должность какого-то "менеджера" (бродяжье слово, которое все должны были освоить), ходил гордым индюком по своей мыловарне. А чего не возгордиться, коли от других работ освободили, работниками обеспечили, даже долю в продажах выделили. Наказали работать головой, а не руками, лишь бы от души и как следует.

Единственного местного охотника Егора зачислили в знатоки-краеведы и даже посулили жалованьё, подённо, независимо от того есть работа али нет. Он, конечно, изумился от такого поворота судьбы, но отказываться не стал. Жена, трое детей и оба престарелых родителя нуждались в регулярном приходе средств. Первым же заданием явилась двухдневная подготовка к походу на Малявку, следовало определить обьём дренажных работ будущего.
Кузьма припахал дружинников на посменное патрулирование окружающей среды, вплоть до тракта. Не хватало заполучить налёт каких-нибудь лихоимцев, негаданный и потому возможно успешный. Не так далеко, верстах в восьми поближе к Москве, вдоль тракта действовала ватага некого Ивана Палко, с четырьмя десятками отмороженных "хунвэйбинов". На самопальной карте, созданной ещё в Москве, Бортень примерно указал место базирования банды и возможного схрона. А вот обьяснить, почему Иван зовётся Палко, а не Палка он не смог.
Лучшая защита, как все знали, это обустроить налёт и почикать всех неправых, забрав себе чужойское добро. И сделать всё побыстрее, пока враг сам такой же подляны не сотворил.

Пока работы бурлили в своё удовольствие, Михайла с Егором и парой помощников обошли с севера болото, перебрались через Малявку и спустились до Вельги. Та сторона находилась в чужом владении, но также никому не была нужна. Рассчитывать на помощь соседей не приходилось, их берег, более высокий, проблем с заболачиванием не имел.
- Вот беда так беда, - переживал Егор, глядя на затопленный лес, - так и нас затопит через несколько лет.
- Не затопит, - возразил Вяземский, видя ту же картину, - видишь, болото к Вельге подбирается? Скоро дырочки найдёт и само в реку сливаться начнёт. А мы ему поможем! Найму на Москве безработных, нехай первые дренажные канавы начинают рыть.
- Так дорого же встанет, князь, - засомневался Алексей, взятый лучником-носильщиком.
- Дорого, не дорого, а выхода нет. Сей год подготовим место для работников, лагерь поставим и продумаем доставку всего нужного в эти места. А следующей весной мужиков привезём, побольше.
Мишка пока не делился истинными планами со своими людьми. Слишком долго обьяснять, что такое "трудоотбор", когда через работу выявляешь исполнительных, старательных, понятливых. Потом, уже проверенных тяжкими условиями, переводишь на другие работы или в дружину. Крепостные для такого плохо подходили, нужны были вольнонаёмные пролетарии, а не прижизненные рабы в третьем поколении. Даже бесконечность ирригационных работ не пугала, коли служила базой для решения более важной задачи. Кадры решают всё, но их нужно выращивать, а заодно и обучать грамоте. Готовых "варягов" переманивать опасно - сразу заводятся враги боярского уровня. Да и бессмысленно! Специалист, выращенный кем-то другим, плохо поддаётся дрессировке на лояльность. Лучше уж самому поднять мужика из лужи беспросветности, помочь ему во всём, обеспечить необходимым, поставить на ноги... Тогда никого благодарнее не сыщешь!

"Спортплощадку" уже заканчивали и начали использовать. Михайла, вернувшись, отдал наказ об обязательных ежедневных занятиях всех, включая деревенских. Не менее часа в день, посменно, а утро следовало начинать пробежкой вокруг села. Отказы не принимались, а единственным бюллетенем признавалась лишь смерть! Семнадцатый век и крепостное право оказались удобными и полезными сущностями - никому ничего доказывать не было нужно. Наказ не для обсуждения, а для исполнения!
Пахом с Лукерьей уже пробовали первые возгонки-перегонки, как по добыче спиритуса, так и по производству эссенции по Мишкиным технологиям. Алкоголь потихоньку приближался по кондициям к желательному идеалу, а вредная эссенция, мало того что по каплям создавалась, так ещё и воняла непристойно. Но, впереди было всё лето и сбор свежих фруктов-ягод, которые по-любому были лучше того, что хранилось в погребах Вяземского посада. Воду таскали издаля, с родников, так как местная колодезная вода годилась лишь на бытовуху, но не для спиртосодержащих хайтеков. Гонок за результатом не устраивали и воплей "Даёшь!" не допускали, никуда с колеи знаний и опыта самого зачинателя съехать уже не было возможности. Пусконаладка всегда и во всём требует времени и старательности: не отдашь положенное сейчас - потеряешь потом, но совершенно не вовремя и неожиданно.
Егор уже пошёл на очередную миссию, разведгруппа отправилась за инфой о Палко и его лесных братьях. Остальные тренировали ролевую стуацию "налёт на лагерь, с предварительным отстрелом, совсем ранним утром". В лесу нашли поляну, в полуверсте, где и проводились постоянные ученья. Но, так как порох и свинец пока экономили, то все обязаны были стрелять из луков и арбалетов. А чтобы вопросительные рожи никто не строил, непривычное слово было обьявлено бродяжьим!
  • 0

#10 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 30 Сентябрь 2013 - 15:21

   Русло одного ручейка, уходящего к болоту, развернули "а-ля сибирские реки" в сторону маисо и картохопосадок, вырыв ему персональную неглубокую канаву аж до самой деревни. Пусть поливает огороды, когда на поле не нужен. Само поле освободили от камней, какие нашлись, перекопали, обработали сохой и так далее по списку. Затем Михайла обсказал, как делать рядки под картошку (которые он видел на детдомовском учебном огороде). В конце концов, все картофельные "глазки" и маисовые зёрна упокоились в своих лунках, засыпаны, а ответственные за делянки должны были следить за процессом. Дело новое, требующее по первому разу, особого пригляда, правда неизвестно за чем. Всех стократно упредили, что вершки есть нельзя, даже с голоду. В результате, самые забитые перепугались заморского растения и даже поле обходили стороной.
   - Чтобы заразу невзначай не подцепить, - обьясняли они, один другому.
   Часть зародышей будущих деликатесов, посадили на специально выделенном огороде, для бабских тренировок. Нехай они тоже учатся такие фигли выращивать, лишним не будет. А чтобы народ особо не бухтел поначалу, предупредили, что зимой ещё всякого привезут из самой Португалии. Вот тогда никому мало не покажется! Люди бы сбежали от будущих ужасов выращивания, да куда от такого хозяина сбежишь? Всё-таки и едой поделился, и чуток денег дал, и долги простил, и скотом поделился, и лес разрешил рубить по надобности. "Обчество" долго судачило, рядило, курултаило исподтишка, но терпело, авось пронесёт. Тогда снова можно будет жить впроголодь, без надежды, но по старинке.
  
   Разведка вернулась с победой - остались живы, потому что хорошо прятались. Иван, вместе со своими "али-бабами", имел во владении всего лишь глухую лесную поляну, уставленную шалашами, никакую охрану и четыре с половиной десятка лиходеев. Вспомогательный скот пасся неподалёку, для круп имелся амбарчик-времянка, с краю был вырыт хороший добротный погреб с земляной насыпью. Тати часто посещали одну деревню, в паре вёрст к югу, где и проводили свой досуг.
   Карательная экспедиция отправилась лишь с боезапасом и пайком на несколько дней, почти налегке, без обоза. Особо грабить вроде нечего, а деньжата и оружие можно и на конях увезти. Передвигались лесными тропами, больше пешим ходом, поэтому чуток опоздали. На поляне ошивались всего трое татей, двоих из которых тут же обездвижили. Из луков, насмерть! А третий сам сдался, когда увидел численный перевес. И вызвался побыть добровольным осведомителем. Всё оказалось примитивно просто, два дня назад ватага отбыла на Большую Дорогу, поватаганить слегка. Там вроде намечался небольшой купеческий караванчик, решивший воспользоваться ставшим широко известным разгромом банды Бортня. Пришлось мчаться к тракту, чтобы не упустить случай и воспользоваться моментом. Слава богу, прибыли вовремя!
   Караванщиков уже поубивали и тати были заняты делом, причём практически все. Одни очищал кошели и прочие места хранения ценностей, другие оттаскивали тела убитых на обочину, чтобы не помешали передислокации всего обоза. Куда и зачем они предполагали задвинуть добро, вяземцев не интересовало. Просто тупо включили исполнение вводной "отстрел" и сразу уложили почти два десятка разбойников. Лучники продолжили свои игрища, а остальные рванули пешим ходом с пиками и саблями наперевес. При сближении, те кто имел пистоли, не поленились использовать их по назначению. Растерявшиеся бандиты попытались дать сдачи, но сложно вести честный поединок "мэн-о-мэн" против копейщиков, натренировавших удар класса "прямой, двумя руками". Лишь после того, как пики, имеющие преимущество в длине, достигли цели - вступили в дело сабли и мечи. Конечно, для зелёных новичков, всё, что угодно, в новинку. Им и "калаш" дай - всё равно промахнутся, расстреляв весь магазин строго влево-вверх. Но салаг не было, потому что ежедневные тренировки выжимали всё из дружинных организмов, взамен наполняя мозги знаниями. Да и ветеранистость уже проявлялась потихоньку.
   Обоз, оставшийся бесхозным, взяли с собой в любимую Беспутку в качестве боевого трофея, а на бандитскую полянку решили вернуться потом, без излишней поклажи, оттягивающей руки. Чуток пленных прихватили для расспросов, остальных обчистили, лишних добили. Купцов, охранников и возниц похоронили в общей яме, без церемоний. Моральных самокопаний по поводу "добро надо бы вернуть наследникам" не возникло, да и времени не было искать претендентов на товары. Экономишь на охране - ходи голый! Или спи в братской могиле.
   Ночевать пришлось в лесу, как раз на съезде к своим пенатам. А потом, добравшись до деревни, сразу выехали на базу Палко, чтобы назавтра пограбить таинственный погреб. Как ни утомительно давать кругаля, но жрачка, шмотки и запасы оружия были не лишними. Плюс, несколько заначек и личный запасец самого Ивана-разбойника в деньгах и драгоценностях. Всё приторочили к лошадям, а скот погнали следом через лес. Медленно, но верно беспутная Недопутка накапливала запасы и аккумулировала капиталец. Хороший передовой совхоз на одних лозунгах не построишь, нужно на чём-то и деньги зарабатывать. Да и ватажники пока вносили хорошую лепту - конями, оружием и колобашками.
  
   Нежданно-негаданно приехал Мышецкий, да ещё и с родителем Дмитрия. Пять пищалей нового типа, порох и свинец, литовки, топоры, пилы...
   - Откуда столько, Андрей Лукич, - изумился Михаил, - благодарствую, но удивлён.
   - Так ты же, князь, деньги передал, - улыбнулся оружейник, - вот я и прикупил себе соседнее подворье, да работников нанял. Буду расширяться, да ещё и новую печь построю. Хочу молот сделать, как ты рассказывал, от колеса водяного. Теперь у меня сбоку целый ручей течёт, на нём колесо поставлю.
   - Ну что же, друже, тогда я тебе ещё денег дам. А коли князь подсобит, то и драгоценности, которые у татей забрал, через него продам и пусть тебе выручка за них пойдёт. Николай Степанович, есть знакомые ювелиры, которые такой товар купят? А я тебе уцелевших татей передам для Разбойного Приказа. Тебе по службе сгодится, небось?
   - Подсоблю, Михайла Алексеич, с удовольствием. А за татей особо благодарю, нужны ироды для сказок, да для казней прилюдных, чтобы другим неповадно было татьбой заниматься. Ты, я вижу, время зря не терял, ещё кого-то приголубил.
   - Так это ватага Ваньки Палко под горячую руку попалась, чего же пользу не принести, изведя душегубцев. А теперь, с новыми пищалями, ещё сильней станем.
   Оружейник аж расцвёл оттого, что один князь другому его похвалил. Значит уважил работу, коли так отозвался.
  
   Гости дорогие провели два дня, испытали пищали, опробовали новые косы, да песни вечерком попели. Дмитрий передал отцу свои деньги от доли в трофеях, чтобы к свадьбе копилось побыстрее. Стрельцов охраны проверили в потешных боях на длинных палках и всех побили. Те даже удивились ловкости передвижений и хитрости ударов.
   - Эк вас тут учат жердями драться, может возьмёте к себе, - пошутил один из них.
   - Не возьмём, - заважничал Алексей, - у нас ум требуется, без этого никак.
   Шутки шутками, но и челядины, и дружинники, а теперь и деревенские, обязаны овладевать зачаточной грамотой. Условия были жёсткие, кто за год не научится читать по слогам, считать до ста и писать своё имя и тридцать слов, будет продан незнамо кому. Охи и ахи привилегий не обеспечили, поэтому безграмотные трясли грамотных каждую свободную минутку. Никто не хотел батрачить у какой-то неведомой боярыни по имени Едреня Феня. Уж лучше буквицы изучить, да счётные палочки завести, как советовал Михайла Алексеич. А земли вокруг полно, всегда можно где-нибудь присесть и "грамотейные закорючки" на ней корябать веточкой. Для лучшего запоминания!
   Мышецкий передал благодарность за помощь в аресте Супонина и бумаги, подтверждающие законность полученной четверти от хозяйского добра. За разгром банды Бортня были выплачены пятьдесят ефимков, а сам случай упомянули в курантах на заседании Думы. Через князя, Мишка передал письмо Борису Голицыну, что раньше октября не сможет взяться за лечение царевича. Откуда Мальцеву было знать, что клюква зацветает с мая на июнь, а плодоносит лишь, начиная с конца сентября? Зато плантаций на болоте было множество, а Дарья-травница обещала наварить отвара от лихорадки. Ей-то, как вольной, платили и жалованье, и обещали небольшую долю от продаж.
   Андрея Лукича, на прощание, озадачили тех.заданием на "всё для лесопилки". На юго-восточном краю владенья Вяземских, границей с соседями являлась речка Весновка, такая же, как Малявка, но послушная. Пустошь возле неё, хорошо подходила под размещение производства досок, брусьев и прочей деловой древесины. А сам лес, вот он, рядом - глухомань, она и есть глухомань. Даже если находится под Москвою!
   Спровадив гостей, каждый занялся своим делом: Пахом наконец-то начал варить твёрдое мыло, Анисим - руководить полями и поливами, а Кузьма с Михайлой засели за очередную операцию по зачистке бандюганов...


  • 0

#11 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 01 Октябрь 2013 - 20:26

Глава третья
  
   Всё-таки хреново быть бестолковым! Вся крутотень бытия, вращающаяся в голове вокруг довооружений, татей, неполучающихся эссенций, совсем заморочила Мишкину голову. Казалось бы, отвлекись и проведи опрос среди окружающих, так нет же, ждал пока клюква не созреет. На собственном болоте! А у соседей покопаться или хотя бы полюбопытствовать?...
  
   До конца июня забили ещё три мелкие ватаги и одну среднюю, и нашли в схроне церковную утварь. Большой серебряный крест с каменьями, ларец, а в нём свиток. Михайла решил прогнуться перед монашеской братией и с десятком бойцов отправился почти в морское путешествие. Спустились на большой лодке по Вельге до Истры, а по ней до Воскресенского монастыря. Расчёт был прост - обменять ценности на какого-нибудь монаха, чтобы батюшковал в Беспутке. Всё-таки люди православные должны иметь пастыря и психотерапевта в одном лице. И, желательно, под боком, а не за тридевять земель!
   Настоятель обрадовался дарам, а свиток аж облобызал, видимо очень ценный.
   - Благодарствую вам, вои, слышал о ваших подвигах и готов помочь благословением.
   Благословение и торжественный молебен оказались очень кстати, всё-таки материальных благ недостаточно для души. Заодно и монахом Пафнутием разжились. Молодой князь переговорил с тремя кандидатами, предложенными игуменом, и выбрал того, кто был ближе по духу и безо всяких ультразакидонов. Людям нужен понимающий, а не указующий перст! А когда сели вкусить богом посланное, то среди напитков оказался клюквенный морс. Опаньки, мама дорогая, откуда клюква?
   - Так у нас её полно, храним в бочках с водой, чтобы свежая была.
   - Отцы-благодетели, не пожалейте ягод, продайте нам несколько бочек, - запричитал Мишка, - а то наша только осенью созреет.
   Чего ж продавать, когда можно доброе дело сделать, благо прошлогодней клюквы было полно. Вяземцам даже лодку с гребцами дали в обратный путь, чтобы бочонки перевезти.
  
   В общем, бестолковость - это когда под носом лежит то, что долго и упорно ищешь вдалеке! С другой стороны, дружба с монастырём лишней не будет, там ведь можно вспомогательные производства размещать, к обоюдной выгоде. А ближе к зиме несколько монахов выпросить, чтобы народ грамоте обучать...
   В начале июля опять прибыла сладкая парочка: Мышецкий и оружейник. Понятно, что они подружились на Мишкином серебре. Кроме того, Николай Степаныч разгорелся поиметь свою пилораму и вооружить поинтереснее своих собственных холопов. Двуствольные пистоли-вертикалки наконец-то стали стрелять без осечек, возникавших поначалу из-за сложности устройства курков. Князя вообще заинтересовало всё, чем Михайла занимается, включая картошку и кукурузу. Он выпросил разрешение прислать тройку толковых деревенских крепостных, чтобы учились выращивать заморское сельскохозяйственное чудо. И, конечно, мылом бы тоже увлёкся, но никто с ним технологией не поделился. Монополия должна быть монопольной!
   - Михайла Алексеич, ну хоть что-нибудь научи делать, что другие не делают.
   - Так за чем же дело стало, князь, вон оружейнику помощь нужна для разработки нарезного оружия. Войди в дело с деньгами, помоги со связями, а может ещё чем. Будешь при оружии, за которым будущее!
   - Андрей Лукич, что скажешь? - перенацелился Мышецкий, - Я чем смогу, буду помогать, да и денег дам в достатке.
   Оружейник радостно закивал. Ему и в голову не приходило, что титулованные особы готовы разделить, как проблемы сегодня, так и доходы назавтра. Несколько попыток пригласить состоятельных купцов кончились неверием в результат, а другим оружейникам лучше не подкидывать идею. Ну, а Михайла, как инициатор, получил льготное право на более дешёвые цены и внеочередные заказы.
   Набор пищалей и пистолей был принят с радостью, очередная премия за татей и кое-что из кошеля всучили по назначению, как часть оплаты. Все остались довольны и снова попели вечерние песенки. Николаю Степанычу было передано, на утро, письмо для Голицына, где молодой князь сообщил о готовности принять царевича, так как нужные травы наконец-то найдены. А зачем всем подряд сообщать о силе и возможности болотной аскорбинки? Пока моральные дивиденды не надивидендены - торопиться не стоит! И хотя приезд члена царской семьи оставался под вопросом, кислая ягода подверглась соковыжиманию.
   Деревенские мужики, перепоручив поля бабам, уехали к Весновке на оплачиваемую шабашку. Новых топоров и пил хватало, так что срубы под лесопилку возвели быстро. После чего, ещё предстояло заняться общагой для ирригаторов и подъездной дорогой к ней. Эссенция, на базе более менее свежей клюквы, наконец-то запахла как следует. Добавив её при остужении твёрдого мыла, получили запах свежести. На шампунь клюкву не тратили, решили подождать яблок и земляники. Дарья вовсю колдовала над мятой, так как по планам предполагалось делать мыло мятное и земляничное, а шампунь яблочный.
   Кузьма с "тиграми" пришиб ещё три ватаги, правда рейды получались всё более дальними. Слух о "бродяжиче с отбитой головой" распространился немерянно и тати всерьёз задумались о своей судьбе. Одно дело, когда высокородные развлекаются в свободное время, другое, коли уничтожение разбойников войдёт в привычку. Тракт от Москвы до Клина стал проезжим и купцы воспользовались моментом. Правда никто из них не заехал к Михайле и не поклонился дарами за оказанную помощь. А зря! От Клина до Твери никакого Мишки пока не наблюдалось.
  
   Как-то вечером, после вечери, Михаил вспомнил о перстне. Тот давно уже лежал в ларце с разными памятными делушками и безделушками. Кузьма про перстень тоже забыл, но увидев наконец-то высказался:
   - Прости, княже, совсем запамятовал, - начал он, - этот перстень очень похож на тот, что был у Алексей Андреича, твоего отца. Там, внутри, должна быть надпись "Вязьма".
   Внутри действительно виднелась полустёртая короткая надпись глаголицей. Да и сам артефакт выглядел очень древним.
   - Говорят, что первый князь Вяземский, Андрей Владимирович Долгорукий имел такой же, но оставшийся от нурманов и с брильянтом. Перед битвой на Калмиусе, он передал кольцо для своего старшего сына Василия, а сам погиб. Василий повелел изготовить ещё три таких же, уже для своих сыновей: для Афанасия - с рубином, для Романа - с изумрудом, а для Юрия - вот этот, с сапфиром. Где два других никто не знает, пропали в веках.
   - Ну что же, дай срок, я и город верну, - сказал Михайла, после чего убрал реликвию обратно в ларец, так как размер был чуток великоват, - придёт ещё моё время...
  
   Трудности возникли с поисками простых, казалось бы, культур - гречкой и баклажанами. Кто-то где-то что-то слышал, но концов сыскать не удавалось. Зато начали подтягиваться беглые. Они искренне считали, что любой, кто нуждается в свободных руках, примет их на иждивение и прокорм. Только в Беспутке таких не привечали, а гнали в три шеи: кого по-доброму, а кого и на пинках. Михайла знал простую истину, если кто-то сбежал от прежнего начальника, то точно так же предаст и нового. Рано или поздно! И какой смысл вкладываться в будущих перебежчиков, да ещё и нарушая закон? В деревне осел только один, причём вольный, а не из "мы не местные". Он перебрался сюда из Гомзино, узнав что князь Вяземский интересуется хорошими ремесленниками. Столяр и плотник Игнат ещё промышлял крашенными лакированными досками. Когда князь его спросил, сможет ли он добротные луки делать, то получил, слава богу, утвердительный ответ.
   Никто так и не мог понять, почему Михайла любит луки и арбалеты. Никого не устраивал ответ: "Бесшумные!", это было как-то против общего мнения. Поэтому решено было считать, что князь хитрит, чтобы ворогов ввести в заблуждение. Впрочем, на подчинении и исполнительности сии разночтения не сказывались.
   В конце июля, в Москву отправили Лариона - нанять вольных безработных мужиков для земляных работ возле болота. Цельнометаллических лопат было уже четыре десятка, так что инструмента хватало на всякие трудовые забавы. В Москве также закупили несколько больших возов мяса, хлеба и круп и потихоньку привезли к месту назначения. Еду следовало закупать впрок и много, пока цены дешёвые. А к осени собирались срубить большие амбары и откопать полуподземные погреба, чтобы обустроить ледники. Родная Недопутка (каждый называл, как хотел) превращалась в "Вяземские закрома".
   Общий залп из двадцати пищалей сметал на тридцать шагов всё движимое и недвижимое. Правда, новый затвор для арбалетов никак не изобретался. Полторы дюжины пистолей-двустволок обеспечивали тридцать выстрелов. Досужие хохмачи шутковали, что скоро "тигры" сами выйдут на большую дорогу и тогда уж никому мало не покажется. Сила, раскачиваемая по яджуджской системе, уже сказывалась - кольчуги начинали носить, как рубахи, не напрягаясь.
   Картофельная ботва приятно зеленела и радовала душу, а кукуруза вызывала опасения у простодушных сельчан. Она уже выросла выше пояса и пугала размерами. Когда Михайла сказал, что в конце концов початки окажутся выше головы, обречённые на сытость только крестились. Хотя скот, поглядывавший издалека, наверняка чувствовал, что ему готовят на зиму столь нужную вкуснятину и полезнятину. Животные умнее людей, поэтому и молчаливее!...


  • 0

#12 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 01 Октябрь 2013 - 20:31

   Царские квартирьеры прибыли, заразы, совершенно не вовремя, без предупреждения. Голицын, до этого, прислал весточку о том, что пока решение не принято и раньше сентября гостей ждать не надо. И вдруг на голову свалились, как шишки на темечко. Анисим, конечно же, показал им новёхонькое гостевое подворье, всё-таки построили на славу. И хотя лесопилка ещё не работала, но врукопашную, всё что нужно, обтесали. Самим царедворцам пояснили, что лучшего всё равно нет и не скоро будет. На том и спровадили.
   Государыня-матушка Наталья Кирилловна искренне хотела помочь Иоанну, да заодно спровадить его куда подальше, авось местные тати набег сделают да прибьют наследника. Всё-таки Петруше будет путь к престолу покороче! Только ни с кем она этим не делилась. Милославские, потихоньку загоняющие царевича Ивана в кубышку богомольности, впервые были согласны с Нарышкинами, хотя и заочно. Они рассчитывали на то, что рано или поздно, родится у царя Фёдора наследник, тогда и сам действующий государь не нужен будет на ближайшие восемнадцать лет. Софья - баба, поэтому её в расчёт не принимали, сами хотели править. Пётр в этом случае, при всём желании, не сможет стать царём. И лишь наличие Иоанна немного мешало великим планам. Так что Иван Милославский очень даже порадовался возможности спихнуть лишнюю шахматную фигурку куда подальше. Глядишь, сам где-нибудь в болоте утонет али Мишка Вяземский его нечаянно потравит, вот и не нужно будет брать лишний грех на душу. Конечно, богомольное воспитание могло дать более человечный вариант. Вдруг царевич сам, по доброй воле и по советам духовника, согласится отречься от престола и уйдёт в монастырь. Но рассчитывать - это одно, а вовремя подсуетиться - совершенно другое!...
  
   Михайла разминулся с квартирьерами всего лишь на три дня. Будучи спокоен за сроки он дал согласие на проведение совместной операции с Разбойным Приказом. Боярину Рюмину надоело то, что любой шаг приказа становится известен разбойникам заранее и он дал карт-бланш Мышецкому.
   - Николай Степанович, договаривайся с Вяземским сам, бери какие надо бумаги, дели добычу, как считаешь нужным, но сделай большое дело до конца года!
   В итоге, все заинтересованные лица пришли к соглашению, создав общий отряд и договорившись разделить поровну всё, что будет нажито в рейде непосильным трудом. А вот куда и на кого - не сообщили даже главе приказа. Сказал "большое дело" - достаточно, тем более, что цель была известна только Мишке. В чащобах и болотах возле Редкино, между Клином и Тверью, окопалась крупная банда Фили Оборотня. Несколько ватаг, то по раздельности, а то и вместе, держали в страхе те места. Даже на Волге промышляли, благо излучина была недалеко. Конечно, тверские стрельцы не раз на них охотились, но уничтожить так и не смогли.
   Взвод "тигров" и три десятка стрельцов Разбойного приказа, во главе с Мышецким, потратили неделю на месте, чтобы определить дислокацию татей. Егор со своими воспитанниками-"егерями" нашёл аж целую деревеньку в семь изб и парой десятков пристроек. Полторы сотни татей чувствовали себя вольготно, окружённые сразу тремя болотами. Ещё четыре дня пришлось ждать, пока основная часть банды не уедет на очередной промысел. Разбойники в своей глухомани особо не таились, наверняка кто-то в Твери покрывал их деяния. Хорошо, что бандюганам самим добираться до тракта почти целый день, да ещё день-другой готовиться на месте. Так что деревню атаковали, не опасаясь немедленной ответки. Да и осталось на базе всего лишь человек двадцать, не считая холопьев и баб. В плен взяли лишь двоих, на всякий пожарный, а остальных забили вместе с мужиками. Поди разберись, кто мирный поселянин, а кто лиходей! Баб заперли, чтобы те не путались под ногами.
   По пути до тракта пустили нескольких дозорных, после чего принялись за изучение найденных бумаг и выковыривание кубышек. Обоз с трофеями лучше формировать позже, если удастся расправиться с основной бандой. Учитывая, что те хорошо вооружены и их в два раза больше, итог был непонятен. Да и стрельцы явно уступали "тиграм" в подготовке.
   Кузьма с Егором и Василием подыскали хорошее место для засады, на перешейке между болотами. То самое, какое защищать легче всего. Разбойник подобен обезьяне - навряд ли откажется от своего добра и побежит жаловаться тверскому воеводе, что ему права человека нарушили. По крайней мере, экс-Мальцев на это рассчитывал. Конечно, тати могли разбежаться, а потом выжидать, чтобы собраться и атаковать отряд, если тот уйдёт обозом из деревни. Но это уже слишком высший пилотаж, особенно, когда бандиты не уверены в том, что из Твери не подойдут ещё какие-нибудь "человеки с мушкетами". Всё-таки люди из будущего знают поболе о приёмах и хитростях партизанской войны, интенсивно развивавшихся весь двадцатый век.
  
   Через два дня примчались дозорные. Люди Оборотня охамели настолько, что вели домой целый караван награбленного. Расчёт верный - аккуратно разобраться в тихом углу с добром и лишь потом вывозить его, по частям, скупщикам. Можно вообще притвориться, якобы сами купцы-челноки! Пришлось на ходу вносить изменения в план, чтобы использовать возникшее удобство. Обезьяны тоже, запустив руку в тыкву, не очень хотят расставаться с зерном, которое ухватили. Да и заполучить фланговую атаку там, где по идее не ступает нога нормального человека...
  Жаль, что с оборонительной позицией пришлось расстаться.
   Обоз, растянувшись, полз по дороге, разбойники ехали с комфортом: кто верхом, а кто взобравшись на подводы поверх груза. Всё не пешком топать! Густой лес с кустарником, столь знакомый и дружественный, вдруг шарахнул сразу шестьюдесятью мушкетно-пищальными залпами. Да ещё и на протяжении всей колонны, практически в упор. Дыму было столько, что и не разглядишь, кто такую подляну свершил и откуда вдруг ещё и стрелы с болтами полетели. А потом заднюю половину обоза атаковали пешим строем стрельцы с мушкетами наперевес. Повтыкали, злыдни, багинеты в стволы и попёрли на выживших. Воспользовались, гады, что не нужно бежать далеко на врага. Вот он, рядышком, глазами хлопает и понять не может, что за беспредел творится. Мушкет - не пика, саблей не перерубишь, а колется будь здоров! Да и татям другой половины обоза не легче оказалось - какие-то бронированные витязи (правда без шкур, но с тиграми) полезли. Попутно, волчары тигриные, из пистолей стрельнули, да ещё и общим залпом. С десяти шагов не очень-то и промахнёшься! А потом пиками давай колоть, как будто у себя дома.
   Фильку брали Михайла с Кузьмой, живым нужен был, для дальнейших собеседований. Хорошо, что Оборотень выделялся внешним видом, на нём была ферязь и высокая боярская шапка. Он получил своё прозвище за то, что постоянно в кого-нибудь переодевался, чтобы караванщиков в заблуждение вводить. На этот раз, купцы остановились, видя что какой-то "боярин" на тракте растерялся и бегает, руками машет. Видно кони карету унесли...
   Мишка, подбежав, уделал ватажника своим посохом, свалив с коня, а Кузьма вязал злодея уже на земле. Несколько "тигрят" стояли рядом и убивали всех, кто пытался помочь боссу. Несколько шишей сбежали в лес, но за ними никто и не погнался, нафиг не нужны. Один из оружных вяземцев погиб, у стрельцов потери были больше - семерых пришлось хоронить. Тяжёлых ранений, слава богу, не было. Всё-таки, грамотно подготовленная засада, многих татей вывела из строя на первой минуте. Обоз угнали к деревеньке, чтобы спокойно разобраться и спланировать дальнейшее. Да и поесть хотелось сверх меры, запах вражеской крови нагоняет аппетит, чтобы ни утверждали гуманисты другим либералам.
   Разбор полётов был строгим - дружинник погиб от своей глупости. Не выстрелил из пистоля, да ещё и с двух стволов, опередил всех, вырвавшись вперёд. Бросил пику, сразу выхватил саблю. Показушное геройство никому не нужно, поэтому Михайла так и сказал:
   - Погиб позорно, подвёл всех.
   Такое было непривычно, но, по сути, верно. Правила грамотного боя нарушать нельзя, подставляешь соратников своей сверхбыстрой гибелью. Поэтому и память о таких должна быть отрицательной, иначе урок не пойдёт впрок.
  
   Допрос Фили выявил сразу двоих покровителей: боярина Альметьева и купца Нилина. Князь Мышецкий, воспользовавшись правом данным главой приказа, тут же выписал бумаги на арест обоих с конфискацией имущества. Альметьев жил на свою голову на природе, в пяти верстах от Твери. Поэтому, добавив к купеческому ещё и местное добро и забрав скот, поехали в гости к покровителю татей. Странно, но боярин искренне рассчитывал на заступничество тверского воеводы, судьи разбойного приказа и каких-то "в самом Кремле".
   - Ох, не сносить тебе головы, Николай Степаныч, - грозил арестованный, - достанется на орехи за самоуправство!
   Поместье опечатали, оставив десяток стрельцов, и убыли за купцом. К сожалению, ни орехов, ни "на них" ничего не досталось. Воевода и судья, потолковав с Мышецким, приняли к сведению, что "Москве нужно громкое дело", к тому же быстрое, в этом году. А значит никто не будет разбираться в "хвостиках и веточках", осудят и казнят тех, кого поймали и делу конец. Главное, перед Кремлём отчитаться и прогнуться.
  До 1 сентября!
   Купец, прикормивший всех важных чинов, посчитал, что ухватил Бога за бороду. Вот только не учёл, что нет вечного под Луной. Сколько мзды ни раздавай - всё равно отступятся в трудный момент! Так что, отложенное на чёрный день, как раз в этот день ему не пригодилось. В казну забрали даже оба речных судна, одно из которых плыло куда-то в Астрахань. Михайла, после подсчёта доли, забрал свою половину деньгами, лошадьми, продовольственными запасами и тканями. Тем более, что на складах лежал, прибывший через Новгород товар. Неожиданную радость доставили несколько клеток с редчайшими заморскими "фазанами". Купцу теперь всё равно, а Вяземскому лишние индюки в хозяйстве не лишние будут! Ни разу!
   Главное - правильно гнуть линию партию, в удобную для себя сторону. Обозище, полный всякого, заработанного честным трудом с риском для жизни, выезжал из Твери целую неделю и растянулся аж до самой Беспутки. Врут, конечно, те кто "сам видел", но Мишке всё равно было приятно...


  • 0

#13 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 01 Октябрь 2013 - 20:48

   - Да куда же мы всё это поместим, князюшко? - радостно изумлялся Анисим, - Ткани могли бы в самой Твери продать, али в Москву повезёшь?
   - Поучи меня жизни, старый хрен, - прикололся Михайла, - я тебя даже не продам, а подарю какому-нибудь недругу. В качестве оружия массового поражения замедленного действия!
   - Ой, батюшка, только не это, - перепугался староста, услышав новую "бродяжью отбитость", - я ж только спросил, не боле.
   - Ладно, уймись, ткани людям раздадим. Нехай себе всякой одёжи пошьют, покозырнее. Небось таких аксамитов с кримпленами и не видели никогда?
   Настроение и тонус зашкаливали от радости - люди Андрея Лукича, оказывается, уже пилораму монтировали. С досками жить гораздо легче, чем с брёвнами. Это в сексуальных отношениях, что доска, что бревно - грустно, а в хозяйстве сразу чувствуются высокие технологии. А уж брусья и балки вообще всему опора. Даже слонам, на которых мир держится! Так что, лесопильное производство выводило Мишкино хозяйство в разряд цивилизованных.
   Обеим лекаркам-травницам поставили триединую задачу - припахать Пахома и выжать из клюквы всё что можно. А именно: смастырить настойку на спирту (чтобы хранить можно было подольше), как средство от лихорадки, для профилактики цинги и понижения жара. Научиться вялить ягоды, делая из них пастилу. Приготовить мазь для всякой человеческой волосатости.
   - А мазь то зачем, Михаил Алексеевич, - удивилась Дарья, - неужто волосы красивше будут?
   - Не о красоте думай, старательная, от мази все вши и гниды разбегутся, - выдал чужое за своё деревневладелец, - а это важно для здоровья.
   Настойку и пастилу можно было продавать иноземным морякам, через душ Сантуша, а для массового производства договориться с монастырём. У тех болот богато - вот пусть себе денюжки импортные и зарабатывают. Не забывая отстёгивать процент за изобретательность! Чай, не Америка какая, где группа инженеров изобрела "Винду", корпорация "Эппл" её купила за гроши (потому что родной "Ксерокс" отказался от новинки), а Билл Гейтс спёр операционку уже у самого "Эппла"!
   Ларион привёз землекопов и разместил их в двухэтажном бараке на вяземском берегу Вельги. Пока большие бадьи для них не приготовили, задачей стало изготавливать журавли и наметить дренажные канавы. Просеку от Беспутки прорубили, так как нужен был путь для доставки ила с болота на пустующие поля. Да и торф, по мере осушения, следовало к делу присобачить - энергоресурс, как-никак. Впрочем, бывшего ключника, а ныне "министратора", сразу послали за новой порцией людей. Работы много, негров не хватает, деньжат и жрачки прибавилось...
   - Эх, ещё бы знатного дегтярщика надыбать, - вздыхал Вяземский, - или хотя бы дегтяря. На крайний случай дёгтеведа.
   - А ты купцов поспрошай, - посоветовал Кузьма, - они дёгтем торгуют, может знают кого толкового.
   Михайла к совету прислушался, а раз существует правило: "Предлагаешь - выполняй!", то отправил в командировку самого воеводу деревенского разлива. Инициатива наказуема, как-никак, да и толковых исполнителей пока негусто. Заодно и деда проведать поручил - небось старый совсем соскучился без постоянной ходячей проблемы, надо бы напомнить. Самому тоже хотелось в Москву смотаться, но пришлось ждать квартирьеров, чтобы снова не разминуться. Да и достойную встречу Нового Года подготовить, а то верноподданые совсем отрезвели в связи с введённым сухим законом. Вкуснючие салатики научились делать, скоморошья ватага подъехала, теперь следовало хотя бы пивом затариться на праздники. И мешок гривенников раздать, пока не заелись в конец!
   Мишка любил своих крепостных, заботился о мужиках и бабах, попутно выдавливая из них по капле забитость и беспросветность. Только делал это исподтишка, чтобы на шею не сели и дополнительные ништяки не выцыганивали. Определённый спортивный интерес - пройти по лезвию бритвы вместо каната, не упасть и даже не порезаться! Хренов экспериментатор игрался в социум "Светлый путь", вовсю используя живых людей и даже самого себя. Дожился до того, что соседские буржуи приезжали за опытом и, между делом, пытались стырить то, что плохо лежит: идеи, технологии, спецов. Правда, ничего плохо не лежало, а также не сидело и не стояло. Любые попытки выманить у ребёнка конфетку кончаются плачевно, а то и обвинением в педофилии!
  
   Праздник удался на славу - впервые в истории человечества русские люди не мучались от похмелья на следующий день! И не жаловались на правительство, погодные условия и происки соседей. Даже ирригаторы, поняв что с пьянкой произошёл облом, отдались на волю других развлекательных стихий. Хорошая погода позволила обустроить гулянку на природе, да ещё и всем скопом. Хозяйки превзошли самого Оливье и понаготовили вкуснятины, благо было из чего. Каждая хотела показать себя выдумщицей-кулинарьей и поэтому, загодя, хотя и поочерёдно, вытрясли из Михайлы душу и описания "бродяжьих" блюд. Сам сэр Майкл готовить не умел, зато очень вкусно рассказывал о том, что когда-то едал, включая перечисление ингридиентов. А уж реализация была полнейшей отсебятиной, из-за отсутствия половины комплектующих и рецептуры, как таковой. Зато блюда оказались классно приготовленными - от всей русской души! Одной "селёдки под шубой" предъявили три десятка вариантов, использующих все виды рыб и даже раков! Псковитяне с новгородцами сельдь не привезли в этот год, саботажники. Да и заморско-кореянские разновидности "морквы с чесноком" не уступали дальневосточным. Чеснок - всему голова, с ним и мелконаструганная репа деликатесом стала!
   Подарками обменивались всласть целый день, благо народ ещё сохранил умение делать всячину своими руками. А по песням и пляскам на свежем воздухе перескоморошили самих заезжих лабухов. Самой крутой крутью стало выступление, отрепетированное заранее вместе с бродячими музыкантами. Пара бальных танцоров "Мишка унд Глашка", под аккомпанемент народных дребезжалок, исполнили исконно славянский бесконечный рок-н-ролл "Хава Нагила". Восторженные вязьмичи, дружно и с радостью сошли с ума и присоединились к дансингу.
   Дорогие гости, в лице Петра Семёновича и дьяка Афанасия, только усмехались в усы, делая вид, что сокрушаются о падении нравов.
   - Главное, не пропил ни людишек, ни землю, - констатировал князь.
   - Дык, столько никому не по силам выпить, княже, - недоумевал Афоня, - такое хозяйство большущих денег ныне стоит!
   Они ещё не знали, что на берегу Весновки найден холм с глиной, недалеко от лесопилки. И на будущий год предстояло обзавестись кирпичным микро-заводиком для внутренних нужд...
  
   Царский поезд прибыл без помпы, но с рындами, стрельцами и челядью, даже царевича не забыли. Главой делегации назначили Бориса Голицына, как инициатора и ответственного за здоровье Иоанна Алексеевича. Более важные бояре отбоярились от месячной ссылки в захолустье, сославшись, поголовно, на недомогания и прочие жуткие страсти. Гостевой комплекс еле-еле вместил всех прибывших, включая их стратегические запасы: от постельного белья до кухонной утвари. Мишка самолично разогнал любопытных односельчан и наказал подглядывать только из-за заборов. Тигриная гвардия организовала наружные патрули, кремлёвские стрельцы - внутреннюю охрану. Для лечения и бесед о заморской книге использовали специально приготовленную избу, ограничив число желающих при этом присутствовать. Польскому лекарю, немцу Гюнтеру Веберу, выделили место для наблюдений, но запретили процедуры процедурить на время всего курса. Не хватало ещё заполучить какие-нибудь сайдэффекты от страстного любителя медицинской алхимии. Сей эскулап, всё свободное время проводил в исследованиях и даже выпросил отдельную избу на отшибе, под свои бесконечные опыты.
   - Здравствуй, Иван-царевич, - слегка поклонился Мишка, - рад видеть тебя в наших краях.
   Бледный, худенький паренёк, загнобленный бесконечными постами, моленьями и покаяниями, тем не менее улыбнулся титулу из народных сказок.
   - Здравствовать и тебе, князь Михайла, бог в помощь. Знать, интересно ты живёшь, коли улыбаешься столь открыто и по-доброму.
   Тринадцатилетнему царевичу, отстающему в развитии из-за излишнего богомолья, вдруг захотелось открыться этому цветущему, крупному, улыбчивому парню. Ни отец, ни старший брат не находили время на Ивана, вот он и рос одиноким, никому не нужным ребёнком. А ведь так хотелось, порой, поделиться с кем-нибудь своими печалями или редкими радостями, спросить совета. Даже послушать интересную историю, но не через неплотно прикрытую дверь, тайком, а напрямую, как все нормальные люди. Он понимал, что мир не заключается лишь в Библии и Житиях Святых, но некому было подсказать так ли это в действительности.
   Мальцев ощутил схожее чувство. План по промыванию мозгов царевича и использованию того в своих целях, одномоментно накрылся. Игорю вдруг захотелось иметь младшего брата, раз своё детство, как и у мелкого Романова, оказалось пустым и одиноким. Вот только чем ему помочь, кроме излечения цинги?
   - Разреши обсказать, как всё будет происходить?
   - Будь добр, хотелось бы знать, - важно ответил юный брат царя и тут же, со всей непосредственностью, спросил, - а это не больно?
   Вопрос очень даже закономерный и всем человечеством заданный в своё время! Природа так обустроила реалии жизни, что лечение или горькое, или больнючее, а значит лучше не болеть.
   - Не больно, Иван Алексеевич, но кисло и мокро.
   Снова улыбка - кисло-мокрых процедур вроде не бывает? Да уж, приятно, что здесь, хотя бы не врут...


  • 0

#14 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 01 Октябрь 2013 - 20:56

   В режим вошли без проблем, с утра после завтрака клюквенное сокопитие и мякотежевание, потом прогулки по лесу с говорилками о жизни и о Христе. После обеда - очередное поглощение аскорбиновой кислоты во всех её проявлениях, затем разглядывание картинок и рассказы о дальних далях.
   - Михайла, ну откуда ты всё это знаешь? - удивлялся царевич, - Ну никто столько не может знать, да ещё о жизни за морем!
   - Эх, Иван-царевич, я же бродяжил почитай два с половиной года. Вот многое и узнал! Вспомни, Иисус Христос тоже дома не сидел в полутёмной комнате в молитвах и покаяниях. Он ходил с апостолами по миру, смотрел, как люди живут, подсказывал им, помогал своими умениями. Его деяния для меня пример!
   - А духовник говорит, что надо постоянно молиться и поститься. Кто же прав?
   - Иван Алексеич, ты сам для себя должен решить кто прав: твой духовник или бог наш Иисус Христос. Посмотри, как живёт государь Фёдор Алексеевич, вспомни, как батюшка твой, царь Алексей Михайлович жил. Ежели б они только покаяниями занимались, да постились сверх меры, что стало бы с Россией?
   Мишка шёл по тонкому льду философии пополам с софистикой, а батюшка Пафнутий, в это время, прикрывал его. С Иваном прислали не духовника (тот тоже неожиданно занемог), а монаха Варфоломея. Сей монах, ввязавшись в бесконечную дискуссию с Пафнутием, практически всё время проводил в новенькой часовенке. Благо хорошего церковного вина, для этого важного дела, закупили немерянно.
   - Не спеши царевич, поживи у меня, посмотри как в миру дела обстоят, осознай что к чему. Пока здоровье поправишь, а там, глядишь и личный баланс дум и дел наладишь.
   Молодой Романов опять улыбнулся, вспомнив, что Михайла не только бродяжил, но ему ещё и голову отбили. Странно, что в ней куча неведомых слов завелась, как тараканов в избе. Но слова выглядели мудрыми, иноземными и хотелось их запомнить и пользовать при надобности. Вообще, пустота ума, из-за недостатка образования, быстро заполнялась. Свято место, однако!
   Потихоньку, Мишка приучал гостя к физкультуре, показывая упражнения и обьясняя, зачем нужно здоровье.
   - Ещё древние греки говорили: "В здоровом теле - здоровый ум!"
   - Нет, Миша, они про здоровый дух говорили, - возразил Иван, уже зная, что последует неожиданное обьяснение, расставляющее всё на свои места.
   - Так посуди сам, они называли ум таким словом, которое переводится как "дух", - князь не знал насколько это правда, но вещал убедительно.
   Впрочем царевича вполне устраивали такие обьяснялки, простые и понятные. Голицын, присутствовавший при всех прогулках-беседах, обычно отмалчивался, так как ему тоже было интересно. Тридцатилетний житель семнадцатого века, естественно уступал в широте кругозора жителю века двадцать первого. Зато превосходил в глубине понимания текущих реалий и полностью одобрял "приручение" потенциального наследника престола.
  
   Сбор заморских исчадий флоры начался с двойного окропления посадок святой водой. Оба "отченаша" прошлись вдоль и поперёк, по просьбе Михайлы, по всем посадкам, успокоив волнующееся население. На всякий случай, выкапывание картошки доверили дружинникам, как наиболее продвинутым жителям. К кремлёвским гостям прибавились ещё и Мышецкий с Андреем Лукичом. Подсчёт порадовал всех - урожайность оказалась сам-шестнадцать! Только всю картошкодобычу тут же припрятали на будущие семена, за исключением того, что обещано было приехавшему князю и оружейнику.
   - Ну вот, как всегда, - бухтели деревенщины, - растить растили, а попробовать не дали.
   - Да вы посчитайте сколько на следующий год вырастет, урюки! - ввернул новое отбитое слово Анисим, - А коли сейчас всё съедите, что потом сажать станете?
   Крепостные понимали, конечно, но без трындежа и богатый урожай - не урожай. Чай, традиция, как у будущих преферансистов: "Плачь больше - карта слезу любит!" Тем более, что кукурузу тоже закопали в какую-то яму, да ещё и солью посыпали слегка, антихристы. И початки унесли!
  Что теперь правоверный христьянин своей бурёнке скажет? Как посмотрит в её грустные, всё понимающие глаза? Эх, жисть непутёвая, столько времени боялись кукурузия, а теперь жди-пожди, пока новый не вырастет. Это ж теперь ещё один год бояться, что ли?
   Любопытный царевич, начавший потихоньку по-новому воспринимать окружающую реальность, посетил все промзоны. Особенно ему понравилось на лесопилке. Воздух пах опилками, брёвна превращались в доски, а те, в свою очередь, обрабатывались большими фуганками, изготовленными оружейником. Андрей Лукич уже наладил у себя отдельное производство инструментария для Мишкиных и не-Мишкиных потребностей. Раз качественный товар нужен и за него платят дорого, почему не припахать дополнительные трудовые ресурсы?
   Правда, радость не бродит в одиночку. Отец Ефросиньи, в которую был влюблён Димитрий, отдал дочь за сына купца, вошедшего в долю. Грустный Дмитрий поделился с Михайлой и Кузьмой своим горем, но добрый совет получил от Пахома.
   - Ты покручинься сколько надо, но не навсегда. Фросин отец ещё пожалеет о своём решении, когда через год-другой узнает о твоём растущем достатке. Князь же нам всем понемногу от разных прибытков долю даёт. Это как курица - вроде по зёрнышку клюёт, а весь двор в дерьме. И горечь уйдёт, и рана на сердце зарастёт и новая любовь придёт! Жизнь одним днём не кончается, поверь.
   Молодой дружинник решил для себя, что тогда имеет смысл целиком отдаться военному делу и... изучению чего-нибудь хозяйственного. Уж очень заманчиво рассказывал князь на занятиях о том, что разумно иметь долю в каком-нибудь деле. Но не в купеческом, а в ремесленном.
   - Талантов на Руси много, а покровителей мало. Поможете хорошему ремесленнику, будете его опекать, тогда получите долю прибытка.
   Вроде дело нехитрое, но трудно найти толкового, всех вроде уже разобрали бояре да князья. Или так кажется, что разобрали? Дмитрий решил не торопиться, а приглядываться к разным товарам и узнавать кто и где их делает. А чтобы не забыть, даже купил бумагу за свой счёт и делал записи. Вон, Кузьма, вроде нашёл дегтяря для князя и как только время выпадет - поедет знакомиться. Потому как сейчас он знает о нём только по дёгтю, которого три бочки хватает там, где другого надобно целых пять! А коли найдёт для Михайлы Алексеича, то и свой "процент" поимеет. Сын оружейника уже знал это слово, которое означало "одну сотую". На занятиях всякому разному учили, даже непонятным словам.
  
   Царевич незаметно для себя не только выздоравливал, но ещё и порозовел лицом. Да и бледность ушла, сменившись лёгким загаром. Целые дни на свежем воздухе не прошли даром, а очень даже положительно аукнулись. Правда, в голове, богомольный порядок сменился хаосом любопыткина. Столько интересного оказалось за морем, особливо в Вест-Индии - и дикари, и животные, и растения полезные и бесполезные. Сразу захотелось туда поплыть на корабле, да с Мишиной дружиной. Свои стрельцы оказались не совсем умелыми, "тигры" их побеждали в любых игрищах, даже в стрельбе. Сотник Еремей, обратился с просьбой, позволить отдать три десятка кремлёвских оружных, Вяземскому на обучение.
   - Иоанн Алексеевич, пусть князь наших поучит, очень уж ладно у них получается с оружьем обращаться.
   - Так у них в руках, что хошь оружием становится, - подшутил Голицын во время разговора.
   - Да и сильны они, аки богатыри, вона, своими пиками, как прутиками вертят да крутят, - добавил сотник.
   Иоанн задумался. Михайла как-то обмолвился о том, что каждый непростой человек должен иметь свою дружину, пусть даже небольшую, но умелую. Следовало у него же совета испросить, как это лучше сделать.
   - Поговорю с Мишей, может он и согласится, - вынес решение царевич, - но следует у брата спросить разрешения, а то дорого может встать.
   Вообще-то у него было гораздо больше вопросов. Хотелось узнать, чем собирается заняться молодой князь, когда повзрослеет? Как наладить такое же хозяйство в какой-нибудь из своих деревень? Будет Михайла путешествовать и возьмёт ли с собой самого Ивана? А вдруг война али поход - пойдёт со своими "тиграми" за славой и добычей?
   - Ты, Иван-царевич, сразу всеми вопросами не мучайся, - как-то обьяснил Мишка будущему монарху, - всё надо делать постепенно. А в Кремль я не хочу, не моё это. Года через два уеду на свои дачи в архангельские земли, там мне интереснее. Тогда и о кораблях можно подумать, попутешествовать.
   - Жаль, я же тебя совсем не увижу, - взгрустнул отрок царской крови.
   - Не печалься, может отпустят тебя со мной на север. Дружину за это время тебе подготовим, доверенных царедворцов изыщем. Помогу тебе собственное дело наладить, чтобы у казны лишний раз не попрошайничать.
   В принципе, никому не нужный претендент лишь мешался в Кремле под ногами и представлял проблему. Когда-то в Лувре все вздохнули спокойно, когда шебутной и воинственный Генрих, получил польскую корону и уехал к чёрту на кулички. Так что, идею сплавить Иоанна подальше, могли поддержать оба противоборствующих клана: и Милославские, и Нарышкины. Времена уж больно неухоженные - мобильником не воспользуешься и самолётом не прилетишь. В важный момент Истории! Пока новости доползут, уже поздно будет воспользоваться моментом.
  
   Санаторный сезон закончился, как и положено по статусу всему хорошему. Для царя-батюшки приготовили безалькогольной клюквенной настойки с мякотью, обозвав "отваром из последних трав". Добавили персональный бочонок шампуня и коробушку с мятным мылом, которое наконец-то состоялось. За будущие тренировки кремлёвских стрельцов для царевича запросили золотом, а Борису Васильевичу доверили проведение переговоров. Сам Голицын, заинтригованный Мишкиным хозяйством, уже раскатал губу и встал в очередь за семенами картофеля и кукурузия. Естественно, за большие деньги, но включая подготовку нескольких "специлистов" по выращиванию. Ну и, на посошок, царевичу предложили приехать по первому снегу на зимние длинные каникулы. А чего в Кремле или в Преображенском болтаться без толку?
   Поезд царевича Иоанна почапал обратно в Москву...
 


  • 0

#15 surali

surali

    Новичок

  • Пользователи
  • ФишкаФишка
  • 57 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:ижевск
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 02 Октябрь 2013 - 22:08

Давай продолжение.    :)

 

Мне понравилось,


Изменено: surali, 02 Октябрь 2013 - 22:11

  • 0

#16 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 02 Октябрь 2013 - 22:18

Глава четвёртая
  
   Отъезд царевича моментально подстегнул хозяйственную активность. Пахом с коллегами бабского пола занялся научным тыком по разработке засахаривания мёда, всяческим попыткам выпаривания ценной составляющей. Князь Вяземский пробовал все пути для создания того или иного сахарного песка. Вот только знаний и умений в его голове не наблюдалось, зато желания и хитрости было сверх меры. Производство досок и тёса не останавливалось, благодаря соседу, исправно поставляющему брёвна. За три бревна тот получал продукцию от одного, зато не платил денег за распиловку. Своей долей стройматериалов сосед успешно торговал, чем поправил свои финансовые дела. Боярин Никаноров имел одного, но очень дорогостоящего сына, который тратил деньги быстрее, чем получал их от родителя. Наследник, етить-колотить, достойный продолжатель рода!
   Эссенция из яблок, вполне созревших, оказалась хуже, чем из недозрелых, поэтому "Фа" запустили в линию, используя предыдущую технологию. За два дня получалась двухсотфунтовая бочка шампуня, немедленно откладываемая в кубышку для душ Сантуша. Земляничный запах так и не получился и решили изготавливать лишь мятное и пресное мыло, чтобы не заморачиваться попусту.
   - От добра добра не ищут, дабы время не терять! - поделилась народной мудростью Дарья, её греко-предки оставили богатое поговорковое наследство. Да и времени у обеих алхимичек не всегда хватало на чистую, нафиг никому не нужную, науку. В принципе, в день и так перерабатывалась четырёхсотфунтовая бочка жира. Производство не расширяли, чтобы не обезжирить Московию и не взвинтить цены на сырьё. Всё-таки, Подмосковье - это не Север с его многотонными китами.
   Ларион пристрастился к командировкам за чужой счёт и постоянно пополнял деревню различными ништяковыми семьями. Последними прибыли два семейства вольных бортников с многовековыми традициями. Вольнонаёмных строителей набралось аж на три СМУ, каждое со своим заданием. Основной стройкой века стала база-крепость в лесу, для обучения своих и чужих дружинников. Всё-таки приближалась зима, время ремёсел и безделья, и можно было дать НВП всему мужскому населению, включая вольнонаёмных. Иной мужик и сам не знает какой он прекрасный воин, пока не позанимаешься с ним всерьёз. Для одежды с отягощениями использовали кучу зипунов, купленных по дешёвке и обшитых всяким порченным металлом в оружейной батюшки Дмитрия.
   Сверхдовольный излечением младшего брата, царь Фёдор Алексеевич внял предложению Бориса Голицына и самого Иоанна, поддержанных сотником Ерёмой. Раз уж князь Вяземский так хорошо готовит специальных охранных стрельцов, то нет смысла жалеть золота. Тем более, к расчётам подключился Василий Голицын, который выявил, что это будет ненамного дороже найма каких-нибудь швейцарцев, включая их содержание. Да и оружие для них, оказывается, можно прямо на Москве заказать у оружейника Андрея Лукича. Тот был рад изготовить четыре дюжины двуствольных пистолей своей конструкции для Кремля, лишь бы железа было в достатке да сполна оплатили труд работников.
   Кремлёвские врачи проверили всё во рту Иоанна и подтвердили, что зарождавшаяся цинга излечена полностью. Зубы укрепились, опухлости спали, дёсны боле не тревожили при едьбе. Кстати, и сам государь, попивая каждый день сок с мякотью, чувствовал облегчение. Одна проблема: Михайла Вяземский упорно отказывался от землицы, деревенек и людишек. Непонятно стало, чем наградить верного подданого. Впрочем сиё недоумение показывалось лишь на людях, а в частной беседе Борис Васильевич пояснил просьбу Михайлы. Юный князь мечтал своими полезными деяниями получить льготу в виде общего единого налога, взамен многих разных. Как нынешних, так и будущих! Он готов был ежегодно отдавать в казну одну пятую от всех денежных поступлений в свою мошну, а также от ремёсел и иных дел, находящихся под его рукой. Предложение, конечно, необычное, но казна явно не обеднеет от этого. Поэтому решили подождать, когда польза престолу от мелкого Вяземского будет видна хотя бы невооружённым глазом. А пока просто позволили лекарю Веберу переселиться в Беспутку, для алхимических опытов.
  
   Заветного дёгтеведа пришлось выкупать у одного купца, который закабалил за долги аж две дегтярные семьи. Тяга к суперсмазке обошлась очень дорого, в сто семнадцать ефимков. Зато и прибыток был не в отдельном технологе петровских времён, а в двух рабочих династиях, правда родственных. Мишка не стал выдёргивать наследные секреты близлежащими клещами, а попросту поселил мастеров у себя. Оказалось, что оба брата могут не только дёготь производить из свежачка, но и переваривать уже готовый. Им обустроили целый хутор в лесу, возле болота и, заодно, склад для пустых и полных бочек. Договоренность была проста: за каждую бочку весом в четыреста фунтов, Михайла платил аж целый ефимок. Оплату выкупного долга отложили на светлое будущее, но оба дегтяря должны были заказывать всё, что им понадобится для дальнейшего улучшения смазки. Вяземский готов был даже найти алхимика для опытов. Необычные, но интересные условия вполне устраивали братцев-дёгтегонов. Те и сами рвались попробовать всё, даже совсем старинные рецепты. А когда Мальцев рассказал им о принципе присадок, правда в общих чертах, так как сам толком ничего о них не знал - взаимопонимание стало полным.
   Игорь вообще любил рассказывать своим всё подряд о якобы слышанных чудесах, надеясь на хватку крестьянско-ремесленного ума. Как, например, начать выращивание и культивирование люцерны, если о ней знаешь лишь то, что она вырастает по пояс. И вполне возможно, что где-то на лугах она есть, но местные колхозники называют её по-другому. Как обьяснить оружейнику суть патрона, коли капсюля для него не сделаешь? И дурацкую гремучую ртуть не произведёшь, потому что и обыкновенной ртути практически не наблюдается. Даже резина упирается не в каучук (можно найти его через португальцев, рассказав про дерево гевею), а в термин "царская водка". Козе понятно, что водка не та, какая лишь для царей, как и туалетная вода не из персонального унитаза Нины Риччи, но какие кислоты использованы? И как эти кислоты создают? Вон, ещё до нашей эры, продвинутый народ на Востоке и сталь варил, и асфальт укладывал. А сейчас, те же голландцы, вроде её лишь в горшках варят. Они бы ещё напёрстки использовали! Про асфальт и думать не хочется, нормальные люди по нему ходят, а не изучают технологию его производства.
   Нет, конечно, есть некоторые интернетчики, которые всё-всё знают, точнее не "есть", а "были" (или уже будут?). Такие штымпы, попав в прошлое, царю Гороху сразу обскажут, как ядрёную бомбу сделать и на соседей из катапульты швырнуть. Естественно, их никто не поймёт, но понты получаются знатные! Правда, последствия грустные. А зачем Мишке хоть понты, хоть последствия, куда их девать? Даже собственный кусок Курской Магнитной Аномалии пока нет возможности использовать. Слава богу, что в детстве мыло варил, а не программистом-демократом пахал. А то сейчас с голоду пришлось бы пухнуть - из-за того, что компов нет и монархия абсолютная на дворе. Конечно, к делу и такого можно приспособить, мода на шутов никуда не пропала. Болтуны-говоруны очень ценятся влиятельными людьми, пока телевизора нет!
   - Представляешь, Глашка, как хорошо шутом быть? - разглагольствовал обнажённый князь, - Кормят, поят, колпак с бубенчиками выдают!
   - Ну ты что, Михайла, позорище-то какое, - бормотало полусонное сокровище, прижавшись покрепче, - каждый пнуть норовит али по шее дать.
   - Ага-ага, пусть сначала табуретку возьмёт, чтобы дотянуться. Опять же, думать не надо, всё владелец продумает и указюку выдаст.
   Девушка давно привыкла засыпать под бормотание полюбовника, который любил высказывать вслух всё то, что копилось в голове за день. Правда, в простецкой обработке, а не высоким штилем. Глаша реагировала по-разному: то хихикала, то похрюкивала вперемешку с бормотанием. То просто спала! А Мишка пользовался прекрасным приёмом - озвучивая, упорядочивал мысли и находил накладки или затыки в тезисах. Это в головах всё просто и понятно, потому что штрих-пунктирно, а вслух, порой, сущая абракадабра получается!
   - Хрым-брым-дрым! Скажешь тоже, абрадабра какая-то, - пробормотало слева ласковое и нежное существо котёночного типа.
   - Не проблема, могу Даздрапездрой назвать.
   - Хихик! Будешь обзываться такими страхолюдностями, укушу. Или зацелую, - осмелела ненаглядная, - ты сначала разберись, кто я тебе: лапушка или этот, которого на бумагу записала. Индюга какой-то...
   - Индрикотерапевт чемульпекский? - переспросил издеватель-словоблуд.
   - Хрюк-чмок! - лап-лап-лап...
  
   Дожди и грязь вконец замучили всех беспуткиных - от князя до хитрована Еропки. Этот крепостной, оказывается, набодяжил браги, чтобы разбогатеть на сухом законе. Пролетарии всех видов деятельности потихоньку богатели медью и, даже, серебром и, по сверхидее Ерофея, должны были обрадоваться возможности нарушить княжий наказ. Да ещё и за свой счёт! Ну какому русскому (бывшему безработному) мужику придёт в голову соображение отказаться от пропивания денег? Подумаешь, на следующий год не пригласят, али сейчас на зимние работы не предложат остаться, ежели таковые возникнут? Когда это останавливало русича от пьянки, коли деньги в кошелях бренчат и выхода требуют. Вот и попёрся крепостной по грязи да под дождём, через лес - от своей заветной полянки к строителям лесной крепости. Раз работы не идут и погода непогодная - самое время бухнуть от всей души, невзирая на цены! Целых четыре бурдюка на себя навьючил, чтобы людей православных порадовать и счастье им принести, аки ангел святой. Только строители какие-то неправильные попались. Вместо того, чтобы барсетки развязать, самого Еропку повязали и в Беспутку (по непогоде!) отвезли. Стукачи хреновы, своей пользы не поняли и душу не отвели, шкуры продажные!
   Михайла не стал применять карательные санкции класса "на конюшню, да, кнутами!" Такое воспитание редко помогает: завсегдатай конюшни - норма поведения для отдельных человеков. Поведенческий мазохизм проявляется. Поэтому поступили просто - начали загружать в подводы Ерофея с семьёй и всё, что он нажил за жизнь. Только вместо коровы денег дали, чтобы побыстрее до Воскресенского монастыря добраться. Лошадь крестьянина впрягли, раскормленного кабанчика упаковали, порубив на части, а птицу запихали в клетки, да в мешки. Уж кто только не заступался за бедолагу-нарушителя, да и жена его по грязи ползала, вымаливая у князя помилования непутёвого мужа. Многим хотелось хэппи-энда: прощения милосердного и исправления оступившегося мужика.
   - Люди, не ждите от меня милости! Я этому семейству дал всё, что мог, чтобы поднять их из грязи да с колен. Разве плохо жилось последнее время? А Ерофей мне в душу плюнул, предав мой наказ! Нет у меня больше веры в него и не будет. Пусть живёт у другого хозяина и вволю нарушает всё, что захочет. Подарю его с семьёй и всем скарбом монастырю, раз он сам такой судьбы захотел.
   Мальцев не признавал логику "первый раз прощается", прекрасно понимая, что дурной пример - всем примерам пример. Если кто-то не ценит доброго отношения, то не следует за такого держаться. Остальным же лучше понять, что жить нужно по правилам, кои озвучены хозяином, а не по своей хитрости. Лозунги "Кинул - считается!" и "Лохи - сами виноваты!" - составляющая часть демократии, как и безответственность, и индивидуализм, и бездумное всепрощение. Миловать убийц, признавая их людьми, могут только неполноценные Хомо Сапиенсы, именуемые гуманистами-либерастами. Да и то, когда лично их такое не касается!
   Ларион, взяв дружинников, отвёл микро-обоз с изгнанниками и передал игумену. К дарственным документам прилагалось письмо от Михайлы, где излагался целый бизнес-план о возможном сотрудничестве. Пояснения давал Ларион, причём очень грамотно и внятно. Настоятель попросил время на обдумывание, тем паче, что кое-что зависело от португальского купца. На всякий случай, в Беспутку отправили толкового дьяка, разбирающегося в таких делах.


  • 0

#17 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 02 Октябрь 2013 - 22:40

   В начале ноября, Кузьма с десятком ветеранов, отправился в Смоленск. Для ускорения передвижения по грязи дали заводных и добавили денег, чтобы покупать по дороге то, что не хотелось везти с собой. Португалец писал, что прибудет или в Кенигсберг, или в Ригу в зависимости от погодных условий и просил дать русских провожатых, чтобы проще было добираться. Что ни говори, но дороги имеют не только невысокое качество, но и изобилие прилагающейся бюрократии. Каждый норовит нажиться на иноземцах и урвать долю от их будущих прибылей. Денег не жалко, а вот время бесценно! Само по себе, мотание из конца в конец Европы - дело длительное и не хотелось его увеличивать из-за местечковых заморочек. Так что Смоленск являлся идеальной точкой рандеву, тем более слава "тигров Вяземского" доползла даже туда. Какой-никакой, но пиар, а значит и подспорье в пути. Душ Сантуш, перегрузивший в Риге своё добро с кораблей на телеги, добрался до Смоленска к первому снегу. Неделю потратили на перегруз в сани и, когда погода устаканилась, рванули с лихой поспешностью к Москве и далее.
   Обоз, в основном, составляли дары природы Португалии и Вест-Индии. Вяленые, сушёные, свежие и, даже, в семенах. К ним, по описи, прилагался камикадзе, класса "мичурин португальский", знающий, как и что выращивать. Только "длинный дублон" и дружеский пинок Святой Инквизиции убедили прогрессора поселиться где-то между белыми медведями и заимкой Санта Клауса. В кортеж сопровождения входили двадцать отборных мушкетёров регента Португальского Педру Второго и тридцать доблестных кирасир Карлоса Второго, короля Испанского.
   Вся хитрость заключалась в мантильях! Ещё несколько десятков лет назад, волосы можно было мыть изредка, потому что вонь и грязь сдерживалась суконными и шерстяными головными накидками. Но как только мода перешла на вариант с кружевами - сразу пошли проблемы с запахом. Щёлок был неприемлем при дворе, а твёрдого мыла из Мавритании, Порты и Персии привозили мало. Мылилось оно плохо, а отстирывало волосья ещё хуже. Конечно, придворные дамы нашли выход из положения, используя всё-таки щелок и перебивая его запах мавританским мылом и парфюмами. Но уж очень сложный процесс множественного мытия получался. Да и волосы никак не хотели быть мягкими, пушистыми и ласковыми. Так что, когда на португальском придворье нарисовался душ Сантуш с номером "мытьё грязной головы без обмана и ловкости рук", самые богатые вздохнули от облегчения и взвизгнули от радости. Восточные дикари, полутатары-полуполяки, сдуру или от скуки, изобрели "шампу"! Да ещё и мыло, которое отстирывало самую грязную грязь с одежды.
   Педру Второй, под давлением многочисленных родственниц и любовниц, руководимых лично Машкой Франсишкой, сразу захомутал ловкого торговца. Золото шло уже десять лет из Бразильского Гераэза и вопрос денег просто не стоял. Самый богатый король Европы 1680 года, готов был покупать всё русское мыло и шампунь по любым ценам, лишь бы вредные бабы отстали со своими наездами! К сожалению, производитель был связан словом ещё и с испанцами, так что пришлось поделиться по-братски. Слава богу, обошлось без Папы Римского, как при разделе Нового Света в своё время! Регент, уже давно полностью и безоговорочно корольковавший, обласкал купца и даже выдал аванс, как в деньгах, так и в статусе личного поставщика. Пришлось грузить бочками золото и серебро, вместо апельсинов! Апельсины поместили в ящики. Хорошо, что поездка ко двору Карлоса Второго, состоялась после Лиссабонского Триумфа. Король Испании, как и положено между братскими и соседскими народами (типа русских-украинцев, казахов-узбеков, армян-грузин, северных и южных корейцев), сразу предложил цену, выше чем "португальский брат". Душ Сантуш, как истый скромняга, не стал отказываться и даже пообещал, что всем будет рассказывать об испанской щедрости. Глупо спорить с монархами или экономить их деньги - можно вообще потерять такую возможность, лишившись головы!
   Михайла по-честному предупреждал о таких возможностях в век суперпонтов, благородства, показухи и золотого изобилия Испании и Португалии. Купец, записавший все рекомендации, просто следовал им, не нарушая ни на йоту. Единственное, о чём нижайше попросил душ Сантуш у Его Величества, выделить в охрану "испанского аванса" гвардейцев попроще поведением, чтобы проблем в России не было с шапкозакидательством. Естественно, что королю упомянули о ходатайстве посла в России, обеспечившего долю Испании в шампу и твёрдом мыле.
  
   Сам португалец мог бы и ранее выехать в Московию, но другие поручения Михайлы, озвученные в письме, требовалось исполнить. Следовало найти землю под посадки самшита, желательно с готовой рощей или, если повезёт, хотя бы небольшим лесом. Кроме того, коли средства отыщутся, сделать заказ на пики с древками из самшита и гранёными толедскими наконечниками специальной формы. Рисунки прилагались. Средства нашлись быстро и честный купец разместил заказ, исполнение которого дождался лишь к октябрю. Третьей просилкой-теребилкой являлся поиск купца из Персии или прямо из Индии, обстоятельного и надёжного. Михайла рвался к секретам индийской стали, а при возможности и к переселению индийских спецов, хотя бы одного семейства, под собственное крыло.
   Судно душ Сантуша, для безопасности, по доброй воле спровождали военные корабли самого Педры Второго. Во-первых, шумиха на всю Европу, во-вторых, пираты не возжелали связываться с эскадрой, в-третьих, проверили ходовые возможности новых моделей, а заодно и провели в Балтийском море огневые испытания новых морских пушек оружейника Алвареша. Пятидесятифунтовые, короткоствольные бестолковки оказались бессмысленным изобретением - даже с удвоенным запасом заряда они не стреляли дальше пятисот футов.
   - Ничего, герцог Вяземский свою пушку сделает, - успокоил Карлуш офицера, ответственного за стрельбы, - будет стрелять на две тысячи футов, вот увидите!
   - А когда можно будет с таким чудом ознакомиться? - моментально среагировал проверяющий.
   - Сам не знаю, пока видел только многозарядные мушкеты, - обозвал пищали купец-болтун.
   Действия этого чудо-оружия сверхближнего боя он не видел, но марку "представителя русских чудес" держал высоко и уверенно. Поди проверь его слова, коли саму Беспутку ни на каких картах найти невозможно, даже на глобусе Московии! Её и наяву-то найти трудно - провожатые требуются. Те самые, которые ждали свою португальскую "руку Москвы" в Смоленске!...
  
   Пока некоторые читатели СИ колупали автору мозги своим видением и проедали остатки плеши, пытаясь помешать в писанине - обоз мчался в Москву. Португальцы и испанцы, впервые познакомившиеся с морозом, скупили все меховые шубы, шапки, штаны и рукавицы на пути следования. Героические красные носы упорно вздымались в гордом задире кверху, но гордость уже замёрзла, открыв уши для восприятия советов местных жителей Страны Снеговиков. Сам будущий город-герой обьехали, выйдя на Тверской тракт, а пару саней с толикой споровождения отправили в конкретные адреса. Одна обьёмная посылка умчалась в Кремль, чтобы насладить царское семейство свежими и вялеными фруктами, а другая была распределена между дедом Вяземским, князем Мышецким и оружейником. Борис Голицын лишь похлопал ресницами и решил побыстрее отправить царевича на зимний отдых. Представитель испанцев навестил посла, собиравшегося встретить Рождество в Москве и передал все письма и сопутствующие документы. Андрей Лукич тоже выехал в Беспутку с готовым оружием и инструментарием, а компанию ему составил Мышецкий. Следовало согласовать зимний план охоты за татями на Дмитровском и Волоколамском трактах. Тем более, что некоторые князья и бояре тоже создали свои дружины, разнообразив столь светское развлечение, как охота. Правда ни разведки, ни обработки информации, ни умения составлять планы операций они ещё не имели.
   Глухомань пиренейцам понравилась! Особенно тем, что имела избы, печи и запасы дров и торфа. Радость тепла познаётся лишь после марш-броска в несколько сот вёрст по морозу. А горячая вкусная русская лапша с мясом и бульоном сразу стала изысканнейшей пищей полубогов Севера. Испанцы, не успев приехать, уже представляли с каким пренебрежением они будут относиться к неженкам из Мадрида. К тем, кто даже не представляет истинно мужские трудности - тупо выжить в такой холодрыге!


  • 0

#18 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 02 Октябрь 2013 - 22:48

   Встреча купца с князем началась с представления прибывших. Кроме растениевода, в делегации находился и некий Хуан Рикардо Абрантуш, бастард герцогского рода Авейру. Аж в третьем поколении! Молодой мужчина, слегка за двадцать, занимался коммерцией, перебрав тучу других вариантов жизнедеятельности. Ему не светила политическая карьера из-за внебрачности собственного деда, но денег с избытком хватало на аферы, всё-таки представитель очень мощного рода. Торговля с далёкой Московией была странной, но вполне голубой мечтой навороченного сетубальца. Правда, повода не находилось туда съездить, пока дружище душ Сантуш не похвалился неожиданной удачей.
   А потом начались предновогодние сюрпризы...
   - Экий ты, право, Санта Клаус, мой друг, - восхитился обрадованный Михайла, узнав о "задатке в бочках", - я-то рассчитывал лишь на заказы, а тут ещё и деньги к ним!
   - Так монархи настаивали, чтобы мыло в другие руки не ушло, - оправдался купец-скромняга, - твои цены вполне устроили, правда, я их слегка приподнял.
   Действительно, увидев ажиотаж королевских семей, Карлуш тут же прикрутил разумные прибавки. Обе страны были переполнены золотом, при недостатке высококлассных товаров. Всё-таки денежная масса должна соответствовать товарообороту! Та же Испания, уже создала проблемы, перечеканив всё, что прибыло из Вест-Индии, в монеты. Цена на золото опустилась, а на серебро вообще рухнула! Так что, Карлосу Второму, под давлением советников, пришлось сделать в этом году финансовую реформу. Португальский регент Педру Второй поступал более мудро, оставляя золотой запас в слитках. Хотя и его уже достала разница между монетами и золотом в колониях. Тот же квадрупль можно было обменять на две, а иногда и на три унции весового золота. Если бы монеты оседали в Вест-Индии, а не возвращались в Европу, проблем не возникало бы.
   Совершенно дурацкая ситуация - иметь горы слитков и быть ограниченным в чеканке, чтобы не усилить инфляцию. Поэтому, предложение Вяземского, переданное через купца, оказалось интересным. Михаил был готов принимать платежи в новой валюте для взаимной торговли - "мальцах", золотых и серебряных. Матрица для станка оказалась достаточно простой: с одной стороны изображение серпа и молота в виде креста, а с другой - надпись номинала "Uno malz". Вес - одна унция.
   Конечно, не всё истинному коту - масленница! Вяземский должен в течении трёх лет организовать поставки русского дёгтя в Португалию. Хотя бы десять тысяч бочек в год, а то португальцам приходилось мучаться из-за нехватки смазки для своего огромного торгового флота. Европа вовсю индустриализировалась и пожирала дёготь в неимоверных количествах. Куда деться, если всё что движется или крутится, требуется постоянно смазывать: от телег до блоков на реях. Это в России четырёхсотфунтовая бочка стоит копейки, а на краю европейской географии цены на два порядка выше. Из-за дефицита! Вот и назначили герра Абрантуша полпредом по "крови экономики", раз уж он всё равно к тартаромосковитам собрался. Заодно, передали с ним договора о сотрудничестве и вручили ему изрядные полномочия.
   - Я не Негоро, я Себастьян Перейра... - начал прикалываться Мишка, с ужасом догоняя, что его шутку поймёт только он сам, - Добро пожаловать уважаемые, рады вам безмерно...
  
   День приезда прошёл в приятных развлечениях: бане, едьбе и игре на гитаре, привезённой-таки душ Сантушем. Игорь, как положено дип.отпрыску, учился ещё и в музыкальной школе. Поэтому перенастроил все пять струн под привычный ряд, после чего порадовал окружающих песенками-чудесенками. Хуан Рикардо достаточно легко вошёл в ритм и начал аккомпанировать на своей гитаре. Алексей, которому давно уже купили полковой барабан, а Дмитрий с местным плотником понаделали всяких дополнительных бумкалок, влился в ВИА достойным ударником. Вечеринка, под лёгкие испанские вина, прошла приятно и весело, исполнив свою сближающую людей роль. Дам не было, так как наказ Вяземского распространился и на гостей: любвеобильность - дело интимное, а не общественное. Визиготов это вполне устроило, так как выпендривание осталось в прошлой жизни - местные всё равно не смогут оценить метание бисера. Как минимум из-за незнания языков!
   Лишь на следующее утро купец озвучил цены на мыло: твёрдое - два талера за фунт для португальского двора и три талера за фунт для испанских понтовил, добровольно выпросивших такую цену. Шампунь, естественно, оценивался гораздо дороже... Квадрупль за кварту!!! Когда Михайла перевёл цену на русский для Лариона и Кузьмы - оба отреагировали одинаково, то есть застыли от восхищения. Обоим мужикам было невдомёк, что монархи могут быть настолько богаты. Вся кремлёвская годовая казна, весом в миллион двести тысяч ефимков (эквивалентная ста тысячам квадруплей) - была в десять раз меньше годовой прибыли тех же герцогов Авейру. Чего уж говорить о доходах первых руководителей, совладельцев обеих Америк?
   - Ваше сиятельство, Михаил Алексеевич, эти цены вам, а мне то, что приплачивают сверх них, - окончательно добил князя португальский кормилец, - карго за счёт покупателей.
   - Соглашайся, батюшка, не гневи бога лишней алчностью, - не сдержался Ларион, понимая что может быть наказан за суесловие и нахальство.
   Впрочем Вяземскому было не до нарушений протокола, такой доход позволял всерьёз взяться за усиление дружины и заказывать высококачественное оборудование. А если цены и на дёготь предложат астрономические - можно тогда закупать его у других, подняв внутренние цены, и переваривать в более высококачественный.
   - Душ Сантуш, дружище, сколько готов платить Его Величество Педру Второй за дёготь?
   Ответил Абрантуш, как официальный представитель по этой теме:
   - Эскудо за каждую бочку весом в четыреста фунтов.
   Цена за русскую смазку, в принципе нормальная в Португалии, выглядела несусветной в копеечной России. Русское "чёрное золото", качеством превосходило европейские и колониальные аналоги, благодаря холодному климату. Так же, как конопляное масло Севера горело без копоти, в отличие от южной конопли, которая имела всякую излишнюю дрянь в растении. То есть, курить гораздо лучше Чуйскую онашу, а вот записи делать в монастырях лучше под северную.
   - Ну что же, сиры, я готов сотрудничать на таких условиях. Только разрешите показать вам наш новый дёготь...
  
   Устройство для показательных выступлений оказалось достаточно простым и примитивным. С большого колеса, которое вращали ручкой, привод вёл на малюсенький блок, насаженный на деревянную ось. Рядом стояли песочные часы на одну минуту. Ось смазали тонким слоем простым русским дёгтем, начали вертеть колесо и через минуту смазка кончилась. Затем, таким же слоем наложили новый вид смазки, слегка коричневатый от добавок. Его хватило уже на две минуты. После чего началась торговля с разумной перебранкой и неожиданными доводами.
   - Подумай сам, Хуан Рикардо, такой дёготь выгоден не вдвойне, а втройне! - вжёвывал Вяземский, - но только на кораблях и в военных походах. Сам посуди, если на корабле в два раза меньше бочек со смазкой, значит свободное место можно заполнить дополнительным товаром. А в походе высвобождаются повозки, на которые можно загрузить порох, оружие, съестные припасы. В конце концов, можно меньше повозок иметь в обозе. А значит меньше сена для лошадей, меньше денег истратить на возниц!
   - А что скажет Педру Второй, - возразил внебрачный герцог, - вдруг посчитает, что это слишком дорого?
   - Так ты не гадай, амиго. Возьмёшь устройство с собой, всё покажешь, всё разьяснишь. В крайнем случае, будем поставлять в Португалию обычный дёготь, а улучшенный продадим испанцам. У них денег много и войны они ведут чаще.
   Уступить такую хорошую смазку заклятым друзьям-соседям, от власти которых избавились не так давно, не хотелось, но и решать за регента нельзя. Проще действительно съездить и всё разъяснить Большому Боссу.
   - Бочек мы вам дадим десятка два, чтобы попробовали на месте. Думаю, что через несколько месяцев всё будет ясно, - подытожил князь.
   Изделия из клюквы, включая настойку, дали попробовать и дополнили антицинготными разьяснениями. Только лимоны могли сравниться по силе воздействия, да и то лишь свежие, которые быстро гниют. Сразу предупредили о том, что основным продавцом станет монастырь, а не Михайла. Монахам лишние деньги ни разу не лишние, даже в заднице, а заморачиваться с дополнительным обьёмным производством Вяземский не хотел. Всё равно всех денег не заработаешь! Тем более, моющие средства и будущий дёготь, выводили его в олигархи российского разлива и так.


  • 0

#19 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 637 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 02 Октябрь 2013 - 22:56

   Задаток в тридцать тысяч дублонов и пятнадцать тысяч талеров приятно нежил взгляд. Два десятка бочонков со столь нужными металлами пришлись ко двору! По готовому шампу и мылу решили свести баланс в конце января, когда будет готово пятьдесят бочек "Фа" и двести коробов твердятины. Самшитовые пики обошлись по двадцать дублонов за каждую, но Михайла отсчитал денежки твёрдой рукой. Высококачественное оружие стоит столько, сколько за него просят. На собственной жизни не экономят! Испанские и португальские мушкеты, вместе с одноимёнными порохом и готовыми пулями, тоже обошлись дорого, но уже в серебре. Слава богу, что хоть их не расценивали, как украшения из ценных сортов дерева. Ну, а пистоли того же Альвареша славились даже в Европе, поэтому до Москвы просто не доходили. Очередь, однако!
   Дружищу душ Сантуша озадачили рисунками кольчуг, которые следовало заказать на пробу в Толедо. Мелкие прочные пластинки, нанизанные рядами, да ещё и внахлёст, обеспечивали гибкость движений и дополнительную динамическую прочность. С учётом воронения, такая кольчуга-панцирь могла стоить сто, а то и сто пятьдесят дублонов. Длина предполагалась до колен, верх дополнялся капюшоном. Вес, само собой, по силам только Мишкиным дружинникам. Пики проверили на прочность и баланс и дозаказали ещё четыре дюжины.
   Неожиданный облом приключился с самшитопосадками. Чёртов португальский "юннат" обьяснил, что самшит растёт столетиями и результатов любых посадок дождутся лишь дальние потомки. Планы пришлось перевёрстывать, благо португалец подсказал две породы деревьев с твёрдой древесиной в Вест-Индии: амарант и какое-то "palo de hierro". Увидев непонимание, он уточнил:
   - Палисандро, - и, заодно, назвал его по-английски, - Rosewood.
   Михайла разобрал лишь "палисандр" и согласно закивал, попутно уточнив:
   - Корабли из них можно строить?
   Группа португальских португальцев дружно отвесила челюсти - строить корабли из таких деревьёв, то же самое, что и топить печки алмазами. Первым среагировал Абрантуш, который имел свой форт где-то на Амазонке, далеко от побережья.
   - Князь, но это невыгодно, гораздо больше можно заработать, делая мебель из таких сортов. Да и потонет такой корабль, деревья эти очень тяжёлые.
   - Мои корабли тонуть не будут, - уверенно возразил Мишка, - зато пробить их борта будет очень сложно.
   С прочностью бортов из палисандра или амаранта никто спорить не стал, сразу вспомнились "отбитые мозги", о которых рассказывал душ Сантуш. Ну, а Хуан Рикардо тут же начал подсчитывать доход от поставок дорогущей древесины. Правда непонятно было, где Вяземский собирается создавать верфь, не на Весновке же? Впрочем, опытные негоцианты не заморачиваются проблемами клиентов. Как говорит народная мудрость: "Мы вам и коммунизм построим - только заплатите!"
   Тем более, что пока именно Португалия имела торговый дефицит, а Михайла, соответственно, профицит. Цыплят следует считать по восемь, причём в конце года!
  
   Иноземную охрану побаловали международной спартакиадой вооружённых сил. В поединках на деревянных палках победил Абел Мантойя, капитан кирасир. Прекрасному фехтовальщику оказалась по барабану сила московитов и самоотверженность португальцев. На шестах не было равных Михайле, в принципе он выиграл даже бой один против троих. А со стрельбой вышел чисто русский казус. Небольшие чурбачки-мишени были установлены на раме, которая крепилась к тонким столбикам, врытым в землю. Дистанция, для удобства, составила всего лишь тридцать шагов. Мушкетёры сбили четыре из десяти, так же отстрелялись и испанцы. А потом Мишкины дружинники шарахнули из своих "вяземских дробовиков" и снесли к едреней фене не только чурбаки, но и саму раму, вместе с опорами. Сконфуженный Кузьма долго оправдывался:
   - Ну кто же знал, княже, мы же хотели, как лучше!
   А Иван Рикардович, которого местные беспуткины уже переименовали на православный лад, ржал до посинения.
   - Бедные бандитос наверно скоро убегут из Московии в другие страны!
   Впрочем веселились даже проигравшие - воистину лесные братья белых медведей ни в чём меры не знают!...
  
   Подъехавшего Андрея Лукича, сразу после бани, осадили иноземцы. Им понравилось качество пистолей-вертикалок и захотелось заказать себе такие же. Причём возможная цена никого не смущала, два выстрела в одном флаконе - очень удобный прибамбас, а качество выстрелов явно превышало европейское. Отказывать было неудобно, поэтому покупателей поставили в очередь, так как своих заказчиков хватало на год вперёд.
   На следующий день Вяземский отправил туристов на экскурсию, а сам засел с оружейником обсудить и согласовать оружие будущего. Ему нужны были дальнобойные казнозарядные пищали на турели. Дело в том, что длинный ствол обеспечивает стартовую скорость, а как следствие и дальность. Такие стрелялки можно было установить на стенах лесной крепости, но требовалось не более двух дюжин. Второй малочисленный заказ сводился к нарезным снайперкам-мушкетам, причём тоже казнозарядным. Длина ствола в аршин, при калибре в полвершка, могла обеспечить дальность выстрела в три четверти версты. Вес винтовки роли не играл, зато сошки не помешали бы. Третьей разработкой являлась дальнобойная гладкоствольная картечная пушка. Казнозарядная, с двойным заклиниванием. Михайла не только проплатил долги по уже заказанному, но и выдал авансом две бочки серебра, чтобы у оружейника не было проблем с финансированием. Ну, и напомнил об арбалетном затворе, тем более, что под арбалеты он собирался заказать в Португалии самшитовые ложа.
   С князем Мышецким потратили два дня на окончательную доводку зимней кампании. Дружинников вполне хватало на разделение по типам боевых операций. Первому взводу "тигров" и трём десяткам "разбойных стрельцов" предстояло расправиться с четырьмя сильными ватагами Дмитровского тракта до самого Городища. Второй и третий взводы занялись зачисткой того же участка от мелких банд. Четвёртый взвод относительных новичков и ещё одно подразделение Мышецкого приступило к полевым "учениям" на Волоколамском тракте, от Москвы и "до обеда". В лесной крепости, готовой лишь казармами, складами, конюшней и общей столовой, проходили стартовое обучение деревенские мужики и добровольцы-вольнонаёмные. Оплата была небольшой, но стабильной.
   "Министратор" Ларион выехал в Москву с деньгами и охраной, чтобы "поменять гроши на зипуны". Амуниция спецназначения не менее важна, чем боеприпасы и командиры. Нужно было рассчитаться за старые заказы, включая чёрно-белые маскхалаты и сделать новые. Главным ништяком предполагались сапоги, со вшитыми в них пластинами и прочными накидными наколенниками. Повязки с налокотниками, боевые перчатки и бронированные напульсники также посчитали нелишними. А уж обувки для тренировок требовалось немеряно. У любой армии есть два врага: дефицит жрачки и обуви, хотя говорят и думают обычно другое.
   Занятия с алхимиком Вебером по начальной химии и физике пришлось временно приостановить - Михайла не мог разорваться сразу на кучу Мишек, чтобы везде успевать. Одно разгрзабавние обоза с фруктами, овощами и семенами требовало сразу троих руководителей и двоих переводчиков. И рабочих таскательно-перекатывательных рук, конечно. Так что, португальские испанцы, чтобы не скурвиться и не потерять навыки, приступили к полнопрофильной охране Беспутки, заменив местных ополченцев. И не забывая патрулировать лес в радиусе двух вёрст. Боевая слава - хороший барьер, но защита от дурака тоже требуется!
  
   Хаоса добавил царевич, прибывший со своей мишпухой без предупреждения, сюрпризом а-ля "снег за шиворот". Конечно, формальным главой делегации числился Борис Голицын, променявший придворные козни на деревенские интриги, но и сам Иоанн изменился слегонца.
   Вернувшись в Кремль, он разогнал богомольно-просильное окружение, посоветовал духовнику побольше изучать святые книги и поменьше нудеть, сменил престарелого бессмысленного "дядьку" Петра на тридцатипятилетнего ветерана Игната, в котором почувствовал собрата по духу. Даже покои поменял, заполучив нормальную светёлку, вместо вонючей от чада лампад "темнилки", и две комнаты к ней. Договорившись со старшим братом-царём, стал самолично получать положенные на содержание пятьсот ефимков в месяц, складывал их в кубышку и тратил по разумению. Экономия на еде, путём бесчисленных постов, прекратилась, моленья и каянья сменились учёбой. Даже столь нелюбимая арифметика, поддалась его упорству. Раз Миша посоветовал полюбить нелюбимое - значит это правильно! Софья, силовые бояре и князья, царские советчики-поляки не обращали внимания на малолетнего "недоумка". Любой, уверенный в себе, мудрый руководитель знает, что если дитё капризничает и выдумывает всякую чугундурость, но не путается под ногами - это хорошо. Царевич действительно не мешал никому, создав свой микромир в уголке Кремля.
  Чтение, учёба, прогулки на свежем воздухе - мелкий даже нямкать стал отдельно ото всех и больше не смущал никого своим поведением за столом. А когда наступила зима, все с радостью восприняли отъезд Иоанна куда подальше, даже не в Преображенское, а в неведомую Беспутку.
   В борьбе за власть, потеря одного, пусть даже слабого, претендента, только радует. И лучше, если она произойдёт "не в нашем районе"!...
 


  • 0

#20 YUREZ

YUREZ

    Активный участник

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишка
  • 117 сообщений
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 03 Октябрь 2013 - 01:05

хочу продолжение...


  • 0




2 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 2 гостей, 0 невидимых