Перейти к содержимому


Фото

Старший царь Иоанн Пятый (попаданская фантастика)


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
55 ответов в теме

#41 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 01:12

   Из привезённого оружия, "солнышкам" передали сотню португальских и сотню курляндских мушкетов, а также полторы сотни пистолей. Кроме того, Вяземский выделил царевичу ещё бочонок золотых из дегтярной оплаты, чтобы работы на посаде подсуетить. Кирпичный завод, затеянный Ромодановским, исправно обеспечивал стройматериалом целевые стройки: новую посадскую церковь и казармы. К лету предполагалась дюжина курляндских пушек, а отбор среди безработных в солдаты полка вёлся без скидок на времена года.
     В конце января, дошла грустная весть о смерти Якоба фон Кеттлера. Надёжный, грамотный, мудрый партнёр ушёл из жизни, так и не повидавшись ни с Иоанном, ни с Михайлой. Его наследник, Фридрих Казимир, освободившись от жёсткого отцовского контроля начал воплощать в жизнь "версальский вариант правления". Небольшая, но процветающая балтийская страна, начала свой путь в экономический тупик.
     Обсуждение класса "чего бы выкупить у курляндцев подешевше, пока другие этого не сделали" стало приоритетным. Естественно, следовало использовать момент для перевода статуса Тобаго из аренды в собственность. Конечно, это наглость, думать о заморской колонии, не имея флота, но почему бы и самим флотом не разжиться? В конце концов, пусть португальская корона платит золотом за право создания там военно-морской базы долгосрочного пользования. Ах, они ещё даже не думали об этом? Ничего страшного, хорошие идеи можно и подсказать! Небось казна Педру Второго не оскудеет, выплачивая Мишке по десять тысяч мальцев в год? Золотом, естественно. Ну, или сорок тысяч, но за десять лет вперёд. На острове четыре достойные бухты - пусть выбирают любую под свой зубасто-морской плац-д'арм. Иначе отключим газ, свет, мыло и смазку!
    
     Кремль усиленно готовился к свадьбе - царь Фёдор так и не изменил решения и выбрал Марфу Апраксину. Венчание наметили на середину февраля, а пока все интересанты в очередной раз перетасовывали колоду из самих себя. Безусловным лидером интриги считался Хованский, он уже оттяпал у Долгорукова Разбойный Приказ и теперь собирался забрать у Долгорукого приказ Стрелецкий. Ему была по барабану разница в окончаниях родовых имён, просто требовалась военная сила. Нужная, кстати, вещь при нестабильности правителей.
     Государь потихоньку терял остатки здоровья, хотя по-прежнему лелеял надежды на наследника. Тем более, набожная Марфа, воспитанная в старой вере, не лезла в политику и интриги, в отличие от Грушецкой. А значит не тратила нервы, не впадала в стрессы и сохраняла здоровье. Сами Апраксины, неожиданно обрели множество друзей и даже окольных родственников, включая тех, кто их раньше на порог не пускал. Зато "припадочные" царя (Языков и набор Лихачёвых) врубившись, что могут остаться не у дел, моментально заулыбались другим царедворцам.
     Государыня Наталья Кирилловна, поддерживаемая патриархией, постепенно наводняла Москву родственниками и выпросила у Федора Алексеевича поблажку: переселить поближе боярина Матвеева. Якобы старый пень никому не мешает и борозды не испортит! Любопытно, но Лев Кириллович слегка абстрагировался от своих, поставив всё на Иоанна и Вяземского. Последние полтора года отбили у него желание чего-нибудь где-нибудь выпрашивать и за это обещать в ответ. Оказалось, что самому заработать и, этим, сохранить независимость гораздо разумнее, чем зависеть от "руки дающей". А власть финансово-экономическая, ничем не хуже политической!
     Иван Милославский затеял моду сказываться иногда приболевшим, ссылаясь на возраст. Позиция удобная: не хочешь лезть в очередную склоку и выбирать чью-нибудь сторону - сиди дома. Как раз будет время более вдумчиво поразмышлять над очередной аферой. В принципе, его устраивал почти любой вариант престолонаследия, кроме невероятного - прихода к власти Петра.
     Дуумвират Софьи Алексеевны и Василия Васильевича плёл свою паутину, ну а сам Голицын активно подстилал соломку, прикармливая Вяземского. Любые разрешения, почти любые указы, помогающие молодому князю в хозяйствовании, обещались при каждой встрече. Единственный мощный экспортёр, регулярно и безропотно платящий свой персональный налог!
     - Ты, Михайла Алексеич, держись подле меня, - намекалось открытым текстом, - в этом году всё станет на свои места и я тебя даже боярином сделаю.
     - Избавь, Василь Васильич, от лишней головной боли, - отбрыкивался Мишка, - молод я боярствовать, хочу своими делами заниматься, да мир повидать.
     Все знают, что молоденьких бояр не бывает, особенно тинэйджеров. Так что обещалки следовало перевести в практическую плоскость.
     - Ты, князь, лучше придумай, как повышенные цены на дёготь удерживать, да меха начать продавать подороже.
     - Думаю, Михайла, думаю усердно, - искренне поддакнул Голицын, - уж очень выгодно стало нонече.
     Торговый дегтярный психоз не унимался до сих пор, поддерживаемый самими же покупателями-оптовиками. Боязнь остаться без смазки вообще подстёгивала заморских купцов и они пока платили не меньше ефимка за две бочки. А молва грозила двухкратным повышением к весне - вот и платили иноземцы, скрипя зубами и проклиная "жадных до денег" московитов. Хотя и надеялись на снижение.
    
     Только Вяземский никак не давал этим мечтам сбыться, сам подстёгнутый возвернувшимся Саргисом. На этот раз, торговец привёз золото нормальных размеров, разжившись где-то луидорами. Согласованная цена в три луидора за бочку срачи его больше не смущала - потребителей всё вполне устраивало, лишь бы заполучить смазку тройного действия. Да и какая разница тем же персидским покупателям, если они и за простой дёготь платили дорого? Это промежуточные купцы имели сумашедший навар с торговли! Так что Мишкин расчёт нажиться за счёт "челноков" пока срабатывал. Годовой заказ на двенадцать тысяч бочек, заполненных супер-дупером, принял не заморачиваясь. Тем более, что в качестве оплаты, Саргис привёз сотню панцирей и две сотни пик из того же самшита и с наконечниками усиленной дамасской стали. Доплатив лишь пятнадцать тысяч луидоров.
     Сувениры и "пятнашки" хорошо пошли на тонкодельном Востоке, а для гаремовладельцев вообще оказались манной небесной. Правоверные жёны, став обладателями образцов, целыми днями двигали квадратики с цифрами или тарахтели, усиленно мякая бобрики. Да и спинные чесалки оказались к месту - покажите жителя Земли, который не любит спинку почесать? Казалось бы, мелочь, но как ухватывает? Конечно, местновосточные самоделкины идеи переняли, но высшим понтом оставались товары "московитской сборки". Тем более, что к игре "пятнадцать" прилагался потенциальный приз в тысячу серебряных мальцев. Специально для увеличения ажиотажа, Михайла заказал Игнату "золотой вариант" изделия: плашки из слоновой кости, а шкатулка из ценных пород. Правда и цена на такую диковину подпрыгнула до унции золота. Вместе с призом! Имея козырный набор, покупатель был вправе рассчитывать на тысячу кругляшей жёлтого цвета. Всё равно поменять местами "14" и "15" невозможно, а математиков, способных это доказать, пока не наблюдалось.
     Саргис заказал к лету тысячу суперских наборов, чтобы обеспечить своих клиентов возможностью дарить крутые подарки. Восток невозможен без подношений и чем оно изысканнее - тем благожелательней власть имущие! Мальцев нагло играл на традициях, моральных устоях, укладах - лишь бы увеличить капитал. Закуп оружия, брони, даже будущих кораблей обходился слишком дорого. Хотя и порядок блюсти тоже следовало - три тысячи луидоров сразу отправились в казну. То-то в Кремле порадовались дополнительному приходу - царская свадьба дело дорогостоящее! И как, после этого, не любить и жаловать столь полезного деревенского князя?


  • 0

#42 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 01:24

         На празднования отправились хором, с дарами и прибаутками. Протокол соблюсти не трудно, чтобы неуважения не выказать ненароком. А заодно и утвердить родовые имена в Разрядном Приказе для витязей Ордена. Им, кроме малых наград, ещё и такую привелею удумали. Дмитрий назвался по деду Лукьяновым; Алексей - по матушке, Марьиным; Кузьма стал, не задумываясь, Кузьминым; а Егорий - Рысьевым (уж очень он уважал сию кошку!). В принципе, витязи получали статус дворян, чтобы Орден смотрелся поблагороднее. Вот только редкие бойцы такого удостаивались, даже по блату не проскочишь.
     Там, на венчании, оказались и османские представители. Исмет-паша, член комиссии по окончательным согласованиям мирного договора, был, одновременно, торговым представителем. Предстояла мощная финальная кампания в Европе против австрийского императора и Великая Порта начала закуп всего необходимого. Желательно высокого качества! А так как оба "хвостатых" купца пока не появлялись - Вяземский благосклонно принял предложение Голицына вступить в контакт с более выгодным турком. Паша уже слышал об удивительном дёгте, обезболивающем отваре и сувенирах. Да и обоих купцов тоже знал, как пронырливых, но недалёких. Поэтому посочувствовал Вяземскому, обьяснив, что простые торгаши будут бесконечно искать то, что подешевле и ждать их бессмысленно.
     А что делать, когда самонадеянность приводит к ошибкам? Абсолютно верно - торговать через правильных людей, гарантировав им разумный бакшиш от сделок. Михайла, от всей широты души, наобещал десятую часть от суммы, которая будут уплачена через почтенного Исмета. Немного озадаченный паша (часть комиссионных хотелось бы поиметь до сделки), тем не менее согласился. Да и персональный интерес увеличился из-за того, что можно было приподнять цены и этим увеличить свой интерес. У султана казна большая, не оскудеет, да продлятся дни его величия!
     Комиссия постоянно пребывала в Москве, как и ответная делегация в Константинополе, и визит в Беспутин вполне устроил османа. А уж на месте, ознакомившись с товарами хай-класса, почтенный негоциант сам посоветовал что именно и почём продать турецкому военному ведомству. Учитывая дальность дистанции похода на Вену, самым важным были поставки срачи. Проблемы в том, чтобы убедить пашей-снабженцев закупать смазку, в три раза экономящую транспортные расходы, даже не стояло. А обьём заказа мог возрасти до пятидесяти тысяч бочек! Антилихорадочные отвары, снимающие боль и жар, могли быть затребованы в количестве порядка пяти-семи тысяч баррелей. Ну и сотня "седых хвостов" не помешала бы для избранных командиров, чтобы в шлемы втыкать. Тем более, что можно добавить ещё тысячу не седых, а просто собольих и чёрнолисьих, для одного из янычарских полков, где командовал брат Исмет-паши. Уж очень понравилась высококачественная обработка мехов - из рук выпускать не хотелось бы! Тут же нашёлся мешок, куда упаковали десяток великолепно выделанных соболей и подарили столь истинному ценителю. Ценитель, не задумываясь, ошарашил возможными ценами, так как уже разобрался с мальцами, которых ему тоже подарили в качестве образцов.
     Оказывается, что военные Порты, как и военные других стран мира во все эпохи, добровольно платят втридорога. Ну, естественно, не из своего же кошеля денюжки выкладывать приходится! Так что, появился уникальный одноразовый шанс, получить по три унции золотом за бочку смазки и по семь за баррель "аспиринки". А вот на хвостах губу пришлось закатать: в зависимость от седины и размера цена болталась от одного до двух фунтов золота. Преимущество имели лисы, так как черно-бурый вариант очень редок в природе. Михайла даже задумал со временем организовать питомник для этих красоток, попутно занимаясь их селекцией. Правда, лучше его создать на Севере, а филиал - на Урале, когда руки дойдут.
     В самой Москве, этой зимой, почти невозможно было найти чёрных соболей длиной аршин и более - Мальцев заказал таких ещё в прошлом году. А те, какие проскальзывали на торг, тут же нещадно выкупались его представителями. Или стоили совсем уж немеряно! Купеческий народ усиленно чесал цеховую репу, не понимая куда девается гордость Московии? И, вообще, что стало с рынком?
    
     - Ох и везёт тебе, Михайла Алексеич, - восхищался Афанасий, - куда ни плюнь, везде прибыток имеешь и цены хорошие!
     - Везёт сильнейшим и разумнейшим, - обьяснял Мишка, - оно же не так просто на свет появляется. Умные люди говорят, что следует быть в нужное время в нужном месте. А везенье здесь ни при чём.
     По большому счёту он был прав: торговый договор с османами был возможен лишь в этом году, перед финальным аккордом войны за Европу. Также, как и возможность втюхать католическим монархам средства личной гигиены. Во-первых, сами страны были безумно богаты, во-вторых, папская булла призывала к "чистоте телесной", а не только к "духовной". И своевременные пополнения царской казны защищали от недругов посильнее любых заступников. Гнобить золотую курочку, несущую свои яйца в царский карман, означало сделать государя недругом. Кто в Московии, Гишпании али Персии рискнёт такими вещами заниматься? Да и классный хай-тек нетрудно продавать - купцы сами всё забирают и возят рискуя, не только для выгоды, но и ради доброго расположения власть имущих.
     Даже договоренности с герцогом Курляндским и королём Швеции возможны лишь в этот период, когда оба заинтересованы в инвесторах и готовы считать людьми, любого, у кого есть деньги и планы. Якоб фон Кеттлер умер и его сын уже начал тратить накопления! Да куда герцогёныш денется, когда Вяземский ему предложит живые деньги за корабли? Или меховые подарки, вертихвосткам раздавать, в обмен на соучастие в пока ещё действующих мануфактурах. Фридрих Казимир и Митавский порт отдаст в полное владение, коли ему гору ништяков подкинуть!
     Так что все разговоры на тему "везёт-не везёт" от лукавого - их и начинают ленивцы и нерасторопы, которым неохота вовремя проснуться и лишние телодвижения сделать. Зато обьяснялок, у вечно опаздывающих то на работу, то к разделу пирога - немеряно и все из области мистики. Сглазили, подставили, развели... Мол, мы люди хорошие, а все вокруг хитрые и наглые. Как будто все должны быть лежачими камнями и тупо ждать, когда вода притечёт сама собой. А как насчёт того, чтобы задницу оторвать и пойти канаву выкопать?
     Не только Афоня, но и Иоанн с Нарышкиным и Борей Голицыным лишь внимали, прорвавшемуся из глубины души, монологу. Загадочное, вдруг оказалось обыденным и простым, хотя и с применением не всегда понятных слов.
    
     Время от времени, Вяземский посылал своих лучших дружинников из первой сотни в Москву. Во-первых, отдохнуть и навестить родню, а во-вторых, чуток побалагурить по кабакам, но без пьянки. Там всегда можно наткнуться на полупьяных стрельцов и начистить им рыло, пользуясь преимуществом в силе и рукопашном бою. Рефлекс Павлова удобен даже для людей - пусть московиты считают "тигрят" сверхсильными багатурами древности. А, заодно, и просто послушают рассказы о войне с татями, о новых корнеплодах и любви князя к простым людям. Легенды обходятся дёшево, зато аукаются сторицей, когда подходит время.
     И стрельцы, и городские простяки, получив в очередной раз по соплям, выпивали чарку-другую "мировой" за счёт дружинников и делились своими чаяниями, а также бедами и проблемами. Любому приятно, когда тебя понимают, сочувствуют и даже похлопывают по плечу. Так что инфа о тлеющем недовольстве и подготавливаемом бунте собиралась повсюду. Попутно, выявлялись будущие зачинщики, а также действующие шептуны и крикуны. Время от времени, стражники находили трупы тех, кто глаголил исподтишка о том, что "жить стало хуже" и "надо что-то менять". В кошелях у них постоянно находили иноземные монеты, в основном золотые.
     Основной стрелецкой проблемой была растущая задолженность казны и засилье старшего командного состава. Особенно злились на полковников Пыжова и Грибоедова, которые оборзели до того, что отбирали у своих стрельцов до половины жалованья. А заодно использовали их в качестве крепостных. Все челобитные переправлялись, после хождения по инстанциям, на рассмотрение самим полковникам - как и положено в любой избе, из которой не выносят сор. Мол, не маленькие, сами разберётесь! Поэтому Хованский и Софья потихоньку обещали всяческую справедливость, ненароком, да между делом. Словечко там, намёк здесь - сарафанная реклама сама всё дополнит и устаканит. И кого стрельцы будут любить и приветствовать в итоге?
    
     Налаженное плановое хозяйство Вяземского прекрасно выявляло недостатки и нехватки. Уже два десятка тульских и московских оружейников вязало и поставляло в Беспутин двухслойные кольчуги, но исполнение было медленным. Качество изготовления требовало времени и классных специалистов, а они всегда в дефиците. Импортные панцири, из-за дороговизны, заказывались понемногу. Со спец.вооружениями тоже не всё ладилось, тех же "хабировских" луков прислали лишь полсотни - не хватило заранее подготовленных материалов. С учётом "игнатовских" - имелась лишь сотня, хорошо хоть наконечников для стрел и болтов было вдоволь. Новый паровой штамп Дмитрия клепал их в достатке.
     Ближайший денежный подвоз намечался в июне, так что оставалось лишь залезть в берлогу и обьявить спячку до лета. Забавно, но в Португалии начались два бума. Один, из-за игры "пятнадцать" - простота головоломки и удобство в пользовании вызвали обалденный спрос. Душ Сантуш, по предварительной договоренности с Михайлой, класса "а вдруг", сразу открыл цех по производству игрушки.
     Второй бум возник из-за накопившихся непоняток в финансовой сфере. В хождении наблюдалось одновременно несколько видов дублонов, отчеканенных в разные периоды. Причём дублонами называли и монеты весом в полунции, и в четверть унции, и промежуточные варианты. Бардак грозил тем, что скоро разнокалиберным дублонам придётся давать личные имена, а то и нумерацию вводить. Близкие к регенту деловые люди просили позволить им пользоваться русскими мальцами: золотыми и серебряными, чтобы упростить расчёты в торговле. В конце концов, Педру Второй решился и дал добро десяти ведущим компаниям пользоваться "московитскими деньгами". Сразу возникли коллизии - новые монеты ценились дороже разномастных, даже при том же наполнении драгметаллом. Ещё и изобретателю следовало процент отстёгивать, чтобы не вопил о нарушении договоренностей!
     Про успех дорогущей срачи и говорить не приходится - она почему-то понадобилась сразу всем транспортникам. Это на мельнице можно поставить хоть три, хоть тридцать бочек дёгтя. А купцы каждый миллиграмм полезного веса почему-то считают! Армия вообще на шею села, хотя и была невелика. Вынь, говорят да положь - хотим, мол, в арсенале все мушкеты новой смазкой смазать, чтобы не ржавели. Флот, понятное дело, даже не просил, а требовал. Адмиралы теперь видели корень всех будущих побед в срачном снабжении. Хорошо хоть дальнобойных пушек не выцыганивали! Потому что не знали о них.
     Так, глядишь, весь золотой запас переедет в Беспутин, а Гераэз начнёт работать напрямую на Вяземского. Шутки шутками, но дегтярную проблему следовало решить и сделать это сейчас, пока конкуренты не предложили более высокие цены. Регентский совет не нашёл ничего более умного, как убедить Михайлу торговать "чёрным золотом" только с Португалией, не отвлекаясь на других. Зная страсть московита к доспехам и оружию, с подачи Марии-Франциски, решено было закабалить молодого князя, предоставив ему... кредит товарами. Глядишь и поведётся!
     А чтобы подсластить пилюлю, Педру Второй дал согласие на аренду одного из портов Тобаго. В конце концов, лишняя военно-морская база не помешает, пусть и на десять лет всего. Ибо, нет ничего более постоянного, чем временное! Для экономии средств, в Россию отправили полный платёж за весь срок, используя Мишкину скидку - сорок тысяч мальцев золотом. Куда денется русский умник от таких щедрот? Заодно, были заказаны в Толедо четыре сотни "вяземских пластинчуг" за счёт казны и начато строительство корабля-бочки для торговли с северными самоедами. В ответ требовался лишь эксклюзив на срачу или хотя бы регулярные увеличенные поставки всех трёх видов интадур.
     Кредитная удавка, порой, выглядит шикарным галстуком с бриллиантовой заколкой. Попробуй откажись!


  • 0

#43 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 01:35

   Глава десятая
    
     Европа, казалось бы не интересующаяся дикой восточной страной (то ли Тартарией, то ли Московией), оказывается вовсю точила зубы. Торговые разведки Англии, Франции, Швеции и даже Османии отслеживали неожиданно создавшийся кризис власти. Потеря наследника, немощь действующего царя, противоречия между Милославскими и Нарышкинами, желание царевича Иоанна свалить куда подальше от бардака, даже назревающее недовольство русской армии - всё учитывалось, анализировалось и служило базой для прогнозов.
     Казалось бы, чего нужно Франции, если Наполеоном ещё и не пахнет? Между Парижем и Москвой лежит четверть глобуса! Однако лягушатники - союзники османов: обе страны заинтересованы в падении Австрии. И Франция готова платить и делать "ку" московитам, лишь бы те не отвлекали турков от заглавного джихада. Группа купцов получила всемерную помощь от Людовика Четырнадцатого на строительство и эксплуатацию Транссибирского всепогодного тракта. От нижнего течения Волги до самой Манчжу! Король лично вошёл в пай и готов был внести свою долю в общую мзду в несколько миллионов ливров (лишь бы разрешение получить). К царю, с предложением, отправили парочку купцов: одного француза и одного русского, ошивавшегося в Париже. С таким расчётом, чтобы подельники добрались на место к лету, когда казна любой страны становится наиболее тощей. Вот только непонятно было с кем лучше переговоры вести - с умирающим Фёдором или с недорослем Иоанном? Но, в любом случае, столь крупный проект отвлёк бы Московию от европейских войн на долгие годы. По идее!
     Англичане разрабатывали свои планы, желая гражданской войны на Руси. Тогда можно бы захватить Архангельск и обеспечить прямой доступ товаров внутрь России по Северной Двине. И чёрта с два, их торговцев можно будет потом оттуда выковырять! Особенно разорялся в Парламенте молодой лорд Перегрин Осборн, инженер, талантливый судостроитель и коммерсант. Собственные табачные плантации в Вирджинии требовали рынков сбыта - так почему бы, своей активностью, не добиться позиции адмирала флотилии, которая будет отправлена на захват Русского Севера? "Ястреба" немного подводил молодой возраст (23 года), зато его папаша, маркиз Кармертен, уже готовился стать герцогом Лидса! Пэры Англии - это не какая-нибудь нижняя палата для принятия решений по строительству очередного моста через Темзу. Так что святым делом считалось помочь московитам начать войну самих с собой за английские цели класса "Правь, Британия!"
     Шведский король, понимая свои текущие слабости, раскатывал губу соразмерно возможностям. В случае кровавых событий в борьбе за власть - оттяпать Псков, Новгород и тот же Архангельск с Кемью. Пока же, неплохо бы деньжат выдрать с Вяземского за аренду Хельсингфорса, а то пропадёт князь и оплата за неважнецкую бухту накроется! С чем и отправил посланца, заблаговременно.
     Поляки, подглядывающие в свою замочную скважину, мылились вернуть Киев и Смоленск и усердно подсылали купчишек и просто странников. Нехай подкупают недовольных людишек, что бы те исподтишка диссидентствовали налево и направо. Чем больше недовольных, тем легче рассорить власть имущих и хапнуть то, что плохо лежит. Братский Грюнвальд остался в прошлом, а сегодня - каждый сам себе славянин! Правда, Ватикан обратился за посредничеством к Яну Третьему, пообещав передать денег и вооружения русичам, если те разорвут мирный договор с Портой и возобновят военные действия. Клятые итальяшки лучше бы козла в огород пустили! Польскому королю и самому деньги пригодятся, как и новомодное оружие, а тупых русаков можно на "гей, славяне" развести. Вообще без всяких ништяков и оплат! По крайней мере, Собесский так думал, почему-то подзабыв, что вместе с Грушецкими ушло и преклонение Кремля перед "всем польским".
     Турки тоже не мёдом мазаны. Война за Дунай - дело разумное, плодородное и выгодное, но и Белгород с Курском, чай, тоже лишними не будут. А уж, если карта ляжет, то и до Казани бы добраться, а там единоверцы поддержат. Может быть! Тем более, что к востоку от неё, через два лаптя по той же карте, лежит Каменный Пояс о котором легенды сказывают. Богат, якобы, рудами и самоцветами. Коли он московитам толком не нужен, почему бы самим не попользоваться. А потом, на юг к Астрахану спуститься, ради выравнивания линии фронта!
     Так что, натравить детишек государя Алексея Михайловича друг на друга, казалось благим делом чуть ли не для всего мира. Пусть они глотки рвут в кровь, как издавна на Руси заведено ещё Рюриковичами. Бату-хан дал хороший пример, как этим пользоваться. И коли московиты на своих ошибках не учатся - нечего им самим по себе жить. Не хочешь порядка в своей стране - жди иноземцев с их планами развития и кровавого примирения!
    
     Мишка с Афоней усиленно сводили бюджет и строили планы, причём дьяк уже освоил многие хитрости будущего. Монополия позволяла не только диктовать цены, но и давала возможность избавиться от транспортных расходов и рисков. Покупатели сами вывозили беспутинские товары и привозили своё.
     - А что, Михайла Алексеич, давай ещё займёмся торговлей воском и конопляным маслом, - предлагал Афанасий, - всё больше прибытку будет.
     - Уймись, дьяк, нельзя торговать всем подряд, - осторожничал князь, - у нас есть мыло и дёготь, вот и следует ими заниматься. На остальное просто людей ответственных не хватит.
     - Но купцы же всем подряд торгуют, не брезгают.
     - У купцов прибыль с товара гораздо меньше, вот они за количеством и гонятся.
     - Тогда поболе будем делать того же мыла, - цеплялся Афоня.
     - И кто его будет покупать по нашим ценам? Увеличивать рынок сбыта и снижать цену глупо - сразу вырастут расходы на производство.
     Грамотей из будущего упорно не хотел идти стандартным путём, довольствуясь тем, что имеет. Предложений на закуп огромных объёмов интадуры по более низким ценам было немеряно. Даже казна проявила интерес к новым смазкам. Умники, желающие помочь Вяземскому, производя супер-дёгти по его технологиям, вылезали изо всех дыр. Хорошо хоть "таможенный пост" на тракте фильтровал и отбраковывал посетителей, охочих до лёгких денег. Даже простых дружинников одолевали дарами, лишь бы пробиться к князю, чтобы сделать щедрые и выгодные предложения.
     Любой ботан-интернетчик легко бы воспользовался открывшимися возможностями и уже накосил бы капусты валом, окажись он на месте Мальцева. Да ещё и за личную дружбу с царевичем, высосал всё возможное изо всех, кто под руку попадётся. Эх, не ценил Михайла создавшуюся ситуацию! Как был лохом по жизни, так им и оставался, не желая кинуть других на обещаниях. Причём, заодно, стал бы Благодетелем Руси и, вполне возможно, серым кардиналом при Иоанне. Впрочем, все вокруг так и думали, не веря в то, что Вяземский хочет стать головой лишь самому себе и близким людям. А также накормить и поднять своих работников и крестьян. Жадность, по определению, должна быть безмерной!
    
     Март принёс не только оживление в природе, но и активизацию в делах. Брат-государь вызвал брата-царевича на тайные переговоры, а Вяземского неожиданно пригласил к себе патриарх. Иоаким, благосклонно приняв в дар церкви бочонок персидского золота, начал выпытывать у Михайлы истинность планов, высказываемых Иоанном. Предполагаемый отъезд на север оставлял государство без прямого наследника, которым можно управлять, не выходя из Кремля. Следовало разобраться в том, что истинно, а что лишь досужие разговоры, так как царь Фёдор сдавал на глазах, а царица Марфа никак не беременела.
     - Владыко, царевич действительно хочет уехать, - обьяснял Мишка, - но только после того, как всё прояснится. Важно то , кто будет регентом, в случае безвременной кончины государя. Иоанн Алексеевич не хотел бы создать повод для разлада в княжестве. Черни для бунта нужны поводы, а не причины.
     - А ты, Михайла, мог бы убедить его принять разумное решение и не противиться воле Божьей?
     Под "божьей волей" подразумевалось регенство Натальи Кирилловны, руководимой самим патриархом. Тем более, что следующим наследником после неженатого Ивана шёл Пётр, а в дальних далях всякое может случиться. Хорошо бы соломки подстелить и в то же время смуту в народе не вызвать.
     - Я постараюсь, владыко, по мере сил своих, но его пожелания всё равно следует учесть. Как и волю самого государя, коли тот её обьявит.
     Лёд был уж очень тонкий и приходилось следить за каждым словом, чтобы не спровоцировать православного лидера, а, через него, и гнев государыни-матушки. Два её брата уже вернулись из опалы, бродили по Кремлю и, говорят, усиленно приглядывались к царскому венцу и царской казне. Что возьмёшь с любопыткиных, чай, комплекс зданий - исторический и полон всяких диковин! Да и сама Наталья Кирилловна косо поглядывала на путающихся под ногами Милославских и Языкова с Лихачёвыми. Остальную шелупонь она даже не замечала, не до того было.
     Аудиенция закончилась взаимопониманием - эзопов язык сделал своё дело: каждый посчитал, что другой с ним полностью согласен.


  • 0

#44 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 01:44

         Софья с Голицыным приблизили к себе некоего Фёдора Шакловитого, толкового разрядного дьяка, пристроившегося в комиссии по родословности. Сей хитрец уже продумывал, как нажить побольше денег, внося небольшие изменения в родословные книги в пользу тех или иных людей. Василь Васильич, имевший свои глаза и уши почти повсюду, быстренько перепрофилировал мздофила, пригрозив жуткими жутями. А царевна озаботила делавара сбором информации о нуждах стрельцов и контактами с ними. Шанс воспользоваться проблемами в армии для усиления собственного положения даётся редко и грех им не воспользоваться. Что делать, если сразу несколько точек бифуркации сошлись в эдакий "парад планет"!
     Ещё один стрелецкий благодетель-пониматель, Иван Хованский, рвался к руководству Стрелецким Приказом. Великие сложности рокового года могли привести к любому исходу, включая смену династии. Понятно, что победителем в таком случае, скорее всего стал бы военный руководитель страны. Кто будет противостоять двадцати тысячам московских стрельцов, если боярское ополчение разрознено из-за политических амбиций? Попробуй запрети людям выбрать стрелецкого царя из родовитых, да и патриарх живой человек, а не героический герой, который "одним махом - семерых побивахом". Помажет где надо и кого надо под страхом смерти - никуда не денется.
     Даже сам патриарх, в случае Смуты, имел шансы на самопровозглашение, как другой лидер Русской Православной добился этого на заре века.
    
     Мишка, уставший от запутанности ситуации и изобилия претендентов на престол, полностью погрузился в персональные заботы. "СМУ" Вазгена закончило со стеной и приступило к окирпичиванию Гостиничного Комплекса и личного особняка Вяземского. Не хватало, чтобы в случае пожара, сгорели все наличные гости и сам владелец городка. И кому прикажете наследство наследовать?
     Во всеобщей суете, лишь Хугу Иванович действовал по расписанию, за что был любим всеми подряд. Он спокойно экспериментировал, расписывал поля под культуры, командовал плугами и выделял семена. Алафала, не к ночи будет произнесено, планировалась почти по всем лугам под засев. Кормовая акселератка прекрасно улучшала почву и подлежала выкосу дважды в год. Свекла тоже рвалась в бой, так ей понравилось сахаром делиться или борщ красить. Болото, освободившее то, что забрало в последние годы, постепенно скукоживалось, а итоговый участок засыпанной Малявки доживал последние месяцы.
     Соседи восстановили поставки брёвен в обмен на пиломатериалы и терпеливо стояли в очереди на семена португальских сьедобностей, устаканившихся в русском климате.
     Все готовились к "последнему и решительному", когда приехал посланец шведского короля. Пришлось подписывать присланные договора на Хельсингфорс, выделять деньги и отправлять Дмитрия свет-Лукьянова в иноземный вояж. В первые дни апреля, наконец-то наконец, дождались мастера из Бижапура вместе с образцами брони "эрге" и мечей Небесной Стали. Ветераны с удовольствием щупали тёмно-синие, до черноты, панцири и пробовали клинки такого же цвета. Легенды оказались правдой: пластинчуги невозможно было пробить или прострелить, а мечи разрубали всё, даже камень и кованую сталь. Металл, к тому же, вообще не подвергался коррозии!
     Михайла, в приватной беседе, расспросил оружейника Мади - всё оказалось так, как он и предполагал. Около двухсот лет назад, в горах Бижапура упал "небесный камень" - то ли огромный метеорит, то ли совсем невероятное. Окружающие поселения были уничтожены, место падения обьявлено проклятым и не посещалось в течении трёх десятков лет. Люди и животные, иногда забредавшие туда, быстро погибали. Но время всё лечит и однажды три семейства рудознатцев и кузнецов поселились там, со временем выкопали шахты к "камню" и начали работать с небесным металлом. Изделия получались высококачественными и дорогими, а покупатели на них нечасто обьявлялись. Местный раджа опекал мастеров в обмен на доспехи для своей гвардии. К сожалению, небесный металл уже заканчивался и семейство Мади всерьёз подумывало о переезде к другим рудным местам. Вот только всё и везде оказалось занятым другими, поэтому предложение Саргиса и вызвало интерес.
     Вяземский предложил сотрудничество: производство "эрге" и мечей из бижапурского металла, сколько получится, а также долю в курских рудных залежах. В принципе, уже сейчас можно было поселить часть рода возле Красного болота, чтобы они построили свой завод и мастерские - места там вполне хватало. Образцы руды и выплавленного металла вполне понравились индусу и он отправил одного из своих помощников в Бижапур, к главе семейства - довести предложение "руси магараджа". Ещё двое помощников отбыли в курские земли, чтобы ознакомиться с рудниками на месте.
    
     Иоанн вёл переговоры с Исмет-пашой о поставках обезвоженного мяса, специальных сухарей и пастилы. Качество сей продукции было уже доведено до очень высокого уровня, силами не только "солнышковых" мастеров, но и рацпредложениями и усовершенствованиями алхимгруппы Августа Вебера. Знатный осман лично продегустировал все разновидности съедобностей ртами своих слуг и желудками доверенных беков. Военные походы - развлечение непредсказуемое и толковый сухпай никогда лишним не бывает. В конце концов, то, что не съедено, всегда можно выбросить после завоевания Вены. Или сохранить для рывка на Париж! Общая стоимость контракта достигла ста тысяч луидоров - согласованной обеими сторонами валюты. Впрочем, Ивана-царевича устроили бы любые золотые тугрики весом в пол-унции каждый. Его, в данный момент, больше занимала очистка и выправление третьего посадского ручья, а также монтаж кирпичнозаводского оборудования.
     К середине апреля, он, навестив больного брата Фёдора, отбыл в Беспутин к Вяземскому. Следовало согласовать действия по подготовке к переезду в Архангельск - чай не на пикник собираются.
    
     Лев Нарышкин, посетив сестру, поразился переменам и решил быть подальше от родни. Гордая, весёлая, разумная женщина постепенно превращалась во владычицу - самодовольную и властную. Нарышкины разных форм и размеров шатались по Кремлю, вместе с примкнувшими к ним Лихачёвыми и Языковым, лапая всё, что попадалось на глаза. Кирилл Полуэктович, конечно, пытался их усовестить и слегонца окоротить, но каждый раз проигрывал словесные споры, обижался и уезжал в московский особняк. Артамона Матвеева неоднократно видели в деревнях рядом с Москвой, хотя в сам город он не вьезжал, соблюдая опалу.
     Иван Милославский, попытавшись нажаловаться умирающему царю, вынужден был выслушать просьбу Фёдора Алексеевича и даже дать слово "не создавать смуту между боярами" для блага государственного. После чего плюнул на всё и вышел на длительный бюллетень!
     Софья, постоянно шпынявшая Голицына, мучалась от статуса "всего лишь царевны" и шипела из своего угла:
     - Ну ничего, придёт ещё моё время!
     Другие Милославские, оставшись временно без лидера, потихоньку искали к кому бы примазаться, а разнородные бояре-думцы уже окучивали потенциальных победителей и даже патриарха. Впервые в своей истории, Патриархия день за днём получала бесчисленные дары, причём, даже от мусульман - татарских и башкирских князей. Отдельные личности богатели на глазах в то время, когда казна пустела. Слишком много жадных ручонок залезало в финансовые ручейки, пользуясь ослаблением центра и, как следствие, контроля.
     Желание Иоанна уехать на годы из первопрестольной, а также златоглавой - почему-то подменялось понятием "отречение от престола". По крайней мере, многочисленные священники намекали на это при каждом удобном случае. Десятилетний Пётр, как-то незаметно стал восприниматься возможным царём, в отсутствии Ивана, а Наталья Кирилловна - регентшей. Царица Апраксина-то так и не понесла, несмотря на всю свою молодость и набожность. Иоаким нисколько не сомневался в своём праве царствовать через мальчонку и его матушку и дожидался лишь смерти угасавшего государя. Последние полтора месяца напрочь изменили всю политическую расстановку в Кремле!
    
     Португальский обоз с оплатой за Тобаго, охраной и представителем, полным дополнительных предложений, выглядел добрым предзнаменованием. Теперь-то уж наша, то бишь Вяземская, взяла верх и всякие горизонты распахнулись так, что другие гоизонты приоткрылись. Деньжищ валом, подарки наобещаны в виде кредитов, Португалия - друг Московии и ко-родина слонов! Эх, распахнись душа нарастопырку, нехай всем будет хорошо, кто палки в колёса не вставляет. Процесс согласований, даже в отсутствие душ Сантуша, проходил активно и улыбчиво - приятно сотрудничать с понимающими партнёрами. Михайла с удовольствием подмахнул договор, согласно которого он будет получать одну мальцевую монету с каждых двухсот, выпускаемых португальцами. И даже предложил не возить эти халявные неожиданные кругляши, а складывать где-нибудь в Лиссабоне. Лишний "чулок с деньгами" не помешает! Особенно на зарубежном счету.
     Все лесопильно-кирпичные производства уже действовали в полный рост, посевная закончилась, дружинники отдыхали, тренируясь и ожидая очередной сезон войны с татями. Впрочем, остатние разбойники разбежались и искать их следовало вдалеке от Москвы. Походы намечались дюже долгие, да на длинные дистанции. Транспортный парк состоял из сотни супер-повозок, оснащённых демпферами и рессорами. Конечно, цены на сырое железо поднялись от Смоленска до Нижнего Новгорода, зато стальная оснастка обеспечивала превосходство во всём: от плугов до вооружений. Михайла решил пока не везти казённую долю прибывшего золота, ожидая реакции двора на смерть государя.
     Мальцев не помнил, когда именно умер царь Фёдор, потому что о таком и не слышал в своё время, но знал, что стрелецкий бунт начался через два-три месяца после провозглашения Петра царём. Поэтому и не дёргался с попытками повлиять на Кремль, вроде, изменившегося Ивана, должны помазать на царство само собой. Царевича он удерживал, чтобы того не грохнули усилившиеся Нарышкины. Кстати, Лев Нарышкин уехал с посада в Беспутин, желая быть рядом с Иоанном, а не участвуя в начавшейся вакханалии вокруг престола. Обе свои дружинные сотни он перевёл частью в Беспутин, частью на "солнечный посад" погостить. Фёдор Юрьевич Ромодановский, в отличие от своего дяди Григория Григорьевича, тоже не лез в придворные распри и делёж неубитого медведя. Ему нравился хозяйственный подход Вяземского, борьба с татями, которую начал молодой князь, разумная торговля с иноземцами, своевременные и честные платежи в казну. Уважение к Михайле перерастало в дружбу, а необычные знания парня вызывали желание ими пользоваться.
     Борис Голицын также не стремился отрываться от беспутинского синдиката - уж слишком хорошие доходы приносило членство в нём. А уж связи с монархами западного края европейской географии грели душу и щекотали под ложечкой. Да и общество было солидным, даже Мышецкий имел древнюю родословную, как и молодой Юрка Долгоруков. Один Лев Кириллович выпадал из клана из-за худосочности рода, но уже давно доказал что "тоже свой, буржуинский".
    
     В конце апреля, рьяный кремлёвский гонец, который аж четыре дня полз в Беспутин, передал грустную весть о смерти государя Феодора Третьего. Заодно, важно поделился тем, что с подачи патриарха царём провозглашён... Пётр Алексеевич, а его матушка обьявлена регентом. Иоаким обьяснил боярам Думы, что "царевич Иоанн, в связи с отбытием в северные земли, возжелал вскорости отречься от трона".
     Ложь, похожая на правду, была проглочена без сомнений и колзабавний!


  • 0

#45 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 22:02

    Сия новость, конечно же, особой радости не принесла, тем более, что за два дня до этого прибыл посыльный от Василия Голицына с тем же сообщением. Он уложился в сутки, загнав несколько лошадей и потеряв по дороге партнёра, случайно сломавшего ногу. Так что, официального порученца накормили, напоили, дали отдохнуть, всучили письмо к патриарху и отправили восвояси.
     - Может мне действительно отречься? - спросил Иоанн, оглядывая своих друзей по несчастью, - Тогда и повода для народной смуты не будет, а значит и кровь не прольётся.
     - Стрельцов от бунта не удержишь этим, - возразил Борис Голицын, - казна им должна более двухсот тысяч ефимков, да полковники с сотниками жизни не дают. А правды они в Кремле никак не найдут.
     - Мы сейчас ничего сделать не можем, - вмешался Михайла, - раз уж так всё идёт, то надо дать чирью вызреть и лопнуть. Нехай и Москва, и Кремль на себе почувствуют - каково своей корыстью заниматься, когда армию в чёрном теле держат. Иначе, в чём-нибудь другом лопнет и крови будет ещё больше.
     Подсылы сообщали, что московиты не особо возмущены неправильно избранным царём, но, как обычно, надеются на то, что всё само собой утрясётся. Обыватель всегда живёт надеждой, что лично его любые беды стороной обойдут. Главное, тихохонько отсидеться, пока другие геройствуют! Стрельцы возмущались поактивнее - с оружием в руках как-то легче права качать. Ещё и Софья, через верных людей, масла подливала, требуя справедливости. Её вариант был, по крайней мере, понятнее - поставить царём Иоанна, а её назначить регентом. Вот только отменить Петра уже было невозможно. Разве, что создать двоецарствие, но как это народу обьяснишь?
     Иван Милославский, переживший сердечный приступ (накаркал со своими "недомоганиями"), никак не мог собрать родню в единый кулак. Наталья Кирилловна зорко следила за оппозиционерами, а патриарх проводил через церкви мощную пиар-компанию. Лишь Хованский, оглядевшись по сторонам и поняв, что появился шанс воспользоваться моментом, с головой окунулся в подготовку заговора, используя Алексея Юдина. Среди полков тоже были разногласия. Стремянной полк, как и положено, нёс дежурства в Кремле, потому что никаких проблем с недоплатами вообще не имел. Ещё десяток полков предпочли остаться в стороне, чтобы загрести жар чужими руками, коли всё сладится. Тринадцать полков выделили челобитчиков, чтобы испросить правды у новой власти. Всё, чего они добились, прошло по стандарту класса "...ждите ответа...ждите ответа...ждите ответа..." и лишь полковник Грибоедов был снят с должности и лишён всего, включая вотчины.
     Иван же свет-Кириллович, в быту Нарышкин, очень сильно изнервничался:
     - Да как же эти людишки не понимают, что есть более важные дела на которые следует деньги тратить. Тем паче, что и денег таких в казне нету.
     Ох, как царицын брат переживал, пытаясь сродниться с государевым карманом! Было бы сил поболе, да должность повыше, уж он бы показал всем, как грамотно распоряжаться казёнными финансами и иным добром. А стрельцы пусть со своих подсобных лавок, мастерских, да бань денюжки наживают. На то и привилеи даны, и скидки налоговые. Чай, не крепостные людишки, да не чёрная сотня, а люди государевы!
     Вот только людей государевых откоряки не устроили и они требовали отзыва ещё шестнадцати полковников. Дабы не раздражать воинов, власть Нарышкиных выбрала путь обещаний и мелких уступок. Всех полковников припрятали в Рейтарский Приказ и якобы спросили с них по полной. По крайней мере, рвачи вынуждены были начать выплату того, что уходило в их карманы, минуя стрелецкие кошели.
   
     Вскоре вернулся Дмитрий из своего заморского вояжа. Хельсингфорс стал советским, хоть и на пятьдесят лет всего лишь, а лапландские рудники можно зачинать в любое время. Сразу возникла проблема - как отправлять отобранных рудокопов-новичков, когда такая заваруха намечается? Михайле ничего не оставалось, как ждать у моря погоды, регулярно дёргаясь по поводу возможных обозов из Португалии и от Саркиса. Плохо то, что никак не удавалось наладить контакты с вельможами, чтобы быстро собрать боярское ополчение в случае народно-стрелецких волнений. Это ополчение вообще создавало головную боль, даже при подготовке к походам. Многие дворяне тупо не имели денег на вооружение, пропитание и транспорт для своих "воинов". Из-за религиозной распри много крепостных бежало, а из калек, дохляков и бестолочей солдаты никак не получаются. Те же, кто были побогаче, оружными холопьями делиться не хотели, желая иметь свои службы безопасности на случай погромов и волнений.
   
     Боярин Матвеев перебрался в Кремль, где надеялся на спокойное правление страной, с помощью Натальи Кирилловны и патриарха. Но даже здесь возникали разногласия.
     - Поспешил ты, владыко, обьявить об отречении Иоанна, - укорил он Иоакима, - невместно такое без согласия самого царевича, людишки могут недовольствовать.
     - Так выхода ж не было, Артамон Сергеевич, ни бояре, ни Земский Собор не приняли бы Петра Алексеевича царём, - оправдывался патриарх.
     - А как теперь быть, коли Иоанн Алексеевич добром не отречётся?
     - Может надо забрать Ивана из Беспутина, да силой уговорить? - подсказала государыня-матушка.
     Лишний конкурент дражайшему сыночку её совсем не устраивал.
     - Силой не получится, у Вяземского не менее трёхсот-четырехсот дружинников под рукой, - пояснил Матвеев, - а стрельцов не пошлёшь туда. У них свои помыслы на уме. Ждать придётся, когда челобитчики поутихнут да всё на места встанет.
     Наивные лидеры искренне считали, что с воцарением Петра всё само собой устаканится и закончится. Да и сделав, вроде бы, шаг навстречу и арестовав старший командный состав, казалось, что зарождающийся бунт обезглавлен. Однако, хаос лишь начинался. Хованский уже приглядывался к царевне Екатерине Алексеевне, двадцати трёх лет отроду. Лихая мечта перехватить династию требовала уничтожения царского семейства, что вполне возможно при стрелецком мятеже. Подумаешь, в горячке вырезали Петра и Иоанна, всякое бывает при бунтах. Потом можно найти виновников и казнить их прилюдно, а женившись на царевне и самому стать "нумеро уно". По крайней мере, списки ненужных вельмож и родовитых бояр готовились, дойдя до четырёх десятков кандидатов на умерщвление. Осталось сообщить, что "над всей Испанией чистое небо".
   
     Одиннадцатого мая, на заседании Думы, боярин Матвеев ляпнул при всех, мол, "если стрельцам хоть немного попустить узду, то они дойдут до крайнего бесчинства". Ему осточертели вопросы думцев о том, где брать деньги, чтобы погасить задолженность в четверть миллиона ефимков. Сколько можно спрашивать об одном и том же? Старый пень до сих пор считал себя первым после бога в глазах стрельцов, живя воспоминаниями прошлого. Козе понятно, что его слова мигом домчались до служивых и некоторые, особо недовольные, вышли из Земляного города в Москву и стали "собирать недоимки" с жителей, раз власти не хотят ничего делать. Движение за справедливость было приостановлено старшинами и отложено ненадолго, дабы горожан против себя не настраивать.
     "Тараруй" Хованский никак не мог решиться на цареубийство, поэтому ждал естественного хода событий. Тем более, что Иоанн так и не появился в Кремле, а в Беспутине у князя своих людишек не было и быть не могло. Пришлось запускать слухи о том, что "Нарышкины царевича Иоанна загубили, а Мишка Вяземский им в том пособник", чтобы подхлестнуть действо. Заодно, сразу появлялся повод для карательного похода на Беспутин. Двумя неделями раньше, он отправил два полуэскадрона своих дружинников в сторону Смоленска, надеясь перехватить возможный обоз португальцев. Немного не ладилось с десятью полками, которые упорно держали нейтралитет. Ходили слухи, что их старшины посетили царевича и получили обещание о погашении задолженности в ближайшем будущем из средств Вяземского.
     Софья с Голицыным уже и не знали, чего ожидать от джинна, выпускаемого из бутылки, так как молва приносила разное, меняющееся чуть ли не ежечасно. Утром, пятнадцатого мая, разошёлся заветный слух о том, что Иван и Афанасий Нарышкины лично задушили Иоанна, приехавшего в Кремль на отречение. Тринадцать полков, чуть ли не в полном составе, рванулись действовать: кто к Кремлю, а кто по городу. Судья Стрелецкого Приказа Юрий Долгорукий-старший сидел дома из-за болезни и дряхлости - командовать стрельцами было просто некому.
     Кремль атаковали через Спасские ворота, символично пытаясь "спасти Отечество", всю территорию заполонили быстро, притащив даже пушки. Всех, кто пытался хоть как-то остановить волну, уничтожали не церемонясь. Полупьяные стрельцы не задумывались о последствиях, понимая, что перешагнули грань и желая лишь справедливости, хотя и не до конца представляя, в чём она заключается. Итоговой ареной стала площадь перед царскими палатами, где уже волновалось стрелецкое море. Растерянная Наталья Кирилловна не могла поверить своим глазам - всё происходило не так, как ей обещали Матвеев и Иоаким. Не было бесконечного бития челом, никто не умолял и ничего больше не выпрашивал. Озверелая толпа начала требовать!
     Государыня-матушка вывела Петра на Красное крыльцо, чтобы обьясниться и жалела о том, что нет Иоанна, наличие которого развеяло бы нелепые слухи. Вышедший на самый край Артамон Матвеев обратился к стрельцам, поясняя, что царевич находится в Беспутине и никто его не убивал. Он предложил найти выборных, знавших Иоанна в лицо и отправить их к Вяземскому. Патриарх предложил тоже самое и лишь Михаил Долгорукий, зачем-то, начал кричать на стрельцов и поносить их всячески.
     Воистину, сколько историю не перекраивай, но наглые, заносчивые рожи всегда будут одинаковы!


  • 0

#46 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 22:11

     Успокоившаяся было толпа, взревела и последняя возможность договориться миром, испарилась. Долгорукого просто изрубили в куски, заодно забили Матвеева. Наталья Кирилловна тащила Петра за руку, пока не добралась в Столовую палату. Бежать было некуда - стрельцы ворвались в Кремль, смяв остатки "стремянных", и рыскали повсюду. Афанасий Нарышкин попытался спрятаться в церкви, где его и зарубили. Ивана Нарышкина найти пока не могли, зато прикончили Григория Ромодановского. На Москве разорили многих бояр, убив даже старика Юрия Долгорукого и, между делом, хитрющего Языкова, который с такой лёгкостью перебегал от царя к царю и от клана к клану.
     Патриарх, которого не трогали, но пихали - прошёл в Соборную церковь. Слишком много дум его одолело, да и ошибки следовало признать перед лицом бога. Поспешный выбор царя не принёс спокойствия Московии, а лишь дал дополнительный повод к кровавому буйству.
     Остатки казны разграбили, как и многое в Кремле и в Приказах - какая же война без трофеев?
     На следующий день вакханалия продолжилась. Государыне пришлось выдать своего брата Ивана, чтобы спасти себя и сына, а также позволить надругаться над отцом. Ивана Нарышкина прилюдно казнили, а Кирилла Полуэктовича постригли в монахи. Юдин организовал пару полков и отправился с ними в Беспутин, чтобы покарать Вяземского. Желающих нашлось бы гораздо больше, но Хованский совсем не хотел делиться со многими возможной богатой добычей. Слободы иноземцев подверглись набегам, как будто те виноваты в исконно русских проблемах. Патриарх отправил гонцов-иноков к Иоанну, дабы убедить того вернуться в Москву и сделать хоть что-нибудь, пообещав помазание на царство. Оклемавшийся Иван Милославский разослал посыльных к боярам, призывая собрать ополчение, но даже сам понимал бесцельность этого. Во-первых, многие разбежались из Москвы по своим деревенькам, во-вторых, не было единого места для сбора. Не будешь же формировать подразделения на Красной площади в присутствии стрельцов?
     Сдвоенный полк слегка разделился - конные умчались вперёд, желая побыстрее обогатиться...
   
     Пётр с сестрой Наташкой прятались у царевен и обговорили всё, что под руку попалось.
     - Петя, ты зря не веришь, что Михайла Вяземский придёт нас выручать, - сердилась влюблённая девчушка, - он такой сильный, красивый и умный. Настоящий русский витязь!
     - Эх, Наташка, ничего не понимаешь, как все бабы. Тута войско нужно, а не красота, откуда у Мишки полки?
     - А может он в лесу их прячет и никому не показывает?
     Маленькая выдумщица хотела верить в свои мечты и не было силы, способной ей помешать. Вот, вынь да положь Вяземского во главе армии, да ещё и на белом коне!
     - Петя, ты же царь, разреши мне, когда вырасту, выйти замуж за Михайлу. И ему почётно и мне счастье.
     - Дурёха ты маленькая, - приобнял сестру государь-малолетка, - тут бы живыми остаться, а ты женихаться собралась.
     Мелкий Романов слишком рано осознал насколько нужна своя военная сила: верная и преданная. Царская армия способна на мятеж, как это было в Риме и Византии, а свои личные солдаты-дружинники никогда не подведут. По крайней мере, ему хотелось в это верить. Вот только где людей, вооруженья и деньги на них брать, коли мал ещё? Небось, маменька и не позволит такое!
   
     Семнадцатого мая, князь Хованский, предложил себя в судьи Стрелецкого Приказа и поклялся (на Евангелии) утихомирить стрельцов. Патриарх и недобитые думцы готовы были верить во что угодно и утвердили его кандидатуру. Стрельцы, считая что ухватили бога за бороду, поддержали нового главу приказа. В городе начался наводиться порядок, грабежи и погромы прекратились, а всех, кто продолжал воровство, хватали и казнили, порой прямо на месте. Часть награбленного, хотя и небольшая, была возвращена хозяевам.
     К Софье Алексеевне обратились очередные челобитчики с просьбой погасить задолженность в двести сорок тысяч ефимков. Царевна самолично обьявила сбор средств по всей Руси и даже вынесла свою золотую и серебрянную посуду для благого дела. Никто не обращался к Наталье Кирилловне, скорбящей о вырезанной, по её неразумности, родне. Государыня-матушка радела ныне лишь о своих детях, опасаясь их потерять. Мощный стресс отбил всё желание властвовать. До поры до времени!
     Патриарх, на всякий случай, готовил всё необходимое для помазания Иоанна, ибо другого выхода уже не видел. Амбиции и самоуверенность покинули старца, не выдержав столкновения с реалиями. Лёгкое, на первый взгляд, правление просто-напросто не состоялось, будучи убито в зародыше. Кровавая волна вымыла мечты и надежды у всех царедворцев, кто остался в живых и, заодно, нивелировала разнообразие личных интересов. Лейтмотивом второй половины мая звучало: "Остаться бы живу вообще!"
   
     Конные, во главе со ставленником Хованского, на день обогнали пеших стрельцов и стали лагерем у брошенного таможенного пункта. Одну небольшую группу отправили поразведать, что, да как, во владениях Вяземского, остальные решили передохнуть и выпить за успех дела. Разведчики помчались кривой лесной дорогой, наблюдая отсутствие людей до самого Беспутина. Въезд на большую поляну перед крепостью был неширок, шагов пятьдесят в ширину, сама "база" выглядела грозно и молчаливо, находясь вдали, примерно в полуверсте. Окружающая её стена возвышалась на три уровня, но никого на ней не наблюдалось, да и ворота были закрыты. Далее, по лесной дороге, добрались ещё до одной стены, похожей на укреплённый палисад необычного строения. Прямо там, где лес кончался, путь был перегорожен стволами деревьев, уложенными поперёк, между врытыми высокими столбами. В нижней части виднелись порты для пушек, а поверху - подобие вырезов для стрелков. Вдали, за стеной, раскинулся Беспутин, но подобраться к нему можно лишь через густой лес и поля. С вооружёнными горожанами связываться не стали: во-первых, разведка, во-вторых, позади осталась крепость с гарнизоном и можно было попасть в клещи. Пришлось возвертаться, многое узнав и ничего толком не выяснив.
     - Всё золото и серебро наверняка спрятаны в крепости, - подытожил разведданные Юдин, - там же и царевич Иоанн со товарищи. А городское добро людишки видимо в леса вывезли и по схронам попрятали. Так что в Беспутин пойдём лишь, когда с крепостью разберёмся, чтобы позади себя врагов не оставлять.
     Действительно, совершенно дурацкое расположение двух укреплений, могло помешать нормальной боевой операции. Горожане, конечно, не воины, но кто их знает, чего вытворить могут? В любом случае, в ближайшие два дня всё решится...
   
     Кремль, стрельцы и Москва притихли на несколько дней в ожидании новостей из Беспутина. То ли царевич Иоанн приедет и предьявит права на престол, то ли отречётся, то ли и взаправду погиб, то ли Вяземский боярское ополчение тишком собирает, то ли убегли все, подале, в тот же Архангельск... Ни мобильников, ни инета, одни голуби почтовые и тех забыли взять с собой. Как всегда, нашлись завистники, уже представившие, как разбогатеют те, кто в поход ушёл. Хованский понимал, что двух полков вполне хватит и держал остальных стрельцов, опасаясь оголить город. Всё-таки следовало учесть наличие полков иноземного строя, которые ему не подчинялись и тех стрельцов, кто отсиделся в своих слободах. Под рукой оставалось одиннадцать полков, начинавших уставать от неопределённости...
   
     Подтянувшейся пехоте дали спокойно выспаться, отдохнуть и с раннего утра идти на крепость. Переговоры легче вести, когда пушки установишь и войска развернёшь, как-то увереннее получается разговор. Сотню стрельцов отрядили на всякий случай дополнительные лестницы делать, вдруг понадобится. Ранним утром, воинство двинулось к заветной поляне, чтобы расставить точки над "i" и перечеркнуть все "t". Желательно, подзаработав на этом!
     На крепостной стене, по прежнему, никого не наблюдалось, хотя нервное напряжение гарнизона ощущалось даже на расстоянии. Что-то невидимое постукивало, побулькивало и пощёлкивало, оставаясь невидимым, загадочно и подозрительно. Пока пушкари выкатывали своё хозяйство на позиции поближе к воротам, а стрельцы строились в "шеренги убеждения" - Юдин отправил делегацию из доверенных, уважаемых людей на переговоры. Потом, не выдержав, присоединился и сам.
     - Князь Михайла Вяземский, тебя укоряют в сокрытии царевича Иоанна, - раскричался наиболее громкий делегат, подъехав к воротам.
     - Чего надо, смутьяны, почто беспокоите зазря? - откликнулся вышедший наверх Михайла, - царевич отдыхать изволит.
     - Покажь его, хотим убедиться что он жив-здоров. Пусть сам скажет, что по доброй воле здесь прячется, когда его на Москве ждут.
     - Язык укороти, чучело! - резко ответил Вяземский, - Царевич тебе не кукла, чтобы туда-сюда таскаться. Ежели вы всерьёз хотите убедиться и с Иоанном Алексеевичем пообщаться, то сдайте оружие. Зайдёте внутрь и сами на поклон к царевичу пройдёте, а он за вами бегать не будет.
     Юдин понимал, что Михайла прав и отдал указание сложить оружие у привратницкой двери. Тем более, что полки, если что, были развёрнуты и готовы к штурму, а пушки заняли выгодные позиции в сотне саженей напротив ворот. Всё-таки двухтысячный корпус - серьёзная сила. Любой должен понимать бессмысленность сопротивления, а излишнее упорство лишь приведёт к вызову из Москвы подкреплений и тогда пощады никому не будет. Делегаты прошли цепочкой во внутренний двор, через него в штабное здание, а там их отвели в гостиную горницу, где находился Иоанн и его соратники.
     Вид царевича, живого и явно свободного, вызвал чувство неудовлетворённости у посетителей. Алексей Юдин понял, что претензий к Вяземскому, как и повода к грабежу просто нет и быть не может. Впрочем, Михайла тут же создал сии предпосылки своими словами и действиями.
     - На колени, твари, - жёстко сказал он, заломив руку Юдину, - кайтесь перед смертью за всё, что сотворили на Москве, выродки.
     Других стрельцов, точно так же опустили на пол перед Иоанном, а некоторые и сами опустились.
     - Мишка, тебе сиё даром не пройдёт, - шипел выкормыш Хованского, - снаружи два полка стоят и сигнала ждут. Коли мы не выйдем, они штурм начнут и вырежут вас поголовно!
     - Через четверть часа сами сигнал дадите, - нехорошо улыбнулся царевич, - прямо со стены. Никому не дозволено нарушать покой и творить дела поганые, кровью умоетесь за убийства и воровство! Ну, а ежели ваши стрельцы возьмут крепость - останетесь живы, мы вас убивать не станем.


  • 0

#47 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 22:26

   Глава одиннадцатая
   
     Мятежники заряжали пушки и мушкеты, на всякий случай, на виду у гарнизона, потихоньку занимающего свои позиции. Пришёл момент истины и ответ на извечный вопрос "кто кого?" уже приближался. С одной стороны, разудалые полупьяные ухари, уверенные в своём превосходстве, и потому толком не приготовившиеся к бою, с другой стороны, дружинники-татеборцы, ветераны бесконечных боёв с разбойниками, имевшие великолепную силовую и боевую подготовку, вооружёные превосходным оружием, те, кто со спокойной душой сжигал воровские деревеньки, убивая даже баб, стариков и детей. Дикость противостояла дикости, выявляя, кто более прав по жизни!
     Визитёров вывели на стену, показав наглядно, как выглядит "миссия дружбы и почтения" со стороны. Одно дело, быть среди друзей и чувствовать их поддержку в "деле справедливости" и другое, оказаться практически голыми, на другой стороне баррикад. Качать наивняки и изображать мягкость, белость и пушистость больше не было надобности, всё встало на свои места. Бунт, есть бунт, с какого бока его не разглядывай. Впрочем, ничего плохого посланцам не сделали, дали оценить ситуацию и... отправили восвояси к полкам. Иоанн ещё лелеял надежду, что мятежники откажутся, побеседовав со своими и уйдут обратно в Москву. Последние надежды, а с ними и отрочество царевича, ушли, как только раздался барабанный стрелецкий бой. Юдин начал сражение!
   
     Пушкари изготовились к стрельбе, а две пушки даже успели выстрелить, когда раздался залп дальнобойных снайперских пищалей. В одно мгновение артиллерия осталась без прислуги, ценных и редких специалистов. Ещё несколько снайперов накрыли группу старшин, пристроившихся позади шеренг, в безопасности. Раненый Юдин сразу отправил всё воинство на штурм, чтобы побыстрее взять стены, коли разрушать ворота боле некому. Он так и не знал сколько защитников в крепости, оценивая их в три-четыре сотни. Двух тысяч должно было хватить с лихвой для быстрой победы. Передовым линиям, бегущим с лестницами и пиками наперевес, оставалось лишь тридцать-сорок шагов до стены. В бойницах первого этажа показались стволы сотни пищалей ближнего боя, громыхнувших залпом. Дружинники, передали отработавшие стволы назад, а взамен получили другие, заряженные. После второго залпа, перед стенами никто больше не тусовался, а последующие шеренги наконец-то разглядели, куда они бегут. Впрочем им тоже не дали времени на раздумья - со второго этажа произвели сотенный залп из мушкетов, потом второй и третий, зачищая всё на расстоянии семидесяти-восьмидесяти ярдов. У Вяземского хватало не только стрелков, но и вторых номеров, подававших заранее заряженые мушкеты.
     Порох и пули никто не жалел, мёртвым они не нужны! Из бойниц третьего этажа началась почти бесшумная стрельба ещё одной сотни: лучников и арбалетчиков. Наконечники тоже не жалели, после победы их можно будет вырезать из трупов. На тех, кто застрял на отметке в сотню ярдов, провели полевые испытания ручных бомб, весом в три четверти фунта. У части из них погасли в полёте фитили, а остальные исправно взорвались, увеличивая количество раненых и убитых, и добавляя паники. На бомбы особого расчёта не делали, лишь хотели проверить их в бою. Ошалевшие стрельцы, потерявшие в первые же минуты треть своего войска, бросились назад, выкидывая всё, что сковывало движение. Однако, сюрпризы ещё не кончились, начала стрельбу артиллерия Михайлы. Гранаты, ударяясь о землю, взрывались на всех пристрелянных участках вплоть до лесной дороги, ведущей к тракту. Попытка пробежать через лес тоже не удалась - сотня Мышецкого, в камуфляже, встретила своих визави стандартным залпом, почти в упор, после чего переключилась на пики.
     Почти две сотни стрельцов, не разобравшись, свернули на запад к Беспутину, где их встретили дальнобойные картечные пушки и городская дружина. Все простые горожане прошли трёхмесячные сборы за два года и умели воевать. Михайла был сторонником обязательной военной подготовки для всех мужчин. И в двадцать первом веке, и в семнадцатом тоже! Надежда пересидеть за спинами других, нелепа по сути, и кончается с первыми залпами войны! Любая война выкашивает в первую очередь тех, кто к ней готов и находится на службе. Потом наступает очередь ополченцев: готовых или не готовых защищать своих. Очень быстро наступает, да ещё справок и обьяснений не принимает.
     Несколько сотен бунтовщиков бежали по дороге к тракту, чтобы побыстрее сделать ноги подальше от побоища. Но им тоже не повезло. Из достаточно густого леса, который никто так и не прореживал, фланговым залпом ударили пищали и мушкеты голицынских и нарышкинских дружинников. Попробуй разгляди на бегу бойцов в камуфляже, среди зарослей кустов и деревьев. Оставшихся добивала уже тяжёлая конная сотня, полностью бронированная и вооружённая по артикулу. Впереди мчались Вяземский и Иоанн, как полагалось по протоколу Ордена!
    
     Всех тяжелораненных добили, а из пленных и легкораненных создали похоронную команду, заставив вырыть несколько братских могил вдоль Тверского тракта. Развешивать бунтовщиков по деревьям было слишком муторным и затратным делом, как и лечить смутьянов. Тех из стрельцов, кто сумел вырваться из мясорубки, не стали преследовать. Пусть несут панику и ужас в Москву своими ногами, да врут безбожно по дороге. С той же целью отправили и временных могильщиков на следующий день. Никакие нанятые шептуны не нагородят больше, чем уцелевшие свидетели разгрома, которым жизненно важно придётся привирать.
     - Ну что же, други, первый шаг мы сделали успешно, - начал Михайла, - боевая операция проведена по плану.
     - Да уж, стрельцы бежали, как зайцы, - самодовольничал Голицын.
     - Не радуйся, Борис Алексеич, они просто не ждали, потому не приготовились, - засомневался Нарышкин, - в другой раз так легко не дадутся, небось.
     - Куды ж ещё боле готовиться, итак и пушки выкатили и шеренги построили...
     Командующий обьединёнными силами, учеб-полковник Кузьма, не согласился, помня тактику полков в свою бытность. Ромодановский, будучи ветераном кампаний, поддержал его. Ошибка стрельцов базировалась на отсутствие информации о противнике и его вооружении. Брать крепость, имевшую полторы тысячи гарнизона и несколько сотен стрелков в тылу, замаскированных в лесу, силами всего лишь двухтысячного отряда, просто абсурдно. Плюс, следует учитывать, ещё и три тысячи оружных беспутинцев, готовых в любой момент подсобить.
     Два года было посвящено подготовке, потрачено огромное количество денег, закупалось отличное, а порой и суперсовременное оружие. Да и поголовное персональное бронирование в век солдат, воюющих голышом, сказалось. С трупов и пленных противника сняли всего лишь полторы сотни кольчуг и кирас! Хорошо, хоть в обозе нашлось в достатке пороха и пуль. С чугунными пушками неясно было что делать, разве Петру подарить для баловства, а вот три медные пришлись очень даже ко двору, на переплавку. Металл дефицитный, нужный и полезный на дорогах и полях в эти времена не валялся бесхозно.
     В златоглавую отправили нарочных с новыми инструкциями для засланцев и поддержантов - инфоатаки следовало скорректировать. А заодно и выяснить, что там изменилось за последние дни.
   
     Москва постепенно приходила в себя, патрули и караулы отслеживали улицы и закоулки, народ успокаивался и словоблудил повсюду, даже в спичечных отделах элитных универмагов. И хотя не было ещё гигантских стеклянных витрин, супермаркетов, отделов и даже спичек, но процесс обсуждения всего подряд шёл по нарастающей.
     - Ох, повяжут Мишку Вяземского и в клетке привезут...
     - Фу ты, ну ты, да голову прям там срубят и на кол оденут...
     - Так царевич, небось, не позволит надругаться...
     - Умучали твово царевича Нарышкины, прости меня господи, люди правду говорят...
     - Да как же умучали, кады он ополчение собирает в лесах...
     - Алёшка Юдин тому ополчению разгон устроит и Беспутин разграбит...
     - Дык его же за царевичем послали, штоб на царство помазать...
     - Нет, говорят бутто сам Хованский царём будет, когда Пётр Ляксеич отречётся...
     Жидкие слухи превращались в твёрдые сплетни, те реструктурировались в стойкую молву, а молва определяла планы на будущее. Для всех разное - в зависимости от вводных.
   
     Двадцать третьего мая стрельцы подали ещё одну челобитную - в пользу царевны Софьи Алексеевны и с её подачи. Просьба-требование о предоставлении Иоанну Алексеевичу Романову царского венца для успешного двоецарствия. Мол, один царь будет в Кремле рулить, а другой в походы ходить. Опять же, оба царя будут разные заботы регулировать: кто внешнюю политику и торговлю, а кто внутренние дела и ремёсла. Ни и ежели один скончается, али будет убит на войне, то другой на царствии останется и народ не смутится. Боярская Дума, которая по определению должна сначала думать, от страха, не задумываясь, приняла сиё челобитье и обьявила указом. Осталось лишь найти самого царевича и помазать на царство.
     Однако, вместо Иоанна, начали прибывать недобитые под Беспутиным стрельцы, принесшие росказни о битве у лесной крепости. И воинов у Вяземского сто тыщ, и пушки стреляют аж за горизонт, и чудища лесные на его стороне, и сам Иван-царевич карает копьём народ русский. Жаль, что они не сообщили о том, что скоро в Москву придёт Кирдык Иванович и всем наступит полный и безоговорочный трындец. Отсюда и во веки веков!
     Новости переполошили Хованского и порадовали Софью. Всестрелецкий судья растерялся, узнав о разгроме юдинского отряда и пытался на ходу просчитать варианты. Посылать ещё два-три полка не имело смысла - явно, что у Иоанна и Михайлы гораздо больше войск под рукой, чем думалось и хотелось. И атаковать сильную крепость, в которой наверняка полно запасов, тоже не стоило. Отправить целый корпус из десяти полков - означало остаться ни с чем на Москве, да и уверенности не было в том, что большая часть стрельцов не разбежится во время похода. Одно дело грабить незащищённый Кремль и беззубых горожан и совсем другое погибать под стенами цитадели. Раз Иоанн жив, значит и Петра бессмысленно уничтожать. Осталось продолжить уже начатую игру в спасителя, приведшего бунтовщиков к порядку.
     Голицын поздравил Софью и даже назвал её великой княгиней, столь удачливой в делах государственных. Возвращение и воцарение Иоанна сразу обеспечивало царевну должностью регента, а самого Василия возводило в первые министры. Потухшая Наталья Кирилловна ещё не отошла от стресса и неспособна была руководить Московским княжеством, не говоря уж о других землях Руси. Иоаким засуетился, проявляя активность, уж так ему хотелось, чтобы именно его гонцы привели царевича обратно. Ну не будет же пятнадцатилетний вьюнош держать зло на патриарха? Стрельцы, не участвовавшие в походе, злорадствовали и радовались поражению выскочек. Закон суров, но он закон: "Коль сам не гам - другим тоже нефиг, на фиг!" Они готовились встречать победителей, чествовать их и изьявлять почтение и верноподданость, в расчёте на дополнительные ништяки в честь возможного празднества.
     Бояре, имевшие свои дружины, решили добраться в Беспутин, чтобы изобразить боярское ополчение и гордо вернуться в Москву. Правда белых коней на всех не хватало.


  • 0

#48 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 22:34

      Двадцать пятого мая, три сотни "солнышек", две сотни "тигров" и две сотни "драконов", все на конях, выехали с Солнечного посада и направились походной колонной в сторону Кремля. Стрельцы десяти оставшихся нейтральными полков, ещё с раннего утра, перекрыли все улицы на пути следования сводного отряда. Учеб-капитан Дмитрий Лукьянов, витязь Ордена Юрия Боголюбского, возглавлял подразделение. Стрельцы других полков, не зная и не понимая что происходит, тем не менее в бучу не лезли, боясь ошибиться ненароком. Шествие выглядело торжественным, потому что на дружинниках была явно парадная форма, хотя каждый татеборец имел и броню, и оружие. Подъехав к Спасским воротам, тоже символично распахнутым заранее подкупленными караульными, спешились и проследовали внутрь. Стремянной полк, возобновивший кремлёвскую службу в последние дни, поддержал и великую княгиню Софью Алексеевну и Ивана-царевича. Так что проблем с дублированием некоторых постов, как и со службой белых рынд не произошло.
     Думские бояре, увидев входящего в залу Дмитрия с рындами, сначала обеспокоились, но Лукьянов не даром бывал за границей и знакомился с положенными видами политеса. Который базируется, в первую очередь, на уважении к тем, кто пока не нужен и особо не мешает.
     - Позвольте, люди думные, произвести арест Ивана Андреевича, князя Хованского, поднявшего руку и пославшего войска для уничтожения сына царского, Иоанна Алексеевича, гостившего в городке Беспутине? После этого мы уйдём, чтобы не мешать вам в работе вашей.
     Думцам, врубившимся, что пострадает лишь один наглец, возомнивший себя самым главным в государстве, возразить было нечего. А их молчание означало официальное утверждение приговора Хованскому. Побледневший князь, стоявший возле Петра Алексеевича, лишь оглядывался по сторонам, поняв, что попал в ловушку. Верные стрелецкие массы были где-то там, на Москве в посадах, а здесь его никто не любил и не собирался заступаться. И обвинение звучало в соответствии с фактами, хотя и было не совсем таким, как казалось ранее. Действительно, посланный им Юдин напал на крепость, где находился царевич. Формально ни один юрист такое оспорить не сможет, даже из Гаагского суда!
     Рынды заломили руки мятежника и вывели из залы, а Дмитрий, ещё раз принеся извинения за беспокойство и слегка поклонившись, последовал за ними. Юный Пётр растерялся, но виду не подал, в конце концов, ужасы стрелецкого бунта зародили в нём ненависть ко всему стрелецкому, а судья Стрелецкого приказа ничем не лучше. Да и достоинство Дмитрия, а также его спокойствие, показывало, что татеборцы переломили стрельцов. То ли чудом, то ли с Божьей помощью! Надежда на порядок в стране обрадовала юного государя - ему так хотелось править в спокойствии, а не по принуждению.
   
     В четыре утра двадцать шестого мая, патрули стрельцов-нейтралов в синих и зелёных кафтанах, начали создавать оцепление от окраинных Тверских ворот до Красной площади. В шесть утра, полуторатысячный полк татеборцев Ордена вступил в Москву и направился к Кремлю. Отдельные, наиболее активные мятежники, узнав о происходящем, шустро покидали Земляной город и исчезали в неизвестном направлении. Глупо ожидать арестов и надеяться на милость победителей, которых сопровождал десятитысячный корпус тех, кто отказался бунтовать. Последняя возможность возобновить бунт растаяла вместе с ними! Отсутствие полноценной информации и здесь сыграло на руку Иоанну и его соратникам.
     По мере продвижения, сине-зелёные стрельцы пристраивались вослед дружинникам, а осмелевшие бояре со своими горстками формировали хвост колонны. Требовать положенные места в первых рядах они пока не рисковали и пользовались тем, что есть в наличие.
     Красная площадь принимала в себя прибывающие войска, кремлёвские ворота были распахнуты, а стрельцы Стремянного полка и бойцы сводной дружины стояли в торжественном карауле. Иоанн Алексеевич Романов прибыл за царским титулом!
   
     Дума и Собор, ничтоже сумнящеся, возвели царевича в государи, оценив по достоинству количество и качество армейского соединения. Тем более, что практически все уже устали от правления малолетнего Петра и его матушки, допустивших столько бедствий за короткий срок. Многие бояре вырезаны, казна разграблена подчистую, ценные вещи из Кремля вывезены неизвестно куда, народ боится просто жить и просто работать. Иоанн, не раздумывая, собрал ошмётки Думы и повелел приговорить некоторые насущные изменения. Регентом при несовершеннолетних царях поставили великую княгиню Софью Алексеевну, первым министром при ней - Василия Голицына. А чтобы регентша не зарвалась в излишних рвениях - князю дали право вета, предложенное Вяземским. Таким образом ограничивалась власть царевны, дабы правление стало более стабильным. По предложению Голицына ввели два статуса для государей. Иоанн Пятый стал Старшим Царём, как по возрасту, так и по авторитету, а Пётр Первый, соответственно, Младшим. Никаких возражений ни от кого не последовало. Сложно возражать, имея под окнами до зубов вооружённых интересантов и поддержантов.
     Государыне-матушке посоветовали год-другой отдохнуть от забот тяжких, в Преображенском дворце, вместе с детьми. Патриарха попросили побольше времени уделять делам духовным и проведению диспутов с лидерами староверов, освободив его для сей важной задачи от дел мирских. Типа участия в управлении государством! Трём думским дьякам было поручено подготовить списки бояр на довыборы в Думу. И позволили принимать, временно, дары денежные и имущественные, для пополнения казны, ежели таковые будут предложены кандидатами. Во главе Стрелецкого Приказа поставили Фёдора Юрьевича Ромодановского, как мужа достойного, опытного и надёжного. Разбойный Приказ возглавил князь Мышецкий, причём по тем же самым причинам. Приказ Большой Казны был поручен Борису Голицына, чтобы он вместе с братом занялся разумным наполнением царского кармана и навёл порядок в пошлинном и налоговом деле. А то дошло до маразма - какой-то подъячий подал предложение по созданию новой пошлины на бобрики! Причём новорусский товар, получивший массовое распространение в народе-изготовителе, согласно умнику-инноватору, предполагалось облагать сто двенадцатью рублями пошлин на каждые сто рублей продаж. Видимо у рационализатора с головой, арифметикой и здравым смыслом были огромные проблемы. Самому радетелю выдали сначала таблеток от жадности на ближайшей конюшне, а потом подумали-подумали и прилюдно отрубили загребущие руки.
   
     Три стрелецких полка, особо активных в конце мая, расформировали, чтобы на высвобождающиеся средства создать ещё один солдатский полк иноземного строя. Восьми, менее активным, но расторопным, сократили втрое казённую задолженность в обмен на помилование и прощение. Нельзя карать всех виновных, коли их чересчур много, иначе можно моментом без армии остаться, когда новой нет. Остальным десяти полкам, Вяземский выплатил пятьдесят тысяч (правда золотом вышло лишь пять тысяч мальцев, но стрельцов это устроило). Остальные пятьдесят тысяч пообещали добавить до конца года, по мере поступлений. Михайла, заодно, наконец-то привёз в казну восемь тысяч золотых, чтобы налог на душе не висел.
     В честь расправы над бунтом и дополнительного царя - обьявили трёхдневные празднества и опоили московитов вайзерским пивом, за счёт того же Вяземского. На третий день торжеств был казнён Хованский, лишившийся всего имущества и членства в Ордене. Он признал свою вину, повторил признание прилюдно и покаялся в грехах. Правда, до этого, Мышецкий убедил его покорности в обмен на то, что пытать не будут.
   
     - Ваня, ты настоящий государь! - восхищался Пётр, - Я, когда вырасту, тоже таким стану, вот увидишь.
     - Дай бог, брат, дай бог! Только помни, что царская мудрость через знания приходит.
     Десятилетний царь действительно обожал старшего брата и согласился "учиться надлежащим образом". Тем более, что Иоанн разрешил ему, через три года, "когда знаниями обрастёшь" - начать создание личной дружины и выделить под это дело регулярные казённые выплаты. А пока, советовал приглядывать людей верных и преданных, даже если они "просто людишки".
     - Главное, не спешить никуда и тогда многого добьёшься. А я тебе иногда помогать буду, коли заслужишь. Это меня Михайла научил тому, что даже монархи должны что-нибудь дать, коли хотят получить взамен. Иначе трудно управлять будет!
     Мир, восстановленный в царской семье, расстроил иноземных подсылов, а через них и закатал губу всяких Англий и прочих Польш. Слишком краткой получилась смута, никто ничего не успел хапнуть, пользуясь бардаком и раздраем. Московия осталась единой!...


  • 0

#49 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 22:45

    Неугомонная Москва рьяно обсасывала и обкумекивала свершившееся, догуливала остатки пива и торжества, а Кремль уже начал функционировать. Софья, неоднократно наглядевшись на войско младшего брата-кровинушки, решила не выделываться и права пока не качать. Будет день - будет пища! Тем более, что "её стрельцы" тихонько ныкались на посадах, чтобы о них не вспомнили ненароком, а других не было под рукой. Наталья Кирилловна отбыла и сына забрала "в столь опасное время". Мелкую Наташку тоже прихватили, несмотря на все девчачьи актёрствования, что, мол, никому в Кремле мешаться не будет, а тихо-тихо, как мышонок, сидеть в уголочках и "учиться дворцовой жизни". Не дали лапчонку любоваться Михайлой от всего девичьего сердечка и мечты мечтать рядом с вожделенным субьектом.
     Ивана Милославского поблагодарили от всего сердца и тоже сплавили в отпуск, показав, кто ныне в доме хозяин. Уцелевшему Лихачёву поручили заняться наведением порядка в книгопечатании и книгохранении, лишь бы жизни не учил новую администрацию. В общем: Дума думы думала, патриарх молился и диспутировал, остальные бездельники тоже деятельность изображали. В помощь Иоанну был создан Временный Совет из тех, на кого можно положиться и кому можно даже довериться. Фактически, та же беспутинская братия, плюс Софья Алексеевна с Василием Голицыным, минус молодой Долгоруков (рано ещё!).
     Десять стрелецких полков, поддержавших Иоанна Алексеевича, получили статус "истинно государевых", а с ним и полную комлектацию, наилучшие вооружения (по мере поступления) и постепенный перевод в солдатский статус, но с сохранением торговых и налоговых привилей. Полковниками к ним поставили тех бояр, которых они сами запросили на своих сходах. Восемь полков пока оставались в прежней ипостаси, но глаз с них не спускали, задумывая цивильно-карательные санкции, типа отправки куда-нибудь на границы. Три расформированных полка ждали у моря погоды, пока не прибыли представители французского купечества. Торговцы-инноваторы отсиживались в Можайске, пока бунт не кончился и лишь теперь рискнули явиться с предложением о совместном строительстве "дороги в Манчжу".
    
     Регентша, чуть ли не с первых слов взбрыкнула:
     - Вы что, ополоумели? Хотите нас ограбить и снасильничать?
     - Успокойся, сестра, надо обдумать всё здраво, а не кричать на торговых людей, - вмешался старший царь, - любой договор можно составить в пользу обеих сторон.
     Хорошо, что Вяземский настоял на заслушивании торговцев всем Советом, а не в частном порядке. Софья угомонилась, вспомнив, что регентствует лишь по желанию Иоанна и решила послушать "чего эти юнцы намудрят". У неё никак не укладывалась в голове фраза "о беспошлинном провозе товаров" из Манчжурии в Европу. Слишком сильно сидело в голове желание зарабатывать деньги прямым путём, без выкрутасов.
     В принципе, всё предложение сводилось к базовой схеме: французы за свой счёт строят дорогу через всю Сибирь и за это получают право возить маньчжурские товары без оплаты положенного мыта в течении пятидесяти лет. Русский купец переводил слова своего французского компаньона, а кремлёвский толмач оценивал правильность перевода. Ромодановский предложил обсудить проект самим, а купцы пусть пока отдыхают в ожидании.
     Прозаседавшиеся потратили два дня, зато составили проект договора, полностью удовлетворявший московскую сторону. Имидж новых государей и, соответственно, страны следовало выказать высоким, деловым и разумным. Глядишь, и другие страны захотят попроситься инвестировать в развитие транспортной инфраструктуры.
     Француз лишь отвешивал челюсть по каждому пункту, а русский вправлял её на место. К простенькому предложению были накрепко принайтованы такие сладкие ништяки, что обоим захотелось сразу умчаться во Францию и вытрясти с Луи Четырнадцатого скорейшее подписание, финансирование и положенные премиальные. Государь дозволял строить транссибирский тракт аж от самой Волги и до Пасифика океана! Кроме того, французской компании разрешалось не только бесплатно возить манчжурские товары в Европу, а европейские к чёрту на кулички, но и строить вдоль дороги постоялые дворы. Правда, совладельческие, чтобы у французского хозяина был русский партнёр.
     Французам дозволялось принять долевое участие в организации порта на океанском побережье для морской торговли и иметь там свой флот. А это выход к Индии через заднее крыльцо, что ни говори. Боле того, по мере продвижения в глубь Сибирии, позволено было искать силами французских компанейских горных инженеров любые месторождения. И за долю в добыче, при условии оснащения заводов импортным оборудованием на импортные денюжки, ничего не надо платить: ни налогов, ни пошлин. Знай себе, вывози кровосос, русское добро в свою Европу - не забывай лишь работников кормить, лечить и жалованьем обеспечивать. Ну, а за отдельный платёж, всегда можно согласовать и соучастие в использовании рек сибирских, которые тракт по-любому будет пересекать. Тогда и торговля с лесными самоедами добавится и опять же какие-нибудь руды-шмуды можно изыскать. Ну, а сам проект века, пусть длится аж целых 99 лет - всё равно всю Сибирь не под силу стырить.
     Игорь Мальцев вдумчиво и внятно обьяснил членам Совета, что если франки втюхаются в проект, то дадут московитам доступ к богатствам края и ещё заплатят за это. Правда, вся бодяга растянется на десятки лет. Так что, когда срок договора истечёт, Кремль останется с супердорогой, городами и городками, океанским портом, действующими рудниками и заводами. А под это дело можно и животноводство развить, как к югу от Урала, так и в самой Сибири. Причём за деньги французской короны! А учитывая то, что только два десятка партнёров во французской компании, можно быть спокойными по поводу любых других купцов. Тем придётся платить всё положенное мыто сполна. Да и соучастие французов обеспечивало резкое сокращение воровства - иноземцы не рискнут нарушать законы чужой страны.
     Сумма, затребованная кремлёвскими делаварами, впечатлила иноземцев, но особо не напрягла. Всего лишь тридцать мильёнов ливров и ещё пять за право пользования реками. Подумаешь, каких-то пятнадцать годовых бюджетов! Это для Москвы огромные деньги, а для богачей Франции - лишь вспомогательные средства. Это у русского полицейского двадцать первого века зарплата доходит до целых $12,000 в год, а тот же американский коп стартует с $42,000 годовых. Так что экономить чужие деньги неразумно и даже неприлично!
    
     Делегацию отправили, всучив исписанные бумаги, а по деньгам договорились по-братски. Пять миллионов получит Иоанн Алексеевич на личные нужды, один миллион будет отложен для Петруши, на будущее. Ещё четыре миллиона составят специальный кошель по сельскохозяйственной программе, разработкой каковой займётся лично Василий Голицын. Чтобы и кукуруза росла до самого полярного круга, и картошка была в каждом огороде и свинофермы стали нормой жизни. Попутно, надо бы организовать "мир, дружбу, жвачку" с татарами, ногайцами и прочими чебуреками в районе Мугоджар. Скота у них много, а джут постоянно сокращает поголовье. Значит, немедля придётся крепко призадуматься и обеспечить переезд одного из расформированных полков для создания зернового агрокомплекса, чтобы спасать бедных животинок от голодной смерти. Благо, с кукурузием и алфалфой уже разобрались и научились их толком выращивать, благодаря жертве схизматических притеснений. Йося Гонсалвеш уже и морозостойкие сорта начал выводить, с прицелом на выращивание укропа на макушках хвойных пород. Ну, а освинячивание Сибири, как и обжелудивание Расеи - само собой виделось разумеющимся. Тем более, что китайскую едьбу, ставшую русскими пельменями следовало распространять везде, где ни попадя.
     Вяземский, сразу после бунта, отправил роту дружинников во главе с Алексеем встречать обоз душ Сантуша. Где-то вдоль Смоленской дороги бродили стрельцы, посланные Хованским и их следовало приголубить по-братски. Попутно, воспользовавшись особым положением "друга государя", он воткнул в состав Думы своего троюродного среднего брата, чтобы насолить старшему, Андрею. Сёстры, которые уже были замужем, моментально стали матронами московского разлива, несмотря на неугасимые конопушки. Обеих младшеньких сразу же атаковали родовитые бояре, имевшие сыновей. Мелочь, а очень приятно!
     Царь-государь увлёкся правлением через Софью и начал комплектовать личный пакет земель, потребных для бизнеса. На севере, нашлась казённая дача с бухтой и рыбацкой деревней, невдалеке от вяземской, и прекрасные лесные угодья для пушного и дегтярного промысла. Даже Урал не был забыт - там на Миассе, опять же рядом с Михайлой, отыскались прекрасные горушки и долина с речкой. В общем, полный пердимонокль класса: "Что крестьяне - то и обезьяне!" Для расширения производства сухпая, Иоанн, отписал сам себе подмосковную деревню Алексеевку, где наказал строить фермы, разбивать луга с алфалфой, а также построить завод по иссушению и прессованию мяса. Даже научную лабораторию затеял, с импортными алхимиками, чтобы улучшали процесс обезвоживания и повышали качество оконечного продукта.
     Через Думу был проведён указ для всех жителей страны - есть клюкву обязательным порядком, дабы навсегда пресечь цингу. Совет посчитал, что лучше рассекретить тайну и сохранить людей, чем наживать деньги и терять население. Всё равно, массовое распространение картошки приведёт к излечению, так чего же не провернуть светлый пиар в свою пользу? Жизнь без бород обьявили модой и предупредили, что от этого будут зависеть выделение должностей и повышения по службе. Венгерские полукафтаны, столь любимые царём Фёдором, стали образцом для присутственных мест, а ферязи и шубы оказались неприемлемы в любое время, кроме зимнего. Насильно никого в коммунизм не загоняли, но народ призадумался - карьеру никто не отменял, а желание перебраться на более высокий насест никуда не пропало.


  • 0

#50 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 22:54

  
     Добровольцев-рудокопов наконец-то отправили в шведскую Лапландию, чтобы проверить в деле Мишкины задумки. Работа в четыре смены, в повязках-респираторах, усиленное питание, цельнокованные рабочие инструменты, жалованье, выходные дни, отпуска, бесплатное лечение. Понятно, что себестоимость руды получится высокой, но итоговое железо важнее, сколько можно болотную грязь месить и в крицы пережигать? Тот же подход уже использовался в курских рудниках и позволил создавать шахтёров-ветеранов, а не вереницу бесконечно сменяемых кабальников. Пусть будущие Демидовы своих работников голодом морят и на цепи сажают, чтобы заработать "демидовские миллионы". Да и выхлоп за смену намного увеличивается, что обеспечивает снижение возросшей себестоимости. Научная организация труда лишней не бывает!
     Вместе с Саргисом прибыло столь долгожданное золото, позволившее разгрузить часть накупленных и наваренных дегтярных запасов. Михайла, не задумываясь, отправил Иоанну положенную пятую часть, чтобы поддержать реформы. Сам государь тоже балду не гонял, а отгружал экспедиторам Исмет-паши солдатскую жрачку для начавшегося Великого Похода. Польский представитель Ватикана усиленно скрипел зубами - миссия разведения московитов на сотрудничество безбожно провалилась. Осталось явиться пред светлы очи Яна Собесского, чего совсем не хотелось, учитывая взрывной характер польского короля. И как-нибудь изысканно обмануть Кремль тоже не получалось - Мальцев чихать хотел на "братские отношения", зная чем в итоге всё кончится. Тем более, что Иоанн Пятый отправил письмо в Ватикан, посоветовав прислать постоянного папского легата из авторитетных сотрудников. Или не предлагать пустопорожнее фуфло, пользуясь левыми контактами. Московское княжество перестало преклоняться перед другими, используя лозунг: "Хочешь наше сырьё и материалы - становись на колени, в очередь!"...
     Иноземные купцы бродили повсюду и возмущались беспределом - русичи откуда-то узнали цены на свои товары и начали отщипывать долю в прибыли. Единственная угроза, которой опасались производители, состояла в сокращении иноземного оптового закупа - всё-таки своих, налаженных путей сбыта пока было маловато. Впрочем, всякую всячину класса бобриков, чесалок для спины и зубных щёток закупали по новым ценам, так как старых просто не существовало. Богатеи вечно нуждаются в козырных ништяках, чтобы повыпендриваться среди своих и, не дай бог, остаться без какого-нибудь из них! С повышением цен на обыденный дёготь и козырные меха вроде смирились - в любом случае прибыль ещё получалась высокой. А рост московских цен на железо и изделия из него озадачивал всех: и чужих, и своих. Лишь местечковые олигархи добычи радостно потирали руки - их персональные калиты, кошели и портмонеты приятно опухливались и грели душу. Впрочем, европейские челноки уже намылились увеличить поставки железа в Москву, пользуясь моментом. Мальцев лишь подхихикивал, объясняя Ивану, что это снизит цены на металл обратно.
    
     Долгожданный Карлуш ибн Сантуш въезжал в Беспутин с довольной улыбкой на роже. С одним полуэскадроном стрельцов Хованского он столкнулся, но португальско-испанская охрана просто снесла к едреней фене полсотни мятежников, потеряв лишь двоих. Денежно-вещевой обоз, ныне был наиболее толстым и упитанным: одних мальцев, золотых и серебряных, везли по семьдесят тысяч, да мушкеты, пики, пистоли, плюс кредитные пластинчуги. Причём довезли в целости, с гордостью за выполненное дело. Про съедобную часть обоза и говорить не стоило, даже свежие овощи и фрукты добрались в относительной сохранности. Всё-таки выращивание без химикатов имеет свои преимущества!
     Дополнительные договоренности с Португальской короной вполне устраивали Вяземского, не желавшего погрязнуть в излишних хлопотах. Фабрика по производству шампуня и мыла достигла намеченного максимума и действовала без организационной суматохи. Для эксклюзивного покупателя производилось пятьсот бочек шампу и две тысячи коробов мыла в год. Опытных работников и руководителей хватало, некоторых толковых доморощенных администраторов Михайла перевёл на другие производства. Поставки сырья обеспечивали фермы Ромодановского, Мышецкого, Нарышкина и Бори Голицына. Хороший, выгодный экспортный товар, неизбежно вызывает развитие вспомогательных предприятий субподрядчиков. Ну, а улучшать технологический процесс и создавать более качественное оборудование можно бесконечно. Так что Пахому оставалось лишь добить к осени годовую норму и подготовить своё хозяйство к перезду на север.
     Бочки со всеми типами смазки, заполонившие все свободные поляны и склады, начали постепенно освобождать захваченное пространство. Вяземский чего-то излишне перезатарился дёгтем, чтобы не оплошать перед партнёрами. Часть товара уехала вместе с персо-армянином, часть приготовили для Исмет-паши и турецкой агрессии против свободной Европы. Ну и родимого португальского регента побаловали, загрузив караван бесконечной длины. А чтобы душ Сантуш не скучал по дороге - ему подкинули более трёхсот московских безработных простолюдинов, которым предстояло учиться моряцкому делу на кораблях Абрантуша. Вяземский пожертвовал, кроме того, двумя полными взводами своих дружинников, из опытных, чтобы создать хотя бы десяток инструкторов по абордажному бою. К столь заманушной авантюре присоединились все члены "братства бродяжича", правда используя меньшие количества морестудиозов. Герцогский бастард запросил цены за обучение, отомстив за цены на интадуру! Главное, что начало иноземному обучению в частном порядке, было положено. А то опыт, когда посылали всяческих бояричей за госсчёт, оказался негативным - редко кто возвращался обратно. Простолюдины, в этом отношении, более лояльны, особенно крепостные.
     Казна пополнилась очередным возлиянием, позволившим погасить задолженность "государевым стрельцам", дабы стрельцам мятежным стало завидно. Политика материального стимулирования лояльности и поддержки главы государства сделала свой первый шаг.
    
     Османы, начавшие решающую стадию покорения Европы, стали трясти мошной - содержание почти двухсоттысячной армии требовало слишком много поставок. Иоанн Пятый воспользовался этим, открыв "дверь в Россию", вместо "окна в Европу". Пусть уж лучше турецкие акче будут истрачены на просторах Московии, чем отсиживаться за железным занавесом "братства во Христе" с голой задницей. В конце концов, никто не запрещал Кремлю применять знаменитый аглицкий лозунг: "Разделяй и властвуй!" Нехай Европа ослабляет себя в войне с Портой, а Блистательная тратит всё награбленное в предыдущие века. Там, глядишь, можно будет договориться и о разделе сфер влияния в Дикой Степи, огромной территории с плодородными землями и закопанной в них таблицей Менделеева. Какой смысл использовать украинные просторы лишь для выращивания травы. Исмет-паша изъявил готовность найти среди элитных беков компаньонов русичам для организации свекольных полей и строительства сахарных заводов. По крайней мере, под таким соусом, можно и султана убедить, и крымчаков отморозить.
     А пока, турецкие торговцы повезли на Русь деньги, закупая всё, что под руку попадалось, до самых коноплянных верёвочек. Конечно, и без государева согласия было бы то же самое, но в гораздо меньших объёмах. Причём, с подсказки Мальцева, сиё трактовалось, как обалденный шаг навстречу туркам. Клиент должен считаться самым умным, ловким и умелым - так ему легче расставаться с колабашками. На всякий случай, через Думу, провели государев указ о качестве: отныне, российские продавцы обязаны были сначала выставлять всё новое и только потом пытаться втюхать старьё. А то иногда доходило до идиотизма, когда старые кожи пытались спихнуть, не показывая новых. В результате, товар вообще не покупался, а тупо портился в ожидании звёздного часа.
     - Вася, да что же это такое, - стенала Софья прямо в плечо Голицыну, - Иван сам правит, хотя я регент. Доколе такое терпеть придётся?
     - Потерпи, Софьюшка, скоро государь уедет в Архангельск и тогда будем править уже сами.
     - А вдруг не уедет, а на Москве останется?
     Премьер-министр и сам такого оборота опасался, но пока сила была на стороне Иоанна Пятого, легитимного старшего царя. Армия преданно заглядывала тому в рот, ожидая не только подарков, но и команды "Фас!", если понадобится. Впрочем, Голицына вполне устраивал новый тип руководства, усмиривший страну и обеспечивший солидное и постоянное пополнение казны. А коли французы всё-таки начнут сибирский проект - тогда карман государёв враз переполнится и даст возможность начать столь нужную реорганизацию.
     Главным вопросом очередных думских заседаний было продолжение реформы управления на местах. Царь Фёдор сломал хребет местничеству и устаревшим приоритетам, теперь Совет рекомендовал начать замену воевод и разработать меры по ограничению их всевластия. Однако, на третий день бесконечных споров, дебаты решили прекратить. Слишком много разных мнений высказывалось, а толковых предложений не было из-за неподготовленности. Михайла, через брата, посоветовал остановиться на одном вопросе - выведении Уфимского воеводства из под власти Казани. Слишком ценным являлся Южный Урал - однозначно стратегический регион, как в экономическом, так и в военном смысле. Мало того, именно из Уфы было проще и удобнее контролировать старт строительства транссибирского тракта и создание продовольственной инфраструктуры в ногайских землях. К совет-проекту прилагались рекомендации, как финансовые, так и производственные. Сильный форпост позволял засунуть руку в столь удалённый и пока никчемный карман. В конце концов, Урал напичкан цветметом, включая благородные металлы и глупо этим не пользоваться в полной мере! Тем более, что постройка тракта до древней Абакши (пусть даже за свой счёт) обеспечивала развитие, заодно, и "алтайской кубышки". На Руси уже хватало предпринимателей, пусть даже из третьего сословия, имевших деньги, но не имевших возможности хозяйничать у чёрта на куличках. Дай им дорогу, жрачку и привилеи - так они и в Антарктиде развернутся!


  • 0

#51 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 23:10

   Глава двенадцатая
    
     Новая экономика и новая политика двигались методом научного тыка, выявляя все слабые места, которых оказалось уж слишком много. Затыкать дыры деньгами бессмысленно, следовало развивать отдельные сферы деятельности, пошагово. Картошка должна была накормить крестьян и горожан "вторым хлебом", а кукуруза - обеспечить кормами скот. С воском пока оставались непонятки в торговой стратегии, зато дёготь уже подрос до целого ефимка за бочку. Михайла сплавил туркам все запасы интадуры и срачи и тут же начал закуп дёгтя-сырца для создания нового складбища. Даже вологодские и муромские москали обогащались благодаря смазочному буму, подстёгнутому запросами турецкой армии. Простые куньи и беличьи меха использовались в бобриковой индустрии, благо простяки всех мастей быстро наладили домашние индпошивы. Пока мода есть - необходимо быть в теме, а не ждать у моря погоды, поглядывая на соседа!
     Конечно, Русь велика и новые веяния расползались, как черепахи, но души правителей грела надежда на то, что через несколько лет, хотя бы часть нововведений станет обыденностью. Программы класса "перестройка в пятьсот дней" заворачивали, даже не рассматривая. Бояре-думцы, которым понравились регулярные мозговые штурмы, наткнулись и на ложку дёгтя. Иоанн с Михайлой выдвинули несколько вспомогательных принципов типа "предлагаешь - выполняй", "выполняешь - отвечай". Барьер против излишне инициативных, да ещё и за чужой счёт, сразу отделил зёрна от незёрен и упорядочил работу.
     Для руководства Уфимским воеводством призвали Ивана Борисовича Репнина, специалиста по Сибири (где он Тобольском воеводил) и по Казани. Да и новгородский опыт такому весомому дяде ни разу не помешает. Подготовка руководителя спецрегиона велась тщательно, а попутно выделили средства и стрелецкий полк из "не совсем верных". Конечно, пилюлю стрельцам подсластили, предоставив им наделы на Южном Урале и добавив право участвовать деньгами в горных и сельскохозяйственных предприятиях. Вяземский, под шумок, переоформил своё "право на временное пользование" уральским участком в полноприводное владение, оплатив три тысячи золотом. И ещё две тысячи доплатил за примыкающий кусок тайги.
     В планы внесли проработку на будущее ещё трёх стратегических центров, на этот раз торговых: Астрахань, Архангельск и Смоленск. Продолжили, так сказать, идеи царя Фёдора Алексеевича по развитию русских портов. Финансов на исполнение пока не имелось, зато бумаг исписали уйму. Для Астрахани предполагался полный набор: и торговый флот (речной и морской) за счёт казны, и воевода со сверхполномочиями, и даже морскую школу, как для моряков, так и для матросов. Смоленску также следовало расширить хозяйство, завалить колобашками и уполномочить по всем статьям. А, заодно, напичкать войсками и создать укрепрайон, чтобы поляки губу закатали поглубже внутрь. С Архангельском предпочёл разобраться сам Иоанн, раз уж всё равно туда переезжает. Сразу нашлись злые языки, начавшие утверждать, что государь-батюшка вельми желает построить в тех краях Ново-Москву, дабы отдельный столичный град для себя поиметь и всю казну на то стратит до последней деньги.
     Все эти нововведения сужали поле реформистской деятельности для будущего Петра Первого, но зато облегчали его прогрессорство, как финансами, так и чуток более развитой экономикой.
    
     Корабельные мастера, набранные помощником Абрантуша, организовали в Беспутине школу, где отбирали толковых и рукастых в ученики. Малявку наконец-то зачистили от обвала, да так что она стала Среднявкой, и обустроили на берегу лагерь-школу для кораблестроителей. Вяземский не жалел ни бумаги, ни толмачей, ни денег на выращивание мастеров с самого нуля. Инструкторам он посоветовал побольше пользоваться моделями для обьяснений. И не выделываться в чужом краю, полном медведей и русичей!
     Индус-оружейник Маду, дождался приезда некоторых родственников и с помощью "руси-руси, пхай-пхай" переправил их под Курск, чтобы почву подготовили. Всё-таки, начавшие регулярно поступать полупудовые слитко-чушки железа, были очень высокого качества. Истощённый Биджапур оставался для стариков в качестве памяти о славном прошлом и местом поклонения духам предков. Новая родина, холодная и потенциально богатая, раскрыла свои загребущие обьятья индийским кудесникам металла! Вяземскому позарез были нужны эти индусы: сталелитейщики, сталеобработчики, оружейники, да ещё и потомственные, с наработанными технологиями. Самого Маду он убедил скооперироваться с тульским умельцем в деле дальнобойных пушек и мушкетов. Бижапурские секреты обработки металла сами просились к воплощению в оружейный хайтек, чтобы сделать его ещё хайтехничнее. Тем более, что металл есть металл и часть семейных секретов можно использовать в работе с бронзой. Закуп практически всей меди и олова, поступающих в Москву, стал нормой жизни, хотя разумнее, конечно, обзавестись своими рудниками. Никаких мальцев не хватит постоянно переплачивать, чтобы уводить из-под конкурентного носа различный цветмет.
     Только, ведь, не разорваться на всё сразу - Хельсингфорс требовал финансовых и человеческих жертв, а также самого бесценного ресурса, времени. Разросшиеся монастыряне Воскресенска уже подготовили команду клюкво-болотников и несколько самопальных "манагеров" и ждали лишь приглашения на переезд в Чухонь. Монахи, конечно же, молодцы - наладив школу управляющих, начали сдавать их в аренду желающим, за долю от дохода с хозяйств. Большая Казна, пустив слезу и покряхтев, подкинула воскресенцам земель, крепостного люда и финансов для усиления обучения. Новая программа Василия Голицына предусматривала своеобразную кабализацию многих обедневших московских дворян. Те никак не могли обеспечить боярское ополчение полноприводными воинами и, по новому указу, обязаны были сами перейти на службу в армию. Их бессмысленные деревеньки и неугодные угодья отходили в казну, а взамен дворяне получали еду, обмундирование, включая выходное платье, и регулярное жалованье из расчёта два ефимка в месяц на старте. Дальнейший рост жалованья зависел от усердия самого дворянина, его карьерного роста, звания и должности. И, само собой, полагались льготы и привилеи в производственной и торговой сферах. Всё равно они не имели денег, так пусть обьединяются с купцами и промышленниками, чтобы использовать дарованое царём. Хоть так будут вынуждены оторвать задницы от кресел и начать что-то делать на благо государства!
     Вот для этих-то необустроенных земель, после их разменов и обьединений, и требовались управляющие "мэйд ин Воскресенск". Конечно, программа не на один день, месяц, год, но, как часто верится, "раньше сядешь - раньше выйдешь".
    
     В конце июля, в Швецию отправилась большая группа московитов-вяземцев: одни, чтобы поздравить короля Швеции с рождением в июне наследника (новости-то медлительные, а мобильников и инета нет!), другие - чтобы экономически пошпионить в шведских кабаках под видом торгашей, а третьи, прямо в Хельсингфорс - поднимать местную целину. Европа нуждалась в дёгте, а Михайла - в своей личной территории, подальше от боярского застоя и зависти. Лесов и болот полно, а для металлургии имелось и место, и будущее шведское железо. Даже верфи можно построить совместно с Абрантушем. Коли будет желание, деньги и время!
     Гонсалвеш колготился над белой свеклой и забивал любого жука-вредителя, покушающегося на его детище. Очередь за сахаром уже выстроилась длиннее, чем "лично поздравить игроков сборной Кореи по футболу с третьим местом". Что ни говори, но пока мир потреблял тростниковый сахар, хотя "белая смерть" была и слаще, и желаннее. Вторая очередь, стихийно, организовалась за рассадой португальских томатов, нормально прижившихся рядом с огурцами и репой. Оставалось решить проблемы с солью и классная закусь готова будет войти в каждую семью урусов, тартар и тех же визиготов, даже не слышавших о "вырвиглазе". Мишкин рецепт приправы ко всему, от пельменей до водки, пришёлся по душе беспутинкам, а через них и к другим чревонабивателям. Микс "томат-чеснок" грозился выйти из-под контроля и охопить весь мир!
     Соли, вообще-то, имелось вдосталь, но по иронии судьбы с лёгким паром, она обитала в землях кайсаков, между Волгой и Яиком, недалеко от Каспия. Уфа сразу же получила в подчинение Астрахан и должна была любыми путями добиться прямых неограниченных поставок от солёных озёр. В принципе, Кремль наметил две стратегии: начать торговый обмен с аборигенами или тупо завоевать местность. Второй вариант пока получался излишне дорогим - расходы на военную компанию и последующее вечное замирение азиатских индейцев зашкаливали неимоверно. Эти деньги проще тратить на закуп соли в других местах, даже платя двойные-тройные цены. Долгий ящик боярской думы постепенно заполнялся мечталками государственного уровня, вплоть до поворота сибирских рек, чтобы затопить непокорное и невоссоединённое Семиречье.
     На всякий случай, на свой страх и риск, к Тауке-хану отправили посольство, чтобы покурултаить за жизнь, в узком кругу. Кайсакам отравляли жизнь все соседи и даже приволжские калмыки, жившие в двух лаптях по карте. И если южные и восточные недруги хотели земель, то северные и северо-западные рвались за той самой солью. Правда, яицких и сибирских казаков можно было отморозить, позаботившись о них: где мечом, а где лаской и ништяками. Уфимское воеводство, из-за этого, становилось всё более необходимым "нумеро уно"! Хоть столицу туда переводи, пока местные земли не устаканятся в сильнейший укреп-набег-район. Мальцеву стало ясно, что ни Петру, ни Демидовым не видать славы "развитчиков Урала", как своих ушей! Тем более, что тульское кузнечно-оружейное семейство пока называлось Антуфьевыми, вполне рядовыми никемами и никаками. Нынешний вариант истории собирался просвистеть мимо молодого Никиты, двадцати шести лет от роду, и четырёхлетнего Акинфия. Зачем делиться будущими миллионами с простяками-оружейниками, когда золотая деловитая боярская молодёжь Москвы уже рвалась повторять подвиги столь же молодых Иоанна, Вяземского и Льва Нарышкина. Возрастные бояре, да князья, усиленно бухтели по поводу "невместно, не по чину и не по возрасту", но и оказаться вне "партийного призыва" тоже не хотели. Коли молодняк рвётся в холодные земли на востоке - пусть на своей шкуре испытает отцовско-дедовские недовольства.


  • 0

#52 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 23:18

         Иоанн Пятый сделал себе, разлюбезному, персональный налог на предпринимательство, чтобы не делиться с Петром и казной личными доходами. Раз своя рука владыка - значит имеет смысл позаботиться и о личном кармане, пусть даже в ущерб государственному. Поэтому платежи по договору поставок кормов для турецко-османских агрессоров шли в Солнечный Посад, где уже больше года строилось здание личного банка государя. Молодой царь входил во вкус самодержавия, но желал иметь лично свой народ, лично свои земли, лично свою промышленность, рудники, сельское хозяйство и финансы, безо всяких братских отношений с Петром и его мечталками. Правление класса "сам себе голова" избавляет от излишней ответственности и позволяет самому допускать личные ошибки, за которые с себя же потом и спрашивать.
     Михайла тоже занялся подсчётом барышей, как поступавших, так и намечавшихся. Вспомогательная торговля "пятнашками" продолжала приносить прибыль, несмотря на то, что многие мастера в Персии, Турции и даже Европе уже навострились изготавливать наборы не только уровня китайского ширпотреба, но и дорогие подарочные: из слоновой кости с позолотой и ценными каменьями. Различные придворные и служилые люди, а также всяческие беи и беки и прочие, часто бездельные, умники, целыми днями ломали голову и двигали пронумерованные плашки внутри коробочек. Туда-сюда...туда-сюда...туда-сюда... Временно, шиш-беш и шатрандж отошли на второй план, а караульные солдаты разных стран играли между собой на деньги, пытаясь собрать заранее оговоренные комбинации и построения. Наборы из Беспутина, тем не менее, закупались проезжавшими купцами и иным людом, так как призы назначил лишь Вяземский, знавший, что математически невозможно поменять "15" и "14" местами. К сожалению, мода рано или поздно должна была сойти на нет, как это случилось с кубиком Рубика в далёком будущем, ныне прошлом.
     Хорошо шла торговля жидким аспирином, который обезболивал состоятельных людей, слегка сокращая их накопления. Расширения этого бизнеса пока не предвиделось из-за высокой отпускной цены, но регулярный уровень потребления не снижался - люди постоянно создают себе головные и иные боли, простужаются и подставляются под падающие предметы. Как морально, так и физически! Исмет-паша заказал десять тысяч сорокагалонных бочонков для наступательных операций - и для раненых, и для лихорадящих янычар. Боец должен воевать во славу Аллаха, а не отлёживаться из-за приступа боли! В результате, ивняк вырубался по всей округе, где имелись речки и ручьи.
    
     Август ознаменовался микропразднеством по поводу шестнадцатилетия Иоанна, организованном в своём кругу. Только Софья с Василием Васильевичем натянули на рожи положенные улыбки - все остальные праздновали от всей души. Подарки, музыка, танцы и песни перемежались неожиданными номерами в исполнении Маду - индус оказался знатным фокусником! Правда, в дудку не дудел и танцующими кобрами народ не пугал. Ему хватало других загадочно-красивых мистерий. Одна из них - явно вне вечеринки: как вывозить из Бижапура кузнечно-механическое оборудование. Дело в том, что даже станины и наковальни были изготовлены из "небесной стали" во времена становления бизнеса. Они служили долго, не ржавели и не изнашивались и просто жалко было бросать такое из-за малоподьёмности и не особой транспортабельности.
     Михайла тоже озадачился проблемой, но разумный выход подсказал, как ни странно, умнеющий на глазах Иоанн.
     - Ты, Миша, поступи попроще, считай неподъёмное просто металлом, - удивил царь необычной трактовкой.
     - Так что же, бросить такое добро? - забухтел Вяземский, - да меня жаба задавит и выгрызет всю печень с кишками!
     Старший царь похихикал, а потом пояснил бестолковому наставнику:
     - Ничего оставлять не надо, но коли те же наковальни тяжелы, то пусть их разрежут, а из кусков, уже здесь, новые изделия изготовят. Небесный металл небось редок, а так хоть какая польза будет.
     - Ты гений, Иван-царевич! Действительно, нецелевое использование, лучше, чем совсем никакое.
     Государь дозволял Мишке обзывать себя, как в сказках и даже получал удовольствие от простоты общения с другом. Иноземный политес был ему чужд и это обеспечивало эффективность в отношениях с окружающей средой. Даже по четвергам!
     Маду тоже согласился - нет смысла цепляться за то, что сюда не перевезти, а там уже невозможно использовать. Сам переезд согласился обеспечить Саргис, имевший нужных знакомцев по всей Ойкумене, а так же необходимый транспорт, грузчиков, возниц и корабли на Каспии. Охрану мог обеспечить Вяземский, а сам переезд предполагалось осуществить в течении целого года, не менее.
     Семейство Хабиров, благодаря вездесущему Саргису, тоже наладило сотрудничество, открыв, в конце концов, уже полноприводный филиал в Беспутине. Склады и навесы заполнялись древесиной для высушивания, мастерскую заполнило необходимое оборудование. Изготовители луков и арбалетов даже клеи варили по своим рецептам и лаки составляли родовые, а не общепринятые. Стрелковое оружие, бесшумное и неогнебойное, нравилось Михайле, да и в бою приносило больше пользы, чем мушкеты. И дальнобойность лучше, и темп перезарядки выше, так чего от добра добра искать?
     Вяземский нашёл хорошую возможность, которой не могли воспользоваться другие - вкладывал огромные деньги в качество бойцов, а не в их количество. Перевес в стрелковой мощи плюс персональное бронирование позволяли защищаться против превосходящих сил противника. Намного превосходящих! А ходить походами в Крым или на Азов имеют право другие - те, кому хочется побольше земель завоевать. Зачем нужен Азов, если к нему необходима и Керчь, а потом Босфор с Дарданеллами и последующим Критом? Тем более, что все эти прибамбасы всё равно бессмысленны без мощного тогового и военного флота! Нет смысла увязывать коготок, коли дело кончится секир-башкой, причём по доброй воле, сепукным методом.
    
     Во Франции, в самом-пресамом Парижике, вершилась подготовка к "проекту века" - строительству Транссибирского всепогодного тракта класса "римских дорог". Людовик Четырнадцатый повелел, чтобы ему докладывали о каждом шаге в организации торгово-строительной компании. Даже в Версаль, лишь бы побыстрее! Денежные запросо-закидоны московитских тартар никого особо не смутили - слишком выгодной оказывалась будущая многолетняя беспошлинная поставка товаров из Манчжурии в Европу. Учитывая то, что русский царь позволял ещё и торговлю с сибирскими самоедами наладить и рудники разрабатывать - никто не возражал против многомиллионного калыма за столь достойную невесту. А совместный порт на тихоокеанском побережье открывал та-а-акие возможности, пра-а-ативный!
     Основной проблемой являлось очень приблизительное знание местностей и их условий. А начало инженерных исследований зависело от уплаты договорной цены, русичи очень жёстко выставили требования. Случайные торговцы, побывавшие в Сибири, расходились в трактовках погодных и природных условий, хотя в один голос утверждали, что мехов там видимо-невидимо. Как и других самоедных ценностей, ценящихся в Европе очень дорого. К положительному решению подталкивали и победы османских союзников над вражескими австрияками, что позволяло, со временем, сократить расходы на армию. В начале сентября, в Москву отправили полномочную купеческую делегацию для согласования платежей и сотрудничества. Чтобы излишне не рисковать, французы хотели предложить оплату тремя траншами. Сначала, после подписания договора, они соглашались выплатить пятнадцать миллионов ливров. Потом, после первичных инженерных исследований в течении полугода, следовал второй платёж, на пять миллионов дешевле. Заключительный выплачивался лишь после начала работ. Таким образом, если сами же франки откажутся от проекта, то могут потерять только пятнадцать милллионов, что совсем не критично в проектах мегауровня, хотя и нежелательно. Впрочем, будущие лягушатники-бусурманы, покрывшие свою страну дорогами и каналами, ничего не опасались - опыта строительства транспортной инфраструктуры у них было вдоволь. Даже за ушами трещало!
    
     Сентябрь - особый месяц в Московии: Старый год ушёл, а Новый пришёл. Сразу все начинают платить налоги в казну, чтобы не лишиться возможности получать доходы. Финансовый поток настолько увеличивается, что никто не успевает ни растратить его, ни разворовать оперативно. Отмена местничества привела к беззащитности любителей нагреть руки - никакие доводы о древности рода и многочисленных матримониальных пересечениях не помогают. Не воруй и неубиенным будешь! Кремль официально провозгласил: "Казнокрады - пособники лукавого!", пользуясь логикой того, что нельзя быть чуть-чуть одержимым диаволом. Патриарх вынужден был подтвердить сиё верховное мнение, чтобы не остаться в стороне. Так что новый старославянский год начался чередой показательных казней, обеспечив народ и развлечением, и верой в будущую справедливость. Мздоимцев инновации тоже коснулись, благо османский передовой опыт был на виду у всего мира.
     Конечно, обиженные и расстроенные родственники пострадавших канючили на каждом углу о том, что "предупреждать надо", да о "соразмерности наказания провинности", но Иоанн, Совет и Дума достаточно твёрдо провели карательно-показательную акцию. Раз Русь считается дикой и варварской, так пусть и порядки будут соответствующие! Впрочем волна получилась короткой, ибо те, кого за руку ещё не поймали, мометально притихли и решили дождаться более добродушного времени. Думские бояре подбирались из состоятельных, то есть тех, кому есть что терять. А на ответственные посты назначали исполнителей с учётом наполненности мошны, исходя из того, что к воровству, в первую очередь, склонен голодранец. Демократией однозначно не пахло - пришла диктатура группировки, хунта!...


  • 0

#53 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 23:27

    Великий визирь Чёрный Старший Брат, или по-простецки, Кара-Мустафа, использовал свою безграничную власть, накапливая мощную армию для блистательного завершения своего правления. Сам султан Мехмед Четвёртый в основном охотился, видимо озадаченный добычей мяса для кухни. Султаны Высокой Порты - они такие: то луки для армии самолично мастырят, то провиант заготавливают. Так что расширением империи приходилось заниматься тому правителю, который де-факто. В принципе, визирь хотел поиметь самому себе земельки на Дунае под старость, а заодно и германских фатерляндов прирезать, примерно до Северного моря. Немцы, как раз, имели внутренний раздрай, австрийский император искал норку подальше, чтобы зарыться поглубже и выставить снаружи табличку "Не чапать!", а Ватикан метался туда-сюда в поисках союзников. Польша ослабила своё давление на русских, так как угроза с юга исчислялась десятками тысяч вооружённых ветеранов турецкого разлива. Саксония тоже озаботилась и сформировала целый корпус, благо деньжат хватало в избытке.
     Кремль довольно улыбался - помощь османам оборачивалась солидным приливом серебра и золота, заменившим традиционную виртуальную морковку, класса "мы - европа", получаемую допрежь за русские жизни и русскую кровь. Хотя на Москве хватало родовитых умников, убеждавших окружающих в необходимости прекратить поставки и самим идти в "новые крымские походы". Мышецкий даже пригрозил, что повяжет шептунов и крикунов боярского уровня и создаст из них полк особого назначения с девизом "предложили - исполняем". Угроза подействовала - никто не хотел самолично защищать Европу, мечталось-то о бравых стрельцах, которые омоют свои сапоги в Мраморном море. На Совете обсуждали оба варианта турецкой экспансии. Победит Порта - значит можно разделить с ними Польшу, победят схизматики - есть смысл прирезать земли днепровского левобережья до самого синего моря. Небось крымский хан особо не будет возражать, коли Порта знатно ослабеет. Ну, а ежели никто ничего не добьётся, так ничего и не изменится! Мальцеву страшно не нравилось, ещё в прошлой жизни, что слово "Катынь" вытесняло напрочь из народной памяти слово "Хатынь" посредством "демократического" СМИ и он добивался того, чтобы таких трагедий избежать, по возможности, вообще. На сильных боятся нападать и навязывать им своё мнение и жизненный уклад. А сила всегда заключается в разумной политике, когда большинство войн ведётся чужой кровью и чужими экономиками. Так, в своё время, Франция вошла в четвёрку стран-победителей, отсидевшись в стороне и сохранив промышленность, жилой фонд, армию и вооружения. Всего лишь сдавшись при первых выстрелах атакующего вермахта. В то время, когда Южная Англия, сама Германия, западная часть СССР и Польша были разрушены в хлам и даже поля усеяны осколками, минами и неразорвавшимися снарядами! И кто ту Францию хает за подлость?
     А нынешней Московии и подличать не надо - лишь учитывать свои интересы, а не пиндосов каких-нибудь.
    
     Романовы не мешали друг другу заниматься личными военными потугами. Софья Алексеевна с надеждой и любовью наблюдала за формированием дворянского полка из хозяйственников-неудачников, искренне считая, что достаточно дать мужчине оружие в руки и он сразу станет воином. Пётр потихоньку развлекался своими "потешными" в Преображенском, тем более, что после разгрома бунтовщиков под Беспутиным, ему подарили ненужные пушки и запасы к ним, а также всякие устарелые мушкеты. Кафтаны для петровцев заказали за счёт казны, ибо юнцу нравился внешний вид солдат и он регулярно заставлял их ходить строем под барабанный бой. Репой и порохом тоже снабжали, чтобы пушки не простаивали. Единственное требование, которое жёстко поставил старший брат: учиться, учиться и учиться. Хорошо учишься - хорошо помогают, плохо - чёрта с два, а не порох в пороховницы. Дополнительное условие - младшего царя собирались отправить в Европу, по достижении четырнадцати лет, для обучения финансовым и экономическим наукам. Ну, а коли ремёсла захочет попутно освоить, так трёхцветный флаг ему в руки!
     Сам Иоанн тоже обучался по два-три часа в день, занимался физподготовкой и военным делом. Параллельно контролировал становление Алексеевского агрокомплекса и Солнечного посада, передового микрорайона Москвы. Полк "иоаннитов-солнышек" уже достиг полутора тысяч, прошедших отбор и подготовку, но качественного оружия и брони упорно не хватало на всех воинов. Средства, поступавшие по сухпайному договору от турок, приходилось разумно распределять, обязательно откладывая часть в потенциальную "кислородную подушку".
     Прибывших представителей торгово-французской компании встретили со всей тщательностью, чтобы ни одного потенциального ливра не опало с договора. Система трёх траншей вызвала негодование регентши, но Софью по-быренькому угомонили, дабы не мешала денюжки выцыганивать. Надо же и Людовику уступку сделать, чтобы почуствовал себя самым умным среди самых богатых. Осторожность франков укладывалась в прогноз, поэтому добро дали, согласовав поставки денег и инженеров. Для начала столь серьёзного сотрудничества выделили весь следующий год, не жадничая и не поспешая. Десять миллионов из стартового платежа предложили привезти зимой, потому как по снегу передвигаться много легче, чем по весенней беспутице. Пять миллионов ливров, царь-государь, возжелал получить в Архангельске, после открытия навигации на Белом море. Инженерную группу готовы были принять хоть сейчас, тем более, что им ещё нужно добраться до Волги-матушки, а потом и до Уфы.
     Полный контроль и ответственность возложили на остающегося пока в Москве Ромодановского, обеспечив его абсолютными полномочиями. Тем более, что "дракона" убедили заодно и за государством присмотреть и Софью Алексеевну изредка подправлять, ежели что. А в качестве временного агатая северных переселенцев призвали Владимира Долгорукова, который, пока холмогорил в чине воеводы, успел познакомиться и с тамошними обычаями и людьми. Князя отозвали из Серпухова, а его младших близнецов Михаила и Василия приписали к нему же стольниками. Владимир Дмитриевич, ко всему, был очень богат и интересовался заморской торговлей и кораблями, что делало его желанным членом компании, окружавшей старшего царя.
     Мышецкий передал Разбойный Приказ Фёдору Юрьевичу, а тот, в свою очередь, освободил место судьи Стрелецкого Приказа для дьяка Шакловитого. Нехай человек Софьи и Василия Голицына чуток за власть подержится - может в будущем толк будет? Невероятные поступления в казну уже достигли почти двух миллионов ефимков, хотя не все налогоплательщики успели заплатить. Те, которые совсем издалека, включая архангелогородцев и иже с ними.
    
     Вяземский собирал своих возвращенцев из дальних далей: дьяка Афанасия, организовавшего шведские рудники для русичей и "министратора" Лариона, наладившего Курскую местечковую металлургию. Маду пока оставался в Беспутине, для приёма и переправки родственников южнее, поближе к гематиту.
     С душ Сантушем было договорено ещё летом, что в конце года он лишь заберёт положенные товары и привезёт пятую часть платежей, для оплаты в казну. Остальные денюжки придётся доставлять уже в Архангельск, на новое ПМЖ "вязмичей", туда же и оружие, продукты питания и самшитовые заготовки для арбалетных лож. Беда в том, что до сих пор приходилось подгонять каждую деревяшку под металлические затворы. Саргису тоже создали головные боли - удлинять путь до самого устья Северной Двины не каждому купцу в радость. Зато и высококлассные меха, подбитые шёлком, и тройной дёготь теперь придётся покупать лишь там - всё производство, вместе со спецами, дружно готовилось к эмиграции. Михайле иногда казалось, что Великое Переселение Народов обошлось миру проще и дешевле, чем переезд одного-единственного молодого князя вместе с друзьями, единомышленниками и скарбом.
     Жаль было оставлять всё, что создано, понастроено, распахано и удобрено. И обжито за два с лишним года! Самой большой потерей являлась лесная крепость - чудо кирпично-деревянного творения, кровавая память о превосходстве защиты над нападением и дорогостоящего высококачественного оружия над абыкакным. Мэйор Анисим оставался в Беспутине, городке которому предназначили роль учебного центра по отбору и подготовке человеческих ресурсов из тех, кто особо никому не нужен. Михайла с грустью прощался даже с речкой Малявкой и остатками прилежащего болота. Силы и средства, вложенные в становление подмосковного городка не было жаль, а вот часть души осталась намертво увековечена...
     Практически всё оборудование размонтировали и консервировали к концу ноября, к первым снегам. Несколько табунов лошадиных сил отъедалось ячменём, сеном и хрустело кукурузными зёрнами, готовясь в дальний путь. Беспутинские мастеровые распродавали на Москве всё лишнее, чтобы не загружаться тем, что можно и на севере купить или сделать. Зачем возить табуретки, коли на новом месте есть и лес и разумный хозяин, который позволит хозяйственные вырубки.


  • 0

#54 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 23:35

      В очередной раз копаясь в описях северных казённых дач, Иоанн с Михайлой обратили внимание на земли вокруг Николо-Карельского монастыря. В списках имелось упоминание о том, что там был большой порт до того, как Архангельск построили. Да ещё и верфи сильные. Идея захапать такое местечко, пока плохо лежит, тут же начала обрастать мясом разработки. Сначала Патриархию порадовали даром на развитие духовенства в размере бочонка с золотом, пообещав помогать и северодвинскому монастырю во многих делах. Потом переписали территорию лично на старшего царя, вне казны и церкви, порешив распределить между компаньонами участки уже на месте. Остающийся на кремлёвском хозяйстве Ромодановский и "невыездной" Василий Голицын выделили под проект финансы и своих представителей. Соучастие в новом порту - дело выгодное и проходить мимо него не след!
     Уральско-сибирские команды личного бизнес-реагирования пока лишь готовились в Беспутине и Воскресенском монастыре. Всех дел сразу не переделать, как крыльями не маши и пузыри не пускай. Раз уж дорога длинная, в десять тысяч ли, так и двигаться нужно шагом, а не врипрыжку, веселя окружающую среду. Вяземский вдосталь исчесал репу, но так и не мог обьять необьятное - простенькое, вроде, наследство превращалось в набор комсомольских строек. Если же добавить Тобаго, Хельсингфорс и желанный Мурманск будущего и подкрепить всё это родиной Эдиты Пьехи, местечком Нуайе, то становилось совсем грустно. Без каменного коксующегося угля тяжело сталь варить, да избы топить. И Донбасс с Экибастузом слишком политически далеки, а других месторождений Мальцев не ведал. Про певицу-то узнал случайно, из её же интервью...
     Единственными налаженными отрадами были дружинники, мыло и картошка, а в архангельскую кукурузу пока ещё не верилось. Она и под Москвой никак до конца не вызревала (согласно Гонсалвеша), чего уж говорить о Русском Севере и прилегающей тундре-чучундре. Даже с деньгами не было полного и безоговорочного счастья - комфорт двадцать первого века в лавках не продавался, а эрзацы не катили владельцу бочонков с золотом. Власть нужна тем, у кого ментальность соответствующая, кто хочет вершить судьбы миллионов! Михайла, в этом отношении, как и Иоанн, особо никуда не рвался. Хотелось создать собственный коммунизм, карманный и видимый из окна персонального терема. Ещё хотелось нормальную семью, детишек и работу с девяти до шести, пять дней в неделю. Шестнадцатилетнему парню вообще-то уже исполнилось тридцать четыре года и перестроиться в тинэйджера никак не удавалось. Гонка двух лет становления неожиданно прервалась и дала возможность отдышаться и оглянуться вокруг. В принципе, всё выглядело чики-пуки, но себя не обманешь: это со стороны не видно леса за деревьями, а когда находишься внутри собственного пузыря думается чуток по-другому.
     Как-то приехал патриарх, тайком переговорить о возможности брака с Наташкой Романовой, вроде по инициативе государыни-матушки. Конечно, раньше, чем через пять-шесть лет сиё невозможно, но Наталья Кирилловна не против, так как сам Михайла из древнего знатного рода Вяземских. Иоакима волновали слухи о том, что некоторые заморские принцессы уже заинтересовались богатеньким буратиной и не хотелось терять столь перспективного боярина. А то, не ровён час, покроется цепями Гименея в пользу каких-нибудь поляков, упаси боже, и станет помогать вековечному врагу! Или отуречится, соблазнившись гаремом султанских дочек. Даже в Португалии нашлись кандидатки на руку, сердце и мошну князя, побратима царя. Так что, ихние папаши уже посылали гонцов, расхваливающих всяческих дочек, внучек, племянниц. Козе понятно, что Мишка стоял насмерть, отбрыкивался и отнекивался: то ли набивая себе цену, то ли имея свои планы. Поди разбери, за что бьётся человекообразный крейсер "Варяг". Даже верная, преданная Глафирья уже готова была шарахнуть благоверного каким-нибудь котелком по темечку, запаковать, перевязать ленточкой и передать в наиболее надёжные руки.
    
     Передача власти Софье Алексеевне, Василию Васильевичу и Фёдору Юрьевичу происходила в присутствие младшего царя Петра Алексеевича, членов Боярской Думы, государыни Натальи Кирилловны, патрирха Иоакима и князя Ивана Милославского. Церемония не имела ничего общего с официальными правилами и законами, но символизировала главное - изменяющуюся ментальность правителей Кремля. Иоанн Пятый обещался не забывать, наблюдать, помогать, а в особо важных случаях и навещать остающихся у кормила. Регентша клялась и божилась на Евангелии, что будет действовать во благо и в соответствии с рекомендациями, властью не воспользуется во вред и самоличных нарушений не допустит. Поразительно, но Софья искренне верила в то, что говорила и даже целовала распятье в подтверждение. Все присутствующие кивали с одобрением, обязуясь помогать в правлении и слать на север ябеды, коли что не так пойдёт. Пётр исправно молчал, но всем своим видом показывал: "Ужо дайте мне вырасти, а я вам такого понауправляю!"
     Вяземский, наблюдал эту ярмарку тщеславия и двусмыслия, зная, что стоит лишь уехать подальше и поведение всех обещалкиных может измениться, причём резко. Надежда была лишь на армию, да и то временно, а также на здравомыслие Голицына и Ромодановского. Всё остальное придётся строить самим, вдалеке от Москвы...


  • 0

#55 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 06 Октябрь 2013 - 23:40

   Эпилог. ПРАВО НА СЧАСТЬЕ
    
     Торжественные проводы организовали в большущей столовой лесной крепости, исключительно для желающих. Чисто для того, чтобы не смущать правоверных русичей вяземскими вольностями, а именно: дамы за столом, титулованные рядом с ни разу не титулованными, музыка и музыканты (с правом для родовитых поскоморошить при желании). Странно, но "понаехали тут" изрядно, даже князь Ромодановский изволил прибыть, несмотря на врождённую консервативность. Да ещё и Ивана Милославского прихватил за компанию. Оба ходячих противоречия, бывшие политические враги, ныне очень даже дружно дудели в одну дуду и имели сходные взгляды. Что ни говори, но перестройка и ускорение, затеянные мимоходом Михайлой, внесли изменения в старочинный уклад московского общества. Вот так всегда, ежели кому-то инновативность сходит с рук, да ещё и помогает наполнить мошну, тут же появляются кандидаты на повторение подвига. А недовольные и несогласные так и сидят на своих кухнях, фуфня и возмущаясь исподтишка.
     Столы были завалены разнообразнейшим едаловом, благодаря беспутинской продовольственной реформе и вяземским рецептам "бродяжьих новинок". Выпивки тоже хватало, так как полусухой закон не распространялся на элиту бывшей глухомани, а гостям сделали одолжение. Вин было в достатке, причём не хунгарской и романейской фигни, а конкретно из Испании, Португалии и Франции. Дамы, о ужас, свят-свят-свят, одели мантильи вместо каких-нибудь кокошников и выглядели премило (отмытые шампунями и пользующие всякие саше). Скоморохи смотрелись, как очень даже фирменный ансамбль, в единой униформе, вооружённые музыкальными инструментами на все случаи жизни. Репертуар, благодаря Мальцеву, ублажал слух, бодрил или разнеживал от песни к песне.
     Пётр сидел между Изотовым и незнакомым боярином, который постоянно морщился и терпел лихоблудство, недалеко от Иоанна и зыркал вокруг любопытными глазами. Обе Натальи, мама-государыня и дочка-царевна, понятное дело не приехали, так что младший царь развлекался вволю. Многие члены ордена татеборцев одели парадное обмундирование и очень даже браво смотрелись и ему это ужасно нравилось.
    
     В какой-то момент, когда разночинность размыло под влиянием возлияний, начался своеобразный беспредел. Большинство скоморохов сменили дружинники и начался отжиг по полной форме. Вяземский лабал на гитаре всякое соло, Иоанн гнал ритм, а Лёва Нарышкин мучал бас-гитару, специально для него когда-то изготовленную. Пели не только высокопоставленные орденцы, но и их подруги: Глашка, Лукерья и Дарья. Конечно, всё это давно репетировалось, но для того же Милославского было в диковинку. Танцы зачались сами собой, особенно "бродяжий гопак", привнесённый Вяземским (под соответствующие песенки Верки Сердючки). Ромодановский, зараза, не утерпел и тоже выдал нечто вроде казачка. Всё-таки регулярные тренировки, кач пресса и упражнения по боевой ритмике и динамике сказались - никакого великодержавного боярского живота у него не было. Мужчина, слегка за сорок, выглядел моложе и поэтому эффектно. Даже иноземцы, во главе с Монтойей (куда же без него) ударились в пляс, пусть и на испанском языке танцев. Были бы ирландцы - гости узнали б, как стучать босыми пятками по деревянному полу!
     Ближе к концу, члены ордена, простые и непростые, исполнили свой гимн. Да, прозвучала достойная, гордая и торжественная песнь о России (когдатошняя обработка "Любэ" гимна СССР) - Мишка не заморачивался выдумыванием нового, а перелопачивал будущее старое. Пели все, так как это было обязательным, у некоторых даже слезинки на глазах появились. Пётр, подражая взрослым тоже встал, прижал правую руку к груди и пытался подпевать. Юный царь поразился тому единству, которое неожиданно обуяло всех: от самого Милославского до простейшего дружинника. Гордость за свою страну, за её людей, за русский дух и русскую душу разволновала парня и что-то непонятное и неведомое начало осознаваться. Что-то великое, связанное со словом "Русь"!
    
     Торжества и гулянье закончились неожиданным признанием Вяземского, приобнявшего раскрасневшуюся Глашку. Желая прекратить раз и навсегда досужие гадания и разговоры, он окончательно нарушил нормы и приличия.
     - Друзья! Мне не нужна власть и возможная дополнительная родовитость. Ни иноземные принцессы, ни русские царевны. Я хочу семью с той, кого люблю больше, чем самого себя. Глаша была со мной эти годы, делила и радости и неудачи, поэтому, прибыв в Архангельск, я попрошу её руки и сердца.
     Повернувшись к притихшей, ошарашенной девушке он мягко улыбнулся и признался:
     - Я люблю тебя, родная, и мне никого больше не нужно. Пожалуйста, давай поженимся в северных землях?
    
     Глаша, которой хотелось иметь ребёнка на память о Михайле, дальше этого в своих мечтах и не шла. А тут такое-претакое! Она расплакалась и прижалась к своему любимому, а гости... А что гости могли сделать, зная своенравие молодого парня. Да и не хотелось им ни возмущаться, ни протестовать - оставалось лишь позавидовать обоим и пожелать совет да любовь...


  • 0

#56 MARHUZ

MARHUZ

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 641 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Los Angeles
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 07 Октябрь 2013 - 22:45

Вот она - тропа автора!

 

     Хотелось уложить всю историю попаданца Мальцева в одну книгу (12-15 авторских листов), а не получилось. Придётся когда-нибудь писать продолжение, чтобы до конца высказаться по теме.

 

     Сложности книг о попаданстве в исторические времена - соблюдение тех материалов, которые есть в первоисточниках. Многое взято из церковных хроник того периода - наиболее объективном ресурсе, на мой взгляд. Плюс, обязательность включения реальных исторических персонажей, как тот же торговец душ Сантуш, его знакомый бастард рода Авейру (грезивший о торговле с Россией), жертва Святой Инквизиции Хугу Гонсалвеш и ряд других. Например, травница Дарья-гречанка обслуживала в реальной истории царевну Софью, помогая той по вопросам беременности.
     Князь Хованский вообще загадочен по сути, так как в описываемые времена должен был быть очень старым человеком, лет 70. Однако энергичен, боевит, подвижен и прочее.

 

     Досужие вымыслы о тупости и умственной неполноценности Фёдора и Иоанна Алексеевичей были созданы, чтобы оправдать и возвеличить помазание Петра на царство. Причём, это делалось со временем, впоследствие. Многое в любой историчности, даже перевранное, неизбежно конфликтует с фактами, когда делаешь глубокий анализ. Замшелых бояр (в ферязях и шубах) часто не допускали в Думу ещё при царе Фёдоре Алексеевиче. Тогда же боярам рекомендовали избавиться от бород. Пётр лишь усилил такой подход, а не изобрёл его.

     Нарезное и казнозарядное оружие уже имелось в тот период, как и казнозарядные пушки с использованием клиньев для затвора. Другое дело, что их было мало из-за сложностей с зарядкой. И Курляндия была своеобразной "японией нашего времени" - очень передовой, развитой и богатой страной.
     И мыло существовало, даже жидкое и навыки регулярного мытья имелись, хотя и в страшенном дефиците, ибо поставлялось от арабов. Да, протестантская Европа не очень любила водные процедуры, особенно закоснелые пуритане, но у католиков Португалии и Испании осталось культурное наследие мытия от арабов. На них и был расчёт главного героя книги, а не на то, чтобы весь мир облагодетельствовать.

 

     Появление в книге пролетки, гривенников и двугривенных до их исторического создания - всего лишь литературный приём. Никому не мешающий, зато облегчающий читателям процесс чтения. Всё-таки это книга, а не исторически подробная хроника. Согласитесь, что сложно современному человеку разбираться во всяких алтынах и им подобном - и так слишком много разновидностей исторических денег задействовано. К примеру, тот же золотой ливр весил лишь 1.3 грамма, как и золотой динар. Квадрупль весил унцию (30 грамм), луидор - полунции и так далее. О том, что на Москве того времени лёгкой открытой повозкой была... арба (облегчённой модификации), вообще мало кто знает. А значит будут спотыкаться при чтении! Так зачем устраивать читателям сложности по непринципиальным вопросам. 

 

     Признаю то, что порой слишком много знаний по истории, географии и иже с ними приходиться иметь для удобства чтения. Как было сказано в одном из комментов в СИ: "Мархуз, приходится иметь под рукой Википедию, а это усложняет чтение". Поэтому и рассчитываю, в первую очередь, на тех, кто как и я, учился в советских школах. Всё-таки наш кругозор развивали сразу по всем направлениям, даже тем, кто этого не хотел. Сейчас другие времена и любитель-гуманитарий не обязан знать, что такое аш-два-о.  

     Самым сложным оказалось описание стрелецкого бунта, так как приходилось соответствовать исторической хронологии и, в то же время, вплетать то, что было внесено попаданцем. Двигался при описании, как по минному полю! Особенные трудности возникали с родовыми именами типа Долгорукие и Долгоруковы. Оказывается, это разные ветви одного корня, жившие в одно и то же время. Плюс, путаница с Георгиями и Юриями - имя одно, а пользование различное.

 

     Так что не взыщите бояре - пою, как умею! 


  • 0




1 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 1 гостей, 0 невидимых