Перейти к содержимому


Фото

Мрак


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
93 ответов в теме

#1 WerWolf_Wlad

WerWolf_Wlad

    Начинающий Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 1 809 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 25 Февраль 2011 - 12:36

"...То, что он увидел, не было бесхитростным, наивным взглядом ребенка, – то была таинственная бездна, едва приоткрывшаяся и тотчас снова замкнувшаяся.
У каждой девушки бывает день, когда она так смотрит. Горе тому, кто случится поблизости!
Этот первый взгляд еще не сознавшей себя души подобен занимающейся в небе заре. Это возникновение чего-то лучезарного и неведомого. Нельзя передать всего губительного очарования этого мерцающего света, внезапно вспыхивающего в священном мраке и сочетающего в себе всю невинность нынешнего дня и всю страстность завтрашнего. Это как бы нечаянное пробуждение робкой и полной ожидания нежности. Это сети, которые невольно расставляет невинность и в которые, сама того не желая и не ведая, она ловит сердца. Это девственница со взглядом женщины.
Редко случается, чтобы подобный взгляд не поверг в глубокую задумчивость человека, на которого он упадет. Все целомудрие, вся непорочность заключены в этом небесном, роковом луче, обладающем в большей степени, чем самые кокетливые взгляды, магической силой, под действием которой мгновенно распускается в глубинах души мрачный цветок, полный благоухания и яда, цветок, именуемый любовью.
(с) Виктор Гюго, "Отверженные"



Мрак

Месяц тому назад.
Клановый остров Семьи Орландос.
Восточный мыс, скрытый от посторонних глаз.
Начало утренней стражи.


Если бы кому-то пришло в голову забраться в один из удалённых уголков летающего Острова Семьи, он, наверное, долго бы любовался открывающимися с высоты красотами мира Элинор, но вряд ли бы заметил сидящего в сторонке одинокого неподвижного воина, печально наблюдающего за парящими рядом с Островом орлами-стражами.
Воин был одет в необычный, переливающийся искрами при малейшем движении тёмно-синий костюм, словно сотканный из ночного мрака и молний. Костюм был прост, даже чем-то смешон, и на первый взгляд больше подошел бы какому-нибудь комедианту, чем воину. Но безупречность кроя, функциональность каждой мелкой детали, и явственно чувствующаяся даже на значительном расстоянии убийственно-смертельная магическая Аура рассказали бы наблюдательному знатоку многое. Воин был молод, скорее даже юн – но его волосы уже были припорошены сединой, а тело покрыто многочисленными шрамами. В Семье воина звали по-домашнему, тайным Семейным именем. Но большинству он был известен как Мрак.
Мрак пошевелился – впервые за долгое время – поправляя плащ. Одинокий закатный луч Солнца на мгновение высветил знаки различия Чёрного Рыцаря, мимоходом скользнул по планкам медалей, и словно стесняясь их немногочисленности, убежал по своим делам – оставляя Мрака наедине со своими мыслями.

А подумать Мраку было о чём. Некоторое время назад, в катакомбах, он краем глаза заметил что-то необычное – словно переливающуюся тень, скользнувшую из перехода в переход. То, что это враг – Мрак ощутил сразу. Но что-то остановило его от нанесения молниеносного смертельного удара – и он сам не мог понять, что именно. Он убивал и раньше – и неважно, женщина была перед ним или мужчина, дряхлый старик или ребёнок – это были враги, и врагов нужно было уничтожать.
Но сейчас – он не смог поднять оружие на гному. То, что это именно гнома, а не подросток – никаких сомнений не вызывало. Миниатюрность фигурки, пластичность и утончённость движений, но одновременно ощутимая скрытая сила – всё говорило о том, что перед Мраком гнома, причём – одна из самых могущественных и высокородных дев Подгорного Племени. Впрочем, о том, что перед ним КхадЛеди, а может, и Охотница за головами – было несложно догадаться по боевому комбинезону – на глазах принимающего цвет окружающих камней, а при движении – словно превращающегося в полупрозрачное облачко дыма, скрывая всё за магической пеленой. Мрак никогда еще не видел такого доспеха – и понял, что сейчас ни в коем случае нельзя вступать в схватку – а нужно любой ценой добраться до своих и рассказать о том, что увидел.
Видимо, гнома поняла, что её заметили – и резко обернулась. Лицо её было скрыто маской, и только редкой красоты большие глаза, открывшиеся в прорези ткани взгляду Мрака, подсказали ему, что он не ошибся в оценке противника. Перед ним действительно стояла высокородная КхадЛеди, возможно, не самого знаменитого – но, вне всякого сомнения, могущественного и богатого Клана. Изящные руки сжимали необычной формы арбалет – такой же дымчато-переливающийся, как и весь её наряд. И болт арбалета был направлен прямо в сердце Мраку.
Несколько быстрых ударов сердца, показавшихся вечностью, Мрак не мог ничего с собой поделать – он всё глубже и глубже погружался в златокарий омут глаз КхадЛеди, тонул в нём – и не хотел выплывать. Понимая, что это – последнее, что видит в этой жизни, Мрак хотел навсегда оставить в своей памяти этот взгляд. Потому что никогда не видел – и вряд ли увидел бы когда-нибудь – что-либо столь же прекрасное и совершенное.
На миг в глазах гномы что-то промелькнуло – удивление, жалость, смущение – как знать? Но её рука чуть дрогнула, и оперённая смерть, выпущенная из арбалета, вошла не в сердце, а в грудь Мрака, пробив насквозь Семейный амулет. Видимо, это и спасло Мрака – потому что потом, заново переживая почудившееся ему в кровавом бреду, он вспоминал, как ощущал на своём лице шершавый язык какого-то чудного зверя, видимо, прирученного КхадЛеди – и удивление от того, что этот зверь не вцепился ему в глотку – а словно извинялся за свою хозяйку, даря прощальную ласку…

Обрывочные видения дальнейшего – как Мрака нашли разведчики дружественного Клана, как его куда-то несли, как он порывался доложить о новых артефактах гномов, как метался, сгорая от внутреннего жара, шепча какой-то бред – остались в прошлом. Отдельные образцы новых гномьих доспехов изредка попадали в руки людей – но то, что Мрак увидел на одном из врагов полный комплект, стало для всех неприятной неожиданностью.
Потихонечку оправляясь после ранения и восстанавливая силы, Мрак всё чаще замечал на сильнейших воинах и воительницах новые оранжевые доспехи – выкованные длинноухими зеленокожими существами, живущими в шахтах. И заново учился владеть оружием – рана всё еще давала о себе знать – чтобы снова быть готовым идти в бой.
Вот только ТОТ взгляд – Мрак так и не мог забыть. И в глубине души – знал, что встретив его обладательницу снова – не сможет поднять на неё оружие. Он молил Эквиль об одном – чтобы его смерть от руки ТОЙ КхадЛеди была достойной…

Лёгкий порыв ветра донёс запах тонких духов, сообщив Мраку, что он не один. Повернув заплаканное лицо, Мрак увидел Мать Семьи. Она задумчиво смотрела на него – и молчала.
— Что со мной, мама? – спросил Мрак. – Мне никогда еще не было так больно и так сладко одновременно! Почему я тоскую, сам не понимая о чём? Почему я плачу? И почему я не смог поднять оружие на НЕЁ – там, в катакомбах? И вряд ли когда-нибудь смогу это сделать?
Мать Семьи приблизилась, по-прежнему не произнося ни слова. И где-то там, в складочках морщин у её добрых и печальных глаз, Мрак увидел такую же затаённую грусть, которая мучила его самого, и которой он не мог найти объяснения. Тёплая материнская ладонь легла ему на голову и ласково взъерошила волосы. Мать Семьи смахнула украдкой слезинку, и тихонько, словно бы в никуда, произнесла:
— Просто ты стал взрослым, сынок. И встретил ТУ, ради которой можно умереть.

*** *** ***

Всё вышеизложенное выдумано Автором от начала и до конца и не имеет ни малейшего отношения к реальной жизни. Любые совпадения имён и событий – абсолютно случайны.

Изменено: WerWolf_Wlad, 29 Март 2011 - 10:31

  • 0
С волками жить по-волчьи не привык, хотя всегда отчаянно кусался
Я под ударами не сдался и не сник, и сквозь флажки, израненный, прорвался…


Опубликованное фотоОпубликованное фотоWerWolf_Wlad

#2 З Д О Р О В Я К

З Д О Р О В Я К

    Читатель

  • Пользователи
  • Фишка
  • 27 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 25 Февраль 2011 - 14:15

Да.. прям Фенимор Купер.. blush2.gif
  • 0

#3 ОЛЕГУС

ОЛЕГУС

    Читатель

  • Пользователи
  • Фишка
  • 42 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 25 Февраль 2011 - 15:19

Красиво !!!! но мала((( еще хачу
  • 0

#4 Nnnaty

Nnnaty

    Читатель

  • Пользователи
  • Фишка
  • 30 сообщений
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 25 Февраль 2011 - 15:22

Хорошо)
  • 0

Nnnaty


#5 Нися

Нися

    Читатель

  • Пользователи
  • Фишка
  • 25 сообщений
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 25 Февраль 2011 - 15:56

Красиво, но мало
  • 0

#6 soleya

soleya

    Писатель

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишка
  • 565 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 25 Февраль 2011 - 16:11

Жаль, что опоздали(
  • 0

#7 natachenka007

natachenka007

    Читатель

  • Пользователи
  • Фишка
  • 1 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Белгород
  • Раса в игре:Гномы

Опубликовано 25 Февраль 2011 - 18:50

Неожиданно...интересно...мне ОЧЕНЬ понравилось..жду продолженияwink.gif
  • 0

#8 len4ik8

len4ik8

    Новичок

  • Пользователи
  • ФишкаФишка
  • 70 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 25 Февраль 2011 - 21:16

даже удивительно, что лирическая история настолько может захватить... здорово!!!
  • 0
играю за хумов. гном в инфо получился по недосмотру, во время регистрации.

#9 Eva Poe

Eva Poe

    Читатель

  • Пользователи
  • Фишка
  • 11 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Москва
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 26 Февраль 2011 - 02:37

Влад, прям мастер пера!
я требую продолжения банкета! clapping.gif
  • 0
И всё-таки хорошо, что вы у меня есть...))

#10 Точка.

Точка.

    Активный участник

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишка
  • 366 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 26 Февраль 2011 - 14:00

Хм...Влад, понравилось очень !!! Молодец !!!

Мну так кажется что каждая гнома несомненно после прочтёного будет думать что это она ))
  • 0

#11 _CИБИРЯЧКA_

_CИБИРЯЧКA_

    Активный участник

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишка
  • 276 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Новосибирск
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 26 Февраль 2011 - 15:35

Интересная история!хотелось бы всё таки что бы у героя было всё отлично с гномой или без неё!! wink.gif
С нетерпением жду продолжения.... unsure.gif
  • 0

#12 WerWolf_Wlad

WerWolf_Wlad

    Начинающий Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 1 809 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 03 Март 2011 - 00:00

Удалил. Бестолку.

Всё равно никто не верит в искренние чувства - и придумывает своё. Пошлое, гнусное и похабное. Бог вам судья (((

Владислав

Изменено: WerWolf_Wlad, 16 Март 2011 - 16:26

  • 0
С волками жить по-волчьи не привык, хотя всегда отчаянно кусался
Я под ударами не сдался и не сник, и сквозь флажки, израненный, прорвался…


Опубликованное фотоОпубликованное фотоWerWolf_Wlad

#13 Eva Poe

Eva Poe

    Читатель

  • Пользователи
  • Фишка
  • 11 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:Москва
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 03 Март 2011 - 22:09

я аж расчувствовалась... cray.gif
  • 0
И всё-таки хорошо, что вы у меня есть...))

#14 WerWolf_Wlad

WerWolf_Wlad

    Начинающий Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 1 809 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 14 Март 2011 - 22:36

Жду критики - но РАЗУМНОЙ, а не критиканства - лишь бы придраться )) Равно - как и предложений по дальнейшему развитию сюжета. Верю - вместе мы напишем продолжение.

С уважением ко всем - Владислав.

-----------------------------


Дианочке, моей Единственной и Любимой,
Софиюшке и Анастасии - моим доченькам -
посвящаю…


ДЕВИЧИЙ ВЗЛЯД ДИКОГО ЗВЕРЯ


«…То, что он увидел, не было бесхитростным, наивным взглядом ребенка, – то была таинственная бездна, едва приоткрывшаяся и тотчас снова замкнувшаяся.
У каждой девушки бывает день, когда она так смотрит. Горе тому, кто случится поблизости!»
(с) Виктор Гюго, "Отверженные"

Пролог

Два сезона тому назад.
Оазис Омакшан, у подножия гор Кхада.
Передовой дозорный пост Подгорного Народа.
Середина второй ночной стражи.


Мерный храп спокойно спящего Охотника за Головами многократно отражался в бревенчатых стенах «гнезда» дозорного поста. Если бы щели между брёвнами не были тщательно заделаны мхом и глиной, на много переходов вокруг не осталось бы ни одного скорпа или варана – единственные обитатели пустыни давно бы уже в ужасе покинули насиженные места, опасаясь рыка неведомого Зверя. Но труд гномов-инженеров и магия полога тишины делали своё дело – часовой спокойно спал, наивно веря, что крики потревоженного зверья сообщат ему о приближении Безбородых лучше всяких новомодных сигнальных шутих. О том, что магия полога тишины известна и Безбородым, гном еще не догадывался…

Отблеск тлеющих в камине углей высветил квадрат лаза. В узкую щель между крышкой и палубой кто-то снизу осторожно просунул лезвие кинжала, выточенного из когтя скрабба, и легко, как паутинку, перерезал мифриловую задвижку. Люк беззвучно приподнялся, и в нём показалась голова воина. Заглянувший в бойницу из тумана свет Луны озарил молодое лицо Безбородого, его абсолютно седые волосы, странный амулет в виде скалящего зубы волка, но набежавшее облако снова погрузило всё во тьму. Белоголовый расправил шелковую удавку, ловко накинул её на шею Охотника за Головами, и резким рывком затянул. Храп гнома перешел в сдавленный хрип, и спустя некоторое время наступила абсолютная тишина. Белоголовый покрутил головой, убеждаясь, что убитый гном был единственным, аккуратно свернул удавку, сложил её в свою тёмно-синюю походную сумку, и так же беззвучно, как и появился, растаял во тьме…

Спустя некоторое время откуда-то из-под шкур, сваленных у камина, раздался сдавленный всхлип. Из-под груды меха показалась маленькая девочка, подобралась к Охотнику за Головами, и легонько тронула его за бородатую щеку.
— Папулечка, проснись!!! – затрясла она остывающее тело – Проснись, пожалуйста!
Не желая верить в то, что произошло, девчушка в отчаянии прислонила к груди гнома своё личико, и осознала неизбежное. Блестящие дорожки прочертили свои следы на её щеках… Какой-то мелкий мохнатый четвероногий зверёк тихонечко подполз к хозяйке и лизнул солёную влагу, текущую из её глаз. Маленькая гнома прижала зверька к себе, а другой рукой осторожно закрыла глаза отца, ласково проведя ладошкой сверху вниз…

Прошла четверть стражи. Негромкий шум снизу привлёк внимание ребёнка. Судя по голосам – двое Безбородых – о чём-то бранились:
— Давай, не трусь! Тащи лестницу! Белый и Крэдо ушли, забыв снять скальп! Им-то что, у них их сотни! А мне он – в самый раз! Сейчас срежу – глядишь, нашивки заработаю! – раздался снизу грубый противный голос.
— А ежели поймают на крысятничестве? – отвечал более молодой Безбородый – Сорвут нашивки и отправят в каменоломни!
— Ты что, первый день на свете живешь? – расхохотался Грубый. – Да ты погляди, сколько у нас в клановом обозе маркитантов и барыг, сроду не видевших гномов в бою, но носящих нашивки! Либо срезали скальпы втихушку, пока воины бились, либо – вообще купили! Воинам то – тоже что-то жрать надо, и починка доспехов – не дешевое занятие! Да и нет там никого, кроме дохлого гнома – Белый работает чисто, недаром он первым получил из рук самого Инко доспехи и алебарду Чёрного Рыцаря!
Снизу раздалась какая-то возня, стук устанавливаемой лестницы, скрип ступеней, треск ломаемого дерева и грохот падающего тела.
— Да чтоб эту лестницу слизняк сожрал! – раздалась ругань Грубого. – Вроде во дворе еще одна валялась. Пойдём, подсобишь принести!

Внизу всё стихло. Лицо девочки помрачнело. Отстранив от себя зверька, она подтянула к себе отцовский огнемёт и расстегнула походный ранец. На дне тускло сверкнул металлом один-единственный боеприпас. Закусив губу, девочка стала отвинчивать на огнемёте крышку бака. Пальчики побелели от напряжения, но крышка не вращалась. Мысленно обругав себя за забывчивость, гнома надавила на предохранительную защелку, не обращая внимания на сломанный ноготь, и на этот раз крышка легко поддалась. Из открытой горловины ударил специфический резкий запах горючей смеси. Девочка наклонила бак, залила палубу огнеопасной жидкостью, и стала ждать.
Крышка лаза снова откинулась. Безбородый, кряхтя и ругаясь, с трудом пытался протиснуть своё заплывшее жиром тело в узкое отверстие. Наконец ему это удалось, и он, не обращая внимания на окружающее, радостно оскалился – судя по доспеху, гном был не из рядовых, и, обобрав мёртвого, можно было изрядно поживиться. Мелькнувшая откуда-то сбоку тень была последним, что он успел увидеть.
С трудом спихнув вниз обмякшее после удара топором тело, девочка отправила вслед за ним полупустой бак огнемёта, засунув в горловину активированную термическую гранату.
— Прощай, папулечка! – прошептала она мёртвому Охотнику за Головами. – Прощай, Вазик! – поцеловала она в нос своего зверька, – и зажмурила глаза, ожидая взрыв…

Глава I.

Соня

Два сезона тому назад.
Оазис Омакшан, у подножия гор Кхада.
Неподалёку от передового дозорного поста Подгорного Народа.
Пересмена второй ночной и утренней стражи.


Возвращавшиеся из разведывательного похода воины Подгорного Народа радостно предчувствовали скорый отдых. Через каких-то четверть стражи они должны были смыть дорожную пыль и наконец-таки отдохнуть…
Поднявшись на очередной бархан, берсерки посмотрели навстречу первым лучам рассвета – и их лица посуровели. Передового дозорного поста больше не существовало. От обгоревших развалин поднимался вверх чёрный дым. Порыв ветра – несмотря на значительное расстояние – донёс удушливый чад горящей плоти. Молча переглянувшись, гномы перешли с шага на бег.
Единственное, что могло бы послужить им утешением – осознание того, что защитники дозорного поста исполнили свой долг. Дальше на восток, насколько хватало взгляда, в небо поднимались сигнальные дымы цепочки следующих постов, сообщая, что сигнал опасности принят, и КхадЛорды поднимают по тревоге хирды, а Жрецы вскрывают арсеналы, раздавая накопители боли и сферы бури.
Достигнув поста, гномы рассредоточились. Часть их, привычно активируя огоньки на жалах огнемётов, заняла круговую оборону. Двое других – зажав в руках боевые молоты – приготовились прийти на помощь своему предводителю, благоразумно прячась в тени, отбрасываемой остатками догорающих строений. Их вожак, отложив в сторону тотем, увешанный скальпами, аккуратно вынул из ножен пару катан, и медленно, в любой момент ожидая внезапной атаки, приблизился к караульной вышке. Не обращая внимания на полдюжины обугленных трупов Безбородых, он осторожно поднялся наверх.
Все замерли, ожидая худшего. Но сигнал опасности не прозвучал, и берсерки перевели дух. Вожак спускался из «гнезда» медленно и осторожно – катаны снова покоились в ножнах, а руки гнома были заняты какой-то ношей. Спустившись, он поднял вверх правую ладонь и крутящим жестом отдал приказ сбора.
Оставив двоих в дозоре, гномы приблизились к своему вожаку. Он осторожно уложил на расстеленный плащ маленькую девочку, и бережно приподняв девичью голову, подложил под неё свою сумку. Девчушка тихо застонала и судорожно прижала к груди плюшевую игрушку. Тихий сдавленный визг зверька сообщил удивлённым гномам, что это – не игрушка, а живое существо.
— Фляги! – протянув назад руку, отдал приказ старший из гномов.
Не говоря ни слова, берсерки отстёгивали от своих поясов фляги с остатками драгоценной влаги. До следующего поста было два дневных перехода под палящим солнцем, и любая встреча с Безбородыми для томимых жаждой воинов могла бы стать последней. Но никому даже в голову не пришло что-либо возразить.
Осторожно слив всю воду воедино, предводитель протянул флягу молчаливо стоявшему чуть поодаль Жрецу. Если бы не тускло сверкающая изумрудным светом перевязь с буквой «М» – Жреца было бы не отличить от остальных берсерков – те же доспехи, те же шрамы, тот же взгляд ветерана.
— Ты уверен, что поступаешь правильно, Хиттокири? – обратился Жрец к вожаку.
— Критик, ты совсем лишился памяти? – вспылил тот – Посмотри на неё! Или ты забыл, как тебе вручали перевязь? Кто подавал Перевязь Милене из рук Его Высочества??? Это та самая девочка! И весь наш хирд – ничто по сравнению с ней! Действуй, время дорого!
Жрец, которого Хиттокири назвал Критиком, осторожно достал фиал с рубиновой жидкостью, перелил его содержимое в жертвенную чашу, оголил ладонь и полоснул по ней ножом. Капли крови с шипением смешались с магическим зельем. Берсерки по очереди подходили к Жрецу и подставляли ладони под нож – ибо Подгорное Племя умело возвращать из лап Смерти своих сыновей и дочерей только отдавая Костлявой частицу жизни других гномов. Хиттокири подошел последним, но вместо ладони подставил запястье. Критик забрал кровь Хиттокири, и протянул ему платок – перевязать руку.
Прошептав заклинание, Критик осторожно поднёс чашу к губам девочки, и по каплям стал вливать в неё лекарство. Щеки ребёнка порозовели, дыхание выровнялось, и маленькая гнома открыла глаза. Её губы попытались что-то прошептать, но Жрец властно закрыл их своей ладонью, и, отставив опустевшую жертвенную чашу, дал малышке напиться водой из фляги.
— Не нужно ничего рассказывать. Всё и так ясно. Вы молодец! В одиночку перебить столько Безбородых, да еще дать сигнал своим – поступок, достойный любой КхадЛеди! Я – Критик, Жрец. Приставлен с особой миссией к КхадЛорду Хиттокири, Вы должны его помнить. Располагайте нами, Ваша Светлость!
Хиттокири опустился на одно колено в приветствии. Воины его хирда последовали примеру командира.
Ничуть не смутившись титулу, которым к ней обратились, девочка с видимым трудом приподнялась, чуть склонила голову, отвечая на коленопреклонение воинов, гордо подняла лицо и представилась:
— Соня. Младшая КхадЛеди клана… – хлынувшая горлом кровь не дала ей договорить. Маленькая гнома снова потеряла сознание.
Осторожно положив ребёнка обратно, и чуть повернув её голову в сторону, чтобы девчушка не захлебнулась собственной кровью, Критик посмотрел на Хиттокири и угрюмо упрекнул:
— Сам напомнил мне, КТО эта девочка – и сам забыл, что церемониал она впитывала с молоком матери! Теперь – ответь – кто доставит её к своим?
— Как кто? Мы все! Сейчас сделаем носилки…
— Заткнись! Сейчас – коль мы, пусть на долю стражи, не в походе, время МОЕЙ Власти! Если не доставить девочку в стационар немедленно – она не переживёт сегодняшнюю ночь! Ты что – не видишь, в каком она состоянии? Это не простой жар!!!
Критик выпрямился, вставая, и поднёс руки к Перевязи. Лицо Жреца потемнело, затем стало чернее ночи от прилившей крови. Только глаза, пылающие священным огнём, да едва заметно шевелящиеся губы, шептавшие фразы на языке Древних, указывали на то, что он еще жив. Пробудив ДАР, Критик отыскал Эфирные Камни, и сдвинул их, породив каскад плетений. Мгновенно наступила тьма…
Видавшие многое, не раз глядевшие в глаза Смерти берсерки покрылись холодным потом от охватившего их ужаса. Хиттокири мысленно поблагодарил Кхадгора за то, что в темноте никто не видит его мертвенно-бледное лицо. Он слышал от стариков, что Жрец в минуту смертельной опасности для всего Подгорного Племени имеет Высшее Право – ОТРЕЧЬСЯ от Сана, превращая Перевязь в артефакт – для спасения остальных. Но одно дело – слухи, в которые никто не верит, а другое – происходящий на твоих глазах Обряд…
Тьма потихоньку рассеялась. Тихий шелест осыпающегося песка возвестил, что всё окончено. Перевязи на груди Жреца больше не было. Равно как и рунных печатей, не дававших достать из ремней церемониальные топоры, носимых Критиком за спиной крест-накрест. Впрочем, топоры теперь уже нельзя было назвать «церемониальными» – они стали грозным боевым оружием, способным вмиг умертвить любого – даже самого могучего противника.
В руках Критика мерцал только что сотворённый им Пробойник Пространства. Оглядев притихших берсерков, он медленно, выделив последнее слово, произнёс:
— Мне нужен ДОБРОВОЛЕЦ!
Хиттокири сделал шаг вперёд, на мгновение опередив своих подчинённых.
— Я пой… – с размаха впечатавшийся ему в зубы кулак Критика, уже облачённый в латную перчатку, прервал фразу на полуслове.
— Налагаю на тебя Обет Молчания – на четверть стражи! За обсуждение действий Жреца! Ты – НЕ ПОДХОДИШЬ!
Попытавшийся что-то возразить Хиттокири не смог вымолвить ни слова – Последняя Воля Жреца была принята Кхадгором во внимание, и Обет Молчания действовал.
— Ты ответственен за свой хирд! И ты обязан привести его домой – несмотря ни на что! Ты КхадЛорд, если еще не забыл!!! – прозвучали в звенящей тишине слова Критика.
Виновато опустив глаза, Хиттокири сделал шаг назад. Внимательно осмотрев оставшихся гномов, Критик отдал приказ лучшему, на его взгляд, берсерку:
— Кочевник! Ты возьмешь Её Светлость и с помощью Пробойника отправишься в Кхатог. Вернешься в хирд только после того, как убедишься, что девочке оказана вся – ты слышишь? – ВСЯ!!! необходимая помощь! И что Её Высокопреосвященству Высшей Жрице Милене известно, что КхадЛеди Соня в безопасности! Меня, скорее всего, уже с вашим хирдом не будет – доложишь Хиттокири. Держи!
С этими словами Критик отдал Пробойник Пространства гному.
— Почему я? Поручи это новичкам! – попытался возмутиться Кочевник.
— Потому что ты – искуснейший воин из всех, кого я знаю. А значит – сумеешь всё выполнить лучше, чем кто-либо другой. И еще – я чувствую, что в Кхатоге сейчас будет очень жарко, и им потребуются все силы на защиту. А вот нам как раз – предстоит относительно лёгкая прогулка.
Кочевник по очереди обнял своих братьев по оружию, тщательно проверил снаряжение и амуницию, долил до верха бак огнемёта, и осторожно взяв на руки завёрнутую в плащ девочку, активировал Пробойник.
До начала штурма Кхатога Безбородыми оставалось меньше суток...

Изменено: WerWolf_Wlad, 08 Апрель 2011 - 16:18

  • 0
С волками жить по-волчьи не привык, хотя всегда отчаянно кусался
Я под ударами не сдался и не сник, и сквозь флажки, израненный, прорвался…


Опубликованное фотоОпубликованное фотоWerWolf_Wlad

#15 WerWolf_Wlad

WerWolf_Wlad

    Начинающий Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 1 809 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 14 Март 2011 - 22:38

Беглецы

Два сезона тому назад.
Цветущие Равнины, севернее деревни Лонгхольм.
Одинокий хутор фармера по имени Рэндом, далеко от большака.
Середина второй ночной стражи. Перед рассветом.


Рэндом вышел на крылечко своего хутора, огляделся вокруг придирчивым хозяйским взглядом, и привычно стал перечислять в уме нужные на сегодня дела: «Так, загон для гусаков подправить, потом со старшими мальчишками на промысел сходить… Мраку с Буси надо будет сегодня варанов на шкурки наловить – у Сероглазой и Бомбо с Вельштейном давно новой обуви нет… Потом всем вместе мясо ящера накоптить, если успеем – древней нарубить на щепку, и можно в Лонгхольм ехать на рынок – продать заготовленое, да прикупить нужное в хозяйстве…»
Он знал, что где-то там – далеко от его хутора – идёт многолетняя война с гномами. Давно привыкнув к тому, что ни воином, ни боевым магом ему не быть – так уж вышло, что ни богатырской статью, ни умением видеть Эфирные Камни – Эквиль его не наградила – Рэндом жил тем, что промышлял добычей шкурок варана и ящера, изредка рубил щепку, держал гусаков. Впрочем, было еще одно – Рэндом давал кров и пищу всем детям-сиротам, которых встречал. Но скажи ему кто, что ЭТО – самое главное и важное, что он делает в жизни, Рэндом бы искренне удивился. Он просто поступал так, как велело ему сердце.
Вырастая могучими воинами и воительницами, могущественными магами и чародейками, воспитанники и воспитанницы Рэндома шли дальше по жизни, изредка навещая своего приёмного отца и привозя подарки малышне – своим названным братьям и сёстрам. Увы, многие уже не могли приехать – война есть война…
Во всяком случае, про воинскую подготовку своих воспитанников Рэндом не забывал – и даже разводил в удалённом уголке двора паучков, чтобы дети могли учиться наносить удары деревянными мечами и уклоняться от несмертельных, но весьма болезненных укусов в остальном, в общем-то, безобидных арахнидов. Даваемый паучками шелк постоянно требовался в хозяйстве – подруга Рэндома, по имени Лана (но за свой тяжелый характер иначе как Вредная Вредина никем не называемая – правда, за глаза), сучила из паучьего шелка нити, и ткала потом с приёмными дочерьми всё – от платков до скатертей и простыней. Своих деток Эквиль Рэндому с Ланой не дала, но меньше полудюжины сирот, усыновлённых четой фармеров, на хуторе никогда не жило. Пусть не в роскоши – но у детей, невзирая на сезон и праздники, всегда были кусок хлеба с мясом на завтрак, обед и ужин, чистый опрятный костюм на каждый день, и свежее бельё в отдельной кровати. То, что их приёмные папа и мама несколько лет ходили в одном и том же, а кушали всегда последними, и не всегда досыта – малыши не замечали…
Обернувшись назад, Рэндом с улыбкой оглядел своих мальчишек, только продирающих глаза. Бельги, как всегда встал первым – на то он был и старшим, правой рукой Рэндома, ему было целых 14 лет – и сдёрнул одеяла с остальных. Толстяк и коротышка Буси, ровесник Бельги, но слишком покладистый для того, чтобы пользоваться своим старшинством, недовольно заворчал спросонья, и попытался снова натянуть на себя одеяло. Хьюг, мгновенно проснувшийся от утренней выходки старшего на пол-года братца, следуя давней традиции, метнул в него подушку. В кои-то веки удачно – не успевший закрыть лицо Бельги на мгновение ослеп – и этого мига хватило, чтобы средние – Мрак и Бомбо – радостно визжа, привычно набросились на него, свалили на пол и принялись в шутку мутузить. Самый младший, Вельштейн, не остался в стороне, и принялся колотить подушкой всех подряд. В общем, утро начиналось как обычно…
Некоторое время понаблюдав за потасовкой, Рэндом вошел обратно в дом, рывком поднял кучу-малу с пола, и, подкрепляя своё добродушное ворчание лёгкими подзатыльниками, отправил детвору к колодцу – умываться.
Вышедшая на шум из загона с гусаками Вредина подозвала к себе Хьюга и попросила помочь Сероглазой, с трудом волокущей вслед за приёмной матерью объёмный мешок с пером. То, что у неё самой в руках было три таких мешка – Вредину как будто не заботило. Несмотря на малый рост и миниатюрное сложение, Вредина была в прошлом воительницей – но тяжелая травма спины не позволила ей продолжить военную карьеру. Зато – научившись во время лечения видеть Эфирные Камни, Вредина охотно передавала свои знания всем. Эквиль тому свидетельница – её детки имели ДАР и обещали вырасти достойными посвящения в Чёрные Рыцари…

Аккуратно сложив мешки на повозку, Вредина подняла лицо навстречу первым ласковым лучам Солнца…
Давно забытое за ненадобностью, казалось бы, уже атрофировавшееся чувство смертельной опасности и близости врага – внезапно целиком заполонило её разум. Еще не отдавая себе отчёт в том, что именно заставило её рефлекторно изменить положение тела, принимая защитную стойку, и пробудить ДАР – ища вокруг Эфирные Камни – Вредина уже осмысливала, куда прятать детей, что использовать как оружие, сколько времени потребуется, чтобы подать тревожную весть Чёрным Рыцарям – и успеют ли они прийти на помощь…
Увидев на лице жены мгновенную смену настроения, Рэндом, не понимая в чём дело, спросил:
— Лана, что случилось?
Вредина ничего не ответила, входя в боевой транс – и вдруг резко выбросила вперёд локти рук, поставив – не над собой, а вокруг беспечно обливающих друг друга водой у колодца мальчишек – магический Щит.
Умолкнувшие и притихшие пацаны, раскрыв рты, наблюдали, как неизвестно откуда появившаяся троица гномов, довольно скалясь, перелезает через частокол хутора. Старый фармер, женщина-калека да несколько детей – отпор вряд ли кто из них даст, а добыча будет.
То, что вокруг детей мерцает магический Щит, гномы заметили слишком поздно. Взметнув заклинанием Хаоса из-под ног гномов песок, ослепивший берсерков, Вредина схватила первое же, что попало её в руки, и двойной атакой – вилами в горло ближайшему, магией Эфирных Камней двум остальным – отправила гномов к Кхадгору. Перебросив вилы в руки уже начавшему осознавать угрозу Рэндому, Вредина оглядела двор, убеждаясь, что непосредственной угрозы больше нет, и стала отдавать распоряения:
— Бельги, Буси! Выкидывайте всё из повозки! Хьюг – сигнальные голуби! Сероглазая! Ты знаешь, где – выкопай кошель и держи у себя! Мрак, Бомбо, Вельштейн – быстро собирайте тёплые вещи, еду и фляги! Рэндом… Эквиль заклинаю – доставь детей в Лонгхольм целыми и невредимыми и отдай Храмовникам в воинское обучение! Пусть примут у них экзамен третьей ступени – они выдержат, я знаю! Сам… иди в ополчение! Может быть, сумеешь стать хотя бы бойцом, повезёт – воином. И еще… Передай Инко – он должен меня помнить, когда-то мы были однополчане – что это не обычный разведывательно-диверсионный рейд! На этих гномах – нет части походной амуниции, а значит – неподалёку у них крупные силы! Прости, милый, простите, детки – но я покидаю вас!
С этими словами, сняв с пояса связку ключей, Вредина отперла дверь в подвал и ненадолго спустилась вниз.
Появившаяся меньше чем через минуту, одетая в полное боевое облачение воительница, с двуручным мечом за спиной, уже мало напоминала ту Вредину, которую все знали. Она снова стала Ланой – командиром третьего десятка второй гвардейской сотни Чёрных Рыцарей.
Рванувшиеся к ней, чтобы прильнуть и попрощаться дети были остановлены властным жестом.
— Нельзя!!! Я теперь… ОПАСНА.
Расширившимися от ужаса глазами смотря на тёмно-синюю слизь, нанесённую на доспехи Ланы, Сероглазая, чуть заикаясь от волнения, спросила:
— Мам…ма, это же не… из тит…тановой бутыли, которую ты зарыла?
— Именно, доченька! Это яд из желез Скрабба. Так надо!

Только теперь Рэндом и дети до конца осознали весь ужас слов «Я покидаю вас!», сказанных Ланой. В один из долгих зимних вечеров Лана как-то рассказала им старую легенду о давно забытых воинах, которые в одиночку могли уничтожать десятки гномов. Всё было просто и банально – эти воины покрывали свои доспехи и оружие ядом из желез Скрабба. Достаточно было одной-единственной капли яда, попавшей в малейшую царапину, чтобы гном погиб в страшных мучениях от отравы, не знавшей противоядия. Вот только воина, ставшего Живой Смертью, ждала печальная участь – ровно через стражу яд разъедал доспехи и убивал хозяина, а снять их, чтобы выжить, не давало проклятие Древнего Ужаса. Легенда говорила, что так приносили себя в жертву раненые бойцы, давая возможность своим боевым товарищам спастись из засады. Яд из желез Скрабба был чрезвычайно едок – его хранили в титановых бутылях, вскрывая только перед самым применением. Одна такая бутыль, по слухам, стоила полного воинского доспеха – причём не обычного, из кожи с железными наклёпками – а оранжевого, выточенного из изумрудов и зачарованного магией…
Но никто из обитателей хутора – кроме Сероглазой – даже не догадывался до этой минуты, ЧТО их мать хранила в подвале.
Положив перед собой свою старую, покрытую зеленой плесенью походную сумку, Лана стала доставать из неё листочки и склянки. Не глядя, она сдирала зубами крышки и выпивала все зелья подряд, попутно читая заклинания с мгновенно вспыхивавших и сгорающих в бездымном оранжевом пламени свитков. Опустошив сумку, Лана достала с самого дна тщательно завернутую в несколько слоёв крысиных шкурок руну цвета запёкшейся крови, и наложила на пояс. Руна вспыхнула рубиновым огнём и вкруг Ланы замерцала едва видимая магическая аура…

С наружной стороны ворот послышалась какая-то возня. Чуть позже раздался характерный едва слышимый свист выпускаемой из огнемёта горючей смеси, и ворота объяло пламя. Криво усмехнувшись, Лана поправила нашивки Оруженосца, снова вошла в боевой транс, осторожно сняла запор, и резким пинком распахнула горящие створки ворот. Смертельный вихрь разящих ударов двуручного меча обрушился на сгрудившихся снаружи гномов. Отчаянность и внезапность атаки сделали своё дело – не ожидавшие столь яростного отпора, берсерки были убиты быстрее, чем успели осознать свою оплошность.

То, что оставаться на хуторе теперь смертельно опасно, было ясно без объяснений. Хьюг выпустил голубя с примотанными к лапкам цветными нитями, извещавшими о нападении на хутор, и мысленно попросил Эквиль защитить пернатого вестника. Посадив в повозку Сероглазую, и сложив туда же припасы, Рэндом с мальчишками, толкая перед собой повозку, побежали по направлению к Лонгхольму…

Лана отперла загон, выпуская на волю гусаков – пусть наедятся свежего мяса, благо, убитых гномов хватало. Потом, облив смолой дом, высекла искру на трут, и раздув пламя, поднесла его к стене. Потихоньку охватывая язычками всё больше и больше пространства, огонь радостно загудел, поднимаясь к небу, чёрным столбом дыма извещая всех в округе – опасность! Война рядом!
Магический Щит, поставленный Ланой, не давал огню разгореться слишком сильно – чтобы подавать сигнал как можно дольше. И не дал бы – если, конечно, нашлись бы они тут – на выселках – добровольным пожарным потушить хутор.

Внимательно осмотрев следы, Лана направилась в ту сторону, откуда пришли гномы. У неё впереди было достаточно времени – почти полная стража. И чем больше коротышек она успеет убить за это время – тем лучше.

Лана была готова к Последнему Бою. «Бывших» Гвардейцев не бывает!

Нежный

Два сезона тому назад.
Цветущие Равнины.
Большак, ведущий к деревне Лонгхольм.
Окончание утренней стражи.


Не по-весеннему жаркое Солнце палило своими лучами бегущих по пустынному большаку Безбородых. Их было немного – один взрослый немолодой фармер, полдюжины мальчишек, да девочка, сидящая в повозке, которую мужчины толкали перед собой. Запылённые одежды, покрытые потом лица – всё говорило о том, что они бегут уже давно, и что гонит их нечто страшное и ужасное, потому что Безбородые не останавливались ни на минуту.
Сероглазая девочка, сидящая в повозке, тихонько плакала. Её губы беззвучно шептали простенькую детскую молитву – «Эквиль, Мать всего живого в Элиноре, прими к себе нашу маму Лану. Она умерла, чтобы мы жили. Клянусь, мы отомстим!»

Обогнув небольшую рощицу, беженцы поневоле остановились. Прямо посреди большака лежало несколько трупов. Судя по еще не успевшей впитаться в дорожную пыль крови и отсутствию падальщиков – все эти люди были убиты совсем недавно. И – об этом явственно говорили рваные безобразные раны от срезанных у взрослых скальпов – убиты гномами.
С тревогой оглядевшись по сторонам, фармер обратился к двум наиболее крепким и старшим сыновьям:
— Бельги, Хьюг! Посмотрите – не осталось ли живых. Только тихонько – гномы могут быть где-то неподалёку!
Юноши приблизились к погибшим, и поочередно трогая шеи лежащих тел, печально качали головами – мёртв, мертва, мертва, мёртв, мёртв…
Дотронувшись до шеи последнего мальчишки, Хьюг едва успел перехватить взметнувшуюся руку с зажатым в кулаке кинжалом. Бельги, приходя на помощь брату, обхватил единственного выжившего паренька, и скороговоркой зашептал ему в ухо:
— Спокойно, спокойно, свои! Гномов нет!
Упав на землю, подросток прошептал «Свои…» – и отключился. Последний защитный рывок забрал у него остатки сил. Осторожно высвободив кинжал из ладони потерявшего сознание парня, Хьюг подхватил мальчишку на руки и потащил к повозке. Сероглазая потеснилась, освобождая место раненному.
Фармер, еще раз оглядевшись по сторонам, убедился, что гномов поблизости нет, и стал копать близ большака братскую могилу. Сыновья помогали по мере сил…

Бельги, мысленно попросив прощения у мёртвых, собрал всё, что могло пригодиться их маленькому отряду – фляги, кошели, припасы, ножи, два или три простых железных меча – и распределил между братьями. Только кошели он отдал Сероглазой все до единого, а Хьюг вручил ей же кинжал найдёныша:
— Прийдёт в себя – отдашь. Или… окажешь ему Последнюю услугу, если нападут гномы.
Сероглазая печально улыбнулась. Прощальный подарок матери – несколько эликсиров, которые она нашла, выкапывая семейный кошель там, дома, на хуторе, она никому не показывала, справедливо рассудив, что пока еще мала, чтобы держать в руках меч – а вот владеть стихиями, складывая Эфирные Камни – она умела лучше всех мальчишек вместе взятых, и давно уже превзошла в этом умении маму. И пусть это её боевое умение – если возникнет необходимость – станет неприятным сюрпризом для гномов.
Маму… Внезапно нахлынувшее воспоминание заставило Сероглазую крепко закусить губу, чтобы не разреветься окончательно. Слезинки предательски выступили в уголках её глаз. Сероглазая зажмурила глаза – и вдруг почувствовала, как кто-то промокает их платком. Это был найдёныш. Он снова пришел в себя – и даже пытался слезть с повозки, несмотря на кровоточащую рану. Сероглазая заставила его лечь, с силой толкнув в грудь, и громким шепотом выбранила:
— Ты чего это? Мало того, что на тебя весь запас бинтов потратили – так ты еще бузишь? Лежи! Доберемся до Лонгхольма – там тобой займутся настоящие лекари!
Найдёныш закрыл глаза.
— Меня зовут Убийца, – представился он.
Задержав его ладони в своих чуть дольше, чем она обычно позволяла названным братьям, Сероглазая ощутила, какими сильными – и одновременно нежными были руки найдёныша.
— Нет, это имя тебе не подходит. Пусть Убийцей тебя зовут гномы. А я и мои братья будем звать тебя Нежный. Согласен?
— Согласен. Я буду Нежный Убийца. – Тень улыбки озарила лицо парня, и он снова ушел в забытье.
— Нежный Убийца… Ну что же, здравствуй, еще один братик! – Сероглазая промокнула выступившую на лбу у Нежного испарину…

Дальнейший путь до Лонгхольма прошел без приключений. По-видимому, убившие семью Нежного берсерки, опасаясь близости передовых постов Чёрных Рыцарей, поспешили убраться подальше от большака…

Обращаясь к Лонгхольмским стражникам, уже собравшимся поднимать на ночь мост, фармер смущенно прокашлялся и произнёс:
— Меня зовут Рэндом. Сегодня утром мой хутор сожгли гномы-мародёры. И у меня посмертное донесение гвардии оруженосца Ланы для Инко. Доложите ему, пожалуйста…

Изменено: WerWolf_Wlad, 08 Апрель 2011 - 16:19

  • 0
С волками жить по-волчьи не привык, хотя всегда отчаянно кусался
Я под ударами не сдался и не сник, и сквозь флажки, израненный, прорвался…


Опубликованное фотоОпубликованное фотоWerWolf_Wlad

#16 WerWolf_Wlad

WerWolf_Wlad

    Начинающий Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 1 809 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 14 Март 2011 - 22:42

Глава II.

Кочевник

Два сезона тому назад.
Горы Кхада.
Старый форт у входа в Кхатог.
Конец утренней стражи.


Несмотря на полученный еще две стражи тому назад сигнал о нападении на передовой пост, КхадЛорды Кхатога не торопились поднимать хирды по тревоге. Подумаешь – передовой пост! До него еще пять переходов – успеется! Зачем дёргаться понапрасну и заранее? Полученные от Жрецов боеприпасы КхадЛорды благоразумно припрятали в личных запасниках, считая, что рядовым берсеркам давать такую мощь опасно – мало ли, возгордятся и выйдут из повиновения – а там, не дай Кхадгор, и вообще из хирда выйдут, создав свой собственный Клан!
Давно отвыкшие от собственного участия в сватках, большинство КхадЛордов предпочло бы, чтобы война длилась вечно – ибо также вечно каждую новую Луну они могли получать от Жрецов эликсиры и боеприпасы – для помощи в войне. Особо удачливые и близкие к Трону могли рассчитывать и на большее, а то, что рядовые берсерки о новом оружии слыхом не слышали, никого не волновало. Сплетни про безразмерность мошны КхадЛордов могли соперничать по количеству разве что с росказнями об их грехах и тайных сделках с барыгами-перекупщиками. Впрочем, это давно уже не интересовало ни Жрецов, ни самих КхадЛордов – подумаешь, пустяк, одним грехом больше, другим меньше! Никто и не заметит – ни Кхадгор, ни толстосумы!
КхадЛордов, следующих кодексу древнего трактата «Путь Охотника за Головами», можно было пересчитать по когтям трёхпалой лапы Уух-Туума, у которой отсекли минимум один палец. Никто не спорит – рыцарей и романтиков хватало во все времена. Только из походов они, как правило, возвращались в кобальтовых ящиках. Если было кому дотащить этот ящик Жрецам…

Охранявшие вход в Кхатог берсерки, лениво перебрасываясь фразами, обсуждали последние новости:
— Слыхал? Говорят, Милена обещала в скором времени какое-то чудо-оружие, которое уничтожит Безбородых раз и навсегда!
— Она это который год обещает, нашел кому верить!
— Не скажи! Там какой-то новый боеприпас придумали! Рассказывают, что грамотный инженер, владеющий ДАРОМ, способен сотней-другой Эфирных Камней убить любого Безбородого!
— Ха! Скажешь тоже – сотней-другой! Да любому боевому магу Безбородых и полусотни хватит, чтобы прихлопнуть инженера как минибота! Ты где-нибудь видел инженера, который активирует в бою сотню Эфирных Камней?
— Видел! Вчера. В морге. Запечён в собственных доспехах как стальная черепаха – только оплавленный кусок металла да шмат горелого мяса!
— Вот и я про то же! Придумают что-то – ни гууду в яйцеклад, ни Её Высоко…
Заметив приближающегося Жреца, берсерк оборвал фразу на полуслове.
— Что ты там про Её Высокопреосвященство плёл, а? Надоела служба в гарнизоне, на передовой пост захотел? Могу устроить! – раздувшийся от осознания собственной власти, которую ему давала Перевязь, молодой Жрец разошелся не на шутку.
— Вы что-то не так услышали, преподобный! Её Высокопреосвященство Милена – можно сказать, мать наша!
Не заметивший скрытой издёвки, Жрец важно проследовал мимо. Показав ему в спину непочтительный жест, убеленный сединами стражник недовольно пробурчал:
— Наберут, понимаешь, не пойми кого – а ты внимай! То не делай, крепкое словцо не скажи, сплошные красны девицы, будто не…
На этот раз причина, по которой замолчал гном, была куда существенней: Портал у входа в Кхатог заискрил, извещая об активации, и засиял голубыми рунами, готовясь принять кого-то.
— «Пылесосы» к бою! Сеть, червь вас дери! Сеть!!! – наконец-то занявшийся привычным делом, стал отдавать распоряжения старый легионер.
Последний раз Порталом пользовались лет 200-300 тому назад – искусство создавать Пробойники Пространства было давно утеряно. Так что ожидать можно было всякое.
Пятёрка стражников приготовилась встречать незваного гостя. Старший вышел чуть вперёд, взяв огнемёт (за свою специфическую форму иначе, как «пылесосом» не называемый) на изготовку, активировав огонёк на жале. Двое других гномов прикрывали его с флангов, еще двое держали наготове ловчую сеть темневика.
Руны Портала погасли. Во взметнувшемся внутри него вихре медленно материализовывался берсерк-ветеран в полной боевой выкладке, державший в руках что-то объёмное, завёрнутое в плащ.
С резким выдохом бросив ловчую сеть, стражники умудрились поймать в неё собственного командира, стукнуться лбами, да хватаясь руками за ушибленные места, наградить друг друга еще несколькими тычками. Не получившие приказа «огонь» их напарники вдруг оказались без огнемётов, выбитых резким ударом ногой, а поясные ремни гномов были рассечены молниеносными выпадами странной формы оранжевого меча, неизвестно откуда появившемся в руке пришельца. В другой руке он по-прежнему бережно держал свой свёрток.
Не успели спадающие с горе-стражников штаны достичь земли, как каким-то непостижимым образом мгновенно переместившийся к ним за спины пришелец приставил к горлу старшего лезвие меча и не допускающим пререкания тоном отдал приказ:
— Караул – к оружию! Поднять мост, запереть ворота! – и добавил, уже добродушно – Стареешь, Макс! А помнишь, как меня гонял семьдесят сезонов назад на курсе молодого берсерка?!
— Кочевник, кристанид тебе в тролля!!! – радостно узнал прибывшего начальник стражи. И добавил, уже обращаясь к подчинённым: – Чего уставились, как драк на водного? Не видите знаки различия ВарГрафа? Или приказ не слышали? БЕГОМ!!!
С трудом наконец-таки выпутавшись из ловчей сети, старый гном, которого Кочевник назвал Максом, вполголоса шепнул:
— Отойдём-ка!
Оглядевшись по сторонам, и убедившись, что лишних ушей поблизости нет, Макс продолжил:
— Кочевник, ты, конечно, боец заслуженный, вон даже – ВарГраф, но послушай доброго совета – тут тебе не боевой поход, не показывай гонор! Жрецов типа Критика, который с вашим хирдом уходил, уже не осталось! Одни доносчики да мздоимцы! И КхадЛорды, особенно сильнейших и известнейших кланов, друг к другу относятся, как выводок кристаллической птицы – пока один других не заклюёт, не успокоятся! А Безбородые – слыхал? Передовой пост сожгли, да не захолустный какой, а самого Цезариуса! Милена – злая как сто шиидов, сегодня на утреннем разводе ни за что ни про что с Васелисы – помнишь её? – нашивки карателя прилюдно спорола, и отправила воином пятёрки парниковые фермы охранять! Соня-то, дочь Цезариуса, на том самом посту у отца гостила! А Милена – её родная тётка, вот и переживает – она же Соню вместо погибшей матери воспитывала, прими Кхадгор её душу! А ты сейчас – своими приказами не в тему, да под горячую руку – только раздразнишь Её Высокопреосвященство!
Отвлекшись на короткое время, чтобы принять от оконфузившихся стражей доклад о выполнении только что отданных им приказаний, Кочевник успокоил Макса:
— В таком случае, Васе недолго осталось червей от парников гонять. Найди «быструю ногу» – пусть доложит Милене, что Её Светлость Соня – жива и в Кхатоге. Правда, не совсем здорова… Я – в лечебницу. Кто там сегодня дежурит?
Отогнув уголок, Кочевник показал изумлённому Максу, что скрывал его плащ. Миловидное личико маленькой гномы было белее снегов Кхада. С силой сжатые тонкие обескровевшие губы тихонько прошептали: «Пииить…»
— Сейчас-сейчас – засуетился Макс. Быстро сбегав к караулке, он притащил полный ковш медовухи – На-ка, выпей, деточка…
Кочевник осторожно напоил ребёнка, аккуратно поправил складки плаща вокруг её лица, и, перехватив поудобнее, быстрыми шагами направился в сторону лечебницы.

Наблюдавший за входом в Кхадгор лазутчик Безбородых недобро нахмурил брови. Ох не вовремя сработал Портал! Ну да ничего, дождаться бы темноты – а там посмотрим, у кого ножи длиннее!
Передовые силы Безбородых, тщательно маскируясь, занимали намеченные для штурма позиции. Осталось только получить донесения разведчиков, чтобы уточнить детали… Даст Эквиль – завтра в Элиноре не одной сотней коротышек станет меньше!

продолжение следует wink.gif

Изменено: WerWolf_Wlad, 08 Апрель 2011 - 16:19

  • 0
С волками жить по-волчьи не привык, хотя всегда отчаянно кусался
Я под ударами не сдался и не сник, и сквозь флажки, израненный, прорвался…


Опубликованное фотоОпубликованное фотоWerWolf_Wlad

#17 злобная чел

злобная чел

    Читатель

  • Пользователи
  • Фишка
  • 39 сообщений
  • Пол:Женщина
  • Город:челябинск
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 15 Март 2011 - 09:23

если говорить, о том, что думаю сейчас то это только " А дальше?" blush.gif P.S. внятные коментарии и предложения появятся только потом
  • 0

#18 Главный Сварщик

Главный Сварщик

    Почётный Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 5 930 сообщений
  • Город:Санкт-Петербург
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 15 Март 2011 - 11:41

Здорово!
С большим удовольствием прочитал, ждем продолжения!
  • 0

#19 WerWolf_Wlad

WerWolf_Wlad

    Начинающий Летописец

  • Пользователи
  • ФишкаФишкаФишкаФишкаФишка
  • 1 809 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 17 Март 2011 - 17:36

Тарнум

Два сезона тому назад.
Деревня Лонгхольм.
Казармы при Храме Эквиль.
Начало вечерней стражи.


Сидящий в полутьме кельи невысокий сухощавый Храмовник задумчиво перебирал звенья рубиновой цепи. Он был молод, но груз ответственности рано наложил на его чело сетку глубоких морщин и посеребрил виски. Поступавшие отовсюду донесения заставляли по-новому переосмыслить последние события. Как назло, посоветоваться не с кем – Инко ушел в поход, забрав с собой лучших из лучших Чёрных Рыцарей. А тут – этот, как бишь там его, Рэндом? Со своим «это не обычные мародёры, это часть больших сил!» Благо, Храмовники успели пресечь слухи – мало ли, что наболтает «пьяный фармер»! Но одно дело – контрслухи, активно распускаемые во всех кабаках и тавернах Лонгхольма агентами Храмовников, а другое – ответственность Настоятеля, пусть и временно исполняющего обязанности. Эх…
Глухие удары в дверь заставили Храмовника отвлечься.
— Ваше преподобие! Господин Тарнум! Откройте, это я – брат Антисептик!
Окончательно отвлекшись от неприятных мыслей, Тарнум отпер дверь, впуская послушника. По-хорошему, Антисептик – по заслугам, знаниям, опыту Храмовника – давно был достоин рукоположению в сан. Вот только чрезмерная человечность и отзывчивость не позволяла ему занять соответствующее место среди других братьев и сестёр, выбравших уделом служение Эквиль. Главным условием для получения буквы «М» на рубиновую цепь Храмовника было полное отречение от чувств и эмоций, чего про Антисептика сказать было нельзя. Тарнум постоянно получал доносы – то о том, что брат Антисептик тайком сунул краюху хлеба из Храмовой рыночной десятины какому-то бродяжке-сироте, то о том, что брат Антисептик «невзначай» рассыпал мешок с кальцием, и, помогая старой вдове его собрать, украдкой засунул внутрь несколько синих бальзамов да дюжину-другую серебряных монет из Храмовой казны… Благоразумно закрывая глаза на мелкие грехи Антисептика, Тарнум доверял ему самые сложные и деликатные поручения – как сегодняшнее, например. Пригласив гостя присесть, Тарнум приготовился слушать.
— Что касается слухов про большие силы гномов – начал доклад Антисептик – тут это, опасаться нечего. Дежурная смена караула, слышавшая слова фармера, сейчас в составе разведотряда ускоренным маршем движется в сторону хутора Рэндома – для проверки сведений о нападении гномов. Ориентировочный срок прибытия отряда обратно – послезавтра, к концу вечерней стражи. Рэндом – отдыхает в карцере. Да, утвердите, пожалуйста, смету расходов – бочонок эля, три бочонка лагера и четверть пуда копчёного октопуса.
Подписывая протянутую ему смету, Тарнум, усмехнувшись, уточнил у Антисептика:
— Что-то многовато для фармера, а, Антисептик? Да и лагер, по слухам, Рэндом не слишком жалует – всё больше по элю?
— Ну, так я же должен был убедиться, что он действительно будет пьян. А он в одиночку пить не хотел – пришлось составить компанию… – покрасневший от смущения Антисептик, виновато пряча глаза, немного насупился.
О его любви к тёмным сортам пенного напитка и копчёному октопусу не знал разве что новорожденный. Тарнум добродушно хлопнул Антисептика по плечу и, расхохотавшись, добавил:
— Да ладно, я же не со зла. Но три бочонка!!! На этот раз ты переплюнул самого Вепря! А ведь он на спор с трудом два с половиной бочонка выпивал!
— Ну… я же не один… – признался Антисептик. – Я еще караульным фляги наполнил. Которые в той смене были.
— Ладно, Эквиль всё обращает на пользу. Продолжай! Что там с раненым пацаном и детьми фармера?
— Парня прооперировали. Спит. Если верить Валиану – через недельку-другую будет как новенький. Исхудал он сильно… А остальные детки – в казарме новобранцев, переобмундировываются. Там второкурсники решили «прописать» новичков… Моя вина – не уследил…
— Что? Опять?!! Да когда же мы эту заразу вытравим?! Что с новичками – сильно их побили?
— Так это… Я не договорил… Новички-то отнюдь не фармерского замеса оказались! В общем, Сэмиус челюсти троим старослужащим вправил, заказ Гордону на два десятка вставных зубов сделал. И еще… проблема! Трёхсотый у нас. Тяжелый трехсотый… Дернул же его черт эту девушку, Сероглазую, за ягодицу ущипнуть…
— Что, рожу расцарапала?
— Если бы! Кто же знал, что у неё ДАР! Так припечатала Эфирными Камнями – боюсь, парень долго не протянет. До сих пор в лазарете – смотрит в одну точку, и каждую минуту вскрикивает «Ой, случайно! Ой, случайно!». Под себя гадит и плачет как дитя. Я письмо подготовил, в центральный Храм – чтобы еще одно место в палате номер шесть приготовили. Теперь он их клиент…
— Фармер утверждал, что ДАР у всех его воспитанников. Почему не провели стандартную проверку? Смотри, Антисептик – турну из Храма за профнепригодность, где ты еще столько дармового лагера найдешь?
— Дык… я ж как лучше хотел! Накормил их сперва, потом на ночлег определил. Пошел брата Комдива предупредить, чтобы кладовые вскрыл, да подобрал ребятне одёжу какую да обувку, а тут как раз новичков «на вшивость» проверить решили… Я уже распорядился. Сейчас их переобмундируют, и буду принимать экзамен на ступени ДАРА. Что-то мне подсказывает, что фармер ошибся – не третья у его воспитанников ступень, а выше. Хвала Эквиль – новые боевые маги, да с потенциалом! Выучим, не впервой!
От волнения Антисептик стал смешивать в речи официальные Храмовые слова с просторечным говором родной Северной Пальмиры. Сделав успокаивающий жест, Тарнум прервал послушника, но отвечать не спешил. Задумчиво потерев подбородок, он наконец, произнёс:
— Пожалуй, я сам приму у них экзамен. Пригласи в рыцарский зал брата Комдива, брата Угодая и сестру Рулену. Прихвати учебную амуницию и приводи новичков. Жду тебя через осьмушку стражи.

«И всё-таки, что делать с малочисленностью гарнизона? На весь Лонгхольм десяток Чёрных Рыцарей, да ополченцы… Если гномы действительно неподалёку, и пойдут на штурм, удержать их будет сложно… Вырежут же всех! Неужто им в головы пришла та же мысль что и нам – одним внезапным ударом раз и навсегда поставить точку в этой вечной войне? Эквиль, не допусти, полагаюсь на справедливость Твою!» – входящий в рыцарский зал Храма, Тарнум продолжал обдумывать обстановку.
Сидящие на судейских местах братья-Храмовники привстали, приветствуя Тарнума. Кивнув им в ответ, Тарнум поздоровался с оставшейся сидеть сестрой Руленой. Храмовый Устав и традиции предписывали сёстрам Храма вставать, приветствуя Настоятеля. То, что Рулена не встала, немного укололо самолюбие Тарнума – пусть и временно, Настоятелем был он, но бранить рукоположенную в сан в присутствии паствы было бы верхом неприличия. Мысленно пообещав себе вернуться к разговору с Руленой позже, Тарнум оглядел экзаменуемых.
В отличие от большинства новичков, которых проверяли на ступень ДАРА, эти дети («Нет, не дети – подростки, просто видно, что не из зажиточной семьи, худые, но жилистые» – мысленно поправил себя Тарнум), не выглядели растерянными или испуганными. Впереди стояли трое парней, наиболее старших на вид, прикрывая младших. Посредине – спрятанная братьями от любопытных глаз – стояла девушка с бездонными глазами цвета грозового неба. Новые доспехи курсантов Храма сидели на новичках как вторая кожа – не всякий выпускник мог бы похвастать такой ладной подгонкой формы. Насупленные брови, напряженные фигуры – прям как ежики, такие же колючие! Ну да ладно – не они первые, не они последние, кто приходил на воинское обучение в Храм Эквиль.
Увидевший Тарнума брат Антисептик чуть прокашлялся и сделал шаг вперёд. Полюбовавшись стройной девичьей фигуркой («Ведь хороша, правда хороша! Будь я помоложе – тоже, наверное, попытался бы ущипнуть…») и отогнав прочь греховные мысли, неподобающие Храмовнику, Тарнум рассеяно выслушал доклад Антисептика, а затем обратился к новичкам:
— Меня зовут Тарнум. В отсутствие брата Инко – я исполняю обязанности Настоятеля Храма Эквиль в этой деревне. Мне доложили, что вы – потенциально обладаете ДАРОМ. Выполняя указ Его Величества Трувольда IV, я обязан принять у вас экзамен – чтобы определить степень вашего ДАРА и назначить вам учителей.
Подростки слушали Тарнума без видимого интереса. Наверняка, их больше заботило не то, какую степень ДАРА у них определят – а то, куда они потом попадут, и не разлучат ли их. Да и «прописка» наверняка прошла не так уж удачно, как рассказывал Антисептик – вон, у толстого коротышки, стоящего впереди, синяк на всю скулу, а один из малышей – стоит с трудом, морщится. Наверняка ногу повредил. Ладно, разборки оставим на потом…
— Я не знаю как вас зовут, поэтому попрошу представляться, – продолжил свою речь Тарнум. – Сразу, чтобы вы не беспокоились, даю слово Настоятеля – неприятный инцидент, случившийся сегодня, я буду считать первым и последним. Если кто-то еще попробует вас обидеть – вы вправе дать сдачи. Но! Если кто-то из вас, спустя время, возомнит себя «крутым воякой» – и попробует обидеть новеньких – наказание будет самым суровым! Всем всё понятно?
Молчание было ответом.
— Вот ты, – указав на толстяка, сказал Тарнум, – Выходи на середину зала, и будь готов сразиться с одним из Храмовников. И я не расслышал имени!
— Буси – коротко буркнул толстяк. И спросил, подходя к сваленному посредине зала учебному деревянному оружию – Мне можно выбрать что захочу?
— Разумеется! Но имей в виду – сейчас важно не умение владения оружием, а умение видеть Эфирные Камни. Если у тебя есть ДАР – ты должен проявить и показать его. В противном случае – ты будешь отправлен в простую пехоту, а там условия несколько иные!
Выбрав чуть изогнутый полуторный меч, Буси подбросил его в воздух, перехватил («Надо же! Обратный хват! А на вид – увалень увальнем!» – отметил про себя Тарнум), сделал несколько выпадов, проверяя баланс, и присел на корточки, положив меч слева от себя, рукоятью вперед. Глаза Буси были закрыты, кисти рук покоились на коленях.
— Брат Комдив – прошу Вас! – подал команду Тарнум. – Кажется, Вы с этим парнем предпочитаете один и тот же вид мечей.
— Ну-ну! А шашка-то у меня всё равно длиннее! – усмехнулся Комдив, и без всякой подготовки, с ходу нанёс разящий выпад, метя в голову экзаменуемого.
Как и когда толстяк Буси умудрился взять в руки меч, уйти от удара и контратаковать – осталось для всех судей загадкой. Брат Комдив лежал, распластавшись, как летучая мышь, и с трудом пытался прийти в себя, судорожно хватая воздух. Точный удар деревянным мечом в солнечное сплетение и мерцающий вокруг Буси магический Щит подтвердили, что ДАР у парня есть. Кое-как поднявшись, и несколько раз присев, чтобы окончательно прийти в норму, брат Комдив направился к амуниции и молча надел кожаный защитный нагрудник и сетчатый шлем.
— Хех! ДАР есть, но слабый! Эфирные Камни парень видит, но не складывает – сразу ставит Щит. Плохо! Но поправимо. Третью ступень подтверждаю!
Вынеся вердикт, Комдив чуть наклонился в ритуальном поклоне, означавшим конец схватки. Буси сделал поклон в ответ и вернулся на место.
— Теперь ты!
Палец Тарнума указывал на самого старшего и крепкого на вид подростка.
— Меня зовут Бельги. Мне не нужно оружие.
— Ну как знаешь! – выпад Комдива начался еще на слове «как» – и снова не достиг цели.
Бельги, улыбаясь, и словно бы играючи, легко сложил красивый каскад Эфирных Камней, также, как и брат, поставил магический Щит, но добавил в плетение что-то еще – и Комдив второй раз оказался на полу, оглушенный собственной шашкой – отскочив от Щита как мячик, непослушная деревяшка зарядила своему хозяину в лоб.
— Подтверждаю ДАР. Четвёртая ступень. Пятую – проверю отдельно, после приведения к присяге! – Мысленно выругавшись, Тарнум попросил сестру Рулену оказать необходимую помощь брату Комдиву, и вызвал очередного экзаменуемого. Брат Угодай аккуратно одел полную защиту, тщательно проверил её подгонку, и, взяв в обе руки по среднему мечу, приготовился к бою.
— Хьюгест. Можно просто Хьюг – представился третий парень.
Он выбрал посох – и атаковал Угодая первым, одновременно соревнуясь с Храмовником в искусстве красоты сложений Эфирных Камней. Бой был красив, но скоротечен – быстрым обманным движением отклонив посох, Угодай нанес удар, задержав меч в пальце от беззащитной шеи Хьюга.
— Камни видишь хорошо, это твой плюс. Но для любого боевого мага умение владеть мечом столь же важно, как и умение видеть Эфирные Камни! Третья ступень, подтверждаю! А вот по фехтованию – буду гонять отдельно, мёртвые боевые маги на ужин могут не приходить!

Остальные бои были похожи один на другой. Дети подтвердили свой ДАР третьей ступени мастерства, Мрак показал четвёртую ступень, а Сероглазая – пятую. Экзамен у Сероглазой принимала сестра Рулена – и, подойдя после экзамена, поинтересовалась, кто был их учителем.
— Наша мама, Лана. Она была воительницей. Её… её больше нет. Мама… откупорила титановую бутыль с ядом из желез скрабба и приказала нам уходить! – срывающийся голос Сероглазой показал, что девочка с трудом сдерживает слёзы.
— Ваша мать наверняка сейчас рядом с Эквиль – и наблюдает за вами. Вы достойны её поступка! Я рад приветствовать вас всех в Храме Эквиль, господа боевые маги! Ваша учёба начнётся завтра утром. Спасибо!
Напутствовав новичков, Тарнум повернулся к Антисептику:
— Назначаю тебя братом-воспитателем этой семьи. Через Луну – они должны достичь следующей ступени ДАРА и принять присягу.
Антисептик поклонился, принимая груз ответственности за новобранцев.

Вторая ночная стража подходила к концу. Первая «кошка» с привязанной к ней крепкой веревкой, брошенная умелой рукой берсерка, зацепилась крючьями за край крепостной стены, опоясывающей Лонгхольм. За ней вторая, третья… Никем не замеченные, гномы забирались наверх…

Продолжение следует wink.gif

Изменено: WerWolf_Wlad, 08 Апрель 2011 - 16:20

  • 0
С волками жить по-волчьи не привык, хотя всегда отчаянно кусался
Я под ударами не сдался и не сник, и сквозь флажки, израненный, прорвался…


Опубликованное фотоОпубликованное фотоWerWolf_Wlad

#20 Лапочка-девочка

Лапочка-девочка

    Читатель

  • Пользователи
  • Фишка
  • 47 сообщений
  • Раса в игре:Люди

Опубликовано 17 Март 2011 - 19:24

Очень понравилось! но по-прежнему мало.. просьба- не останавливайтесь! жду продолжения! Возможно, что Администрация заметит и оценит Ваше творчество. Возможно, что появится новая книга в жанре фэнтези.. кто знает.. Это было бы здорово! ведь игры и фильмы по книгам создаются- к этому все привыкли, а наоборот если получится- книга по сюжету игры- уникальный случай. Особенно мне понравилось, что персонажей вы описываете вполне правдоподобно.. и их характер тоже)
  • 0




0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 невидимых